Усть-Каменогорск неизвестный – какое «кольцо» окружает город

Действительно, в каком окружении живёт Усть-Каменогорск и горожане? Речь пойдёт не о природных красотах Горной Ульбинки или уланских степей. Это дальнее окружение. А вот в «ближнем» кругу – кольцо промышленных отходов.

Вот такие терриконы отходов еще недавно окружали город. Фото- А. Мазницина

Миллионы тонн техногенных и прочих отходов! И если о загрязнении воздуха мы говорим практически ежедневно, то тема промышленных отходов, их складирования и влияния на экологическую ситуацию звучит довольно редко. А ведь проблема эта очень серьёзная. Впору уже ставить вопрос так: «Кто кого?». Или город всё-таки когда-то начнёт вытеснять горы отходов, расчищая жизненное пространство для своих жителей, или отходы совсем накроют горожан.

Вопрос
ребром
Из доклада Всемирного банка: «К 2000 году на нескольких участках вдоль окрестностей жилой части Усть-Каменогорска было накоплено более 28 миллионов тонн твердых и жидких отходов. Высокая концентрация горнодобывающих и металлургических предприятий в Усть-Каменогорске и вокруг него в сочетании с несоответствующим контролем загрязнения, сбросы промышленных сточных вод и ненадлежащее хранение (опасных) отходов привели к заражению воздуха, поверхностных и грунтовых вод и почвы. Особую озабоченность вызывают опасные материалы, которыми заражены грунтовые воды и реки в бассейне реки Иртыш». Они представляют серьезную угрозу людям, проживающим и работающим в этом участке и вниз по течению реки Иртыш».
Мы привели данные из доклада Всемирного банка по реализации проекта «Восстановление окружающей среды Усть-Каменогорска», который стартовал в 2008 году. Его стоимость почти 70 миллионов долларов: 24,3 миллиона — кредит Международного банка реконструкции и развития, 45,4 миллиона — средства республиканского бюджета.
Главной целью проекта является предотвращение загрязнения подземных вод, миграции шлейфа токсичных отходов в сторону жилых районов, источников питьевого водоснабжения в городе и реки Иртыш. Ведь накопленное «богатство» в виде хвостохранилищ и золоотвалов, коммунальных отходов способствуют общему загрязнению грунтовых вод в Усть-Каменогорске.
— В своё время Постановлением правительства было выбрано пять приоритетных источников загрязнения подземных вод, — рассказывает технический консультант проекта, экс-аким Усть-Каменогорска Юрий Кудинов. — Это отвал №6 бывшего Свинцово-цинкового комбината, отвал Опытного свинцового завода, шламонакопитель конденсаторного завода, шламонакопитель №1 ТМК и отвал №6 УМЗ.
Нужно отметить, что благодаря совместным усилиям ЕБРР и правительства Казахстана большая часть промышленных свалок была ликвидирована. Так, государственная комиссия приняла в эксплуатацию первые три объекта и одобрила проведенные работы.
— На терриконе бывшего СЦК лежало почти 500 тысяч тонн промышленных отходов, плюс столько же отвалов было на Опытном свинцовом заводе, которые за много лет накопились, и всё это лежало открыто, вымывалось дождями и попадало в поверхностные источники воды, а в конечном итоге — в реку Иртыш, — говорит Юрий Анатольевич.
Могильник радиоактивных отходов УМЗ на хвостохранилище завода
Фото — Пресс служба АО УМЗА


Сейчас эта экологическая проблема больше не тревожит местных жителей, но существует другая — завершение рекультивации на отвале №6 УМЗ и №1 ТМК. По сообщениям городских СМИ, эти работы должны были выполнить ещё в прошлом году, однако на дворе 2016 год и два ключевых объекта так и лежат себе нетронутыми.
— Сейчас работаем над отвалом ТМК и проектом по рекультивации отвала УМЗ. В ходе работы по ТМК у нас случилось несчастье — 13 августа наш транспорт, участвующий в работах, попал в аварию, — пояснил Юрий Анатольевич. — Если бы не это дорожно-транспортное происшествие, мы завершили бы проект. В настоящее время руководством «УК ТМК» приостановлены работы.
По УМЗ сложно сказать, будет ли вообще финансирование в этом году. По отвалу №6 УМЗ кипят страсти, что он, якобы, является основным загрязнителем подземных вод питьевого значения. Здесь нужно более детально разобраться. Все радионуклиды очень медленно мигрируют. Для того, чтобы гамма-излучение переносить каким-нибудь образом, его нужно «наездить», перенести в другое место с помощью чего-либо. Кусочки металлов, что-то другое необходимо для этого. Поэтому говорить о том, что мы имеем перед собой радиоактивное заражение подземных источников — не совсем корректно.
Вредность от других отвалов техногенной нагрузки (имеется в виду то, что просачивается в почву) более значительная. Тем не менее, отвал №6 попал в программу, и с ним надо работать, изолировать его, поскольку проект есть и прошёл экспертизу.
Добавим, что руководство титано-магниевого комбината так и не удосужилось ответить на наш запрос. Прошло уже более двух месяцев. На наш повторный запрос работники ТМК пояснили, что факс от 14 июля(!) там почему-то не получали. И нам пришлось везти письмо лично, на другой конец города, как будто нет и в помине современных средств связи, и вручить его под роспись на проходной комбината сотруднику канцелярии. Однако и после этого дать ответ нам не спешат. По телефону сотрудник ТМК рассказал, что ответ проходит экспертизу юридического отдела: какие сведения можно дать в печать, а какие составляют коммерческую и иную тайну. Вот такой ореол таинственности! Может быть, эта публикация подвигнет их на разъяснения. Ситуацию с хранилищами отходов и отвалами ТМК мы поясним чуть позднее, как только получим долгожданный ответ от руководства этого предприятия.

Состояние подземных
вод улучшается
Надо признать, что и состояние подземных вод, и в целом экологическое состояние города по сравнению с 2008-м годом, когда прозвучал доклад Всемирного банка, и, тем более, по сравнению с 2000-м годом, которым оперируют авторы этого доклада, улучшается. МБРР с помощью компании «Сайпем» (Италия) был проведен анализ годовых программ мониторинга подземных вод. По результатам уникального исследования выяснилось, что полная очистка подземных вод по имеющимся технологиям будет достигнута через 60-100 лет.
Согласно исследованиям, миграция загрязняющих веществ в сторону рек Иртыш и Ульба в настоящее время стабилизирована.
В рамках реализации экологического проекта лаборатории Усть-Каменогорска, а именно: ГКП «Өскемен Водоканал», Департамент экологии, «ВКО центр гидрометеорологии» и «ВКО санитарно-эпидемиологической экспертизы» оснащены современным контрольно-измерительным оборудованием для определения всех солей тяжёлых металлов, включая ПХБ (полихлорированные бифенилы) и других вредных веществ, загрязняющих воду и почву.
Более того, ГКП «Өскемен Водоканал» было закуплено оборудование по обнаружению утечек в системе водоснабжения и телеметрическое оборудование. Вышеназванные лаборатории, благодаря закупленному оборудованию проводят ежедневный мониторинг воды, почвы и воздуха и тем самым, оказывают большую поддержку в мониторинге за экологическим состоянием областного центра.
Вернёмся к кольцу полигонов, отвалов и других хранилищ промышленных отходов вокруг города. Это кольцо пока еще очень жестко стиснуло дыхательные пути Усть-Каменогорска, пока еще держит город железной хваткой. Этакий своеобразный «пояс верности», верности репутации Усть-Каменогорска, как одного из самых загрязненных городов, и не только Казахстана.

Хвостовое хозяйство УМЗ
Про хвостовое хозяйство наша газета уже писала в №6 (323) от 17 марта 2016 года в материале «Радиоактивный могильник в черте города». Опишем вкратце. Накануне общественных слушаний, мы обнаружили на официальном сайте завода, весьма ценную информацию о том, что на участке хвостового хозяйства не всё так радужно.
«Содержание загрязняющих веществ в подземных водах фоновой скважины №1 в 2014 году изменилось в сравнении с предыдущим годом, следующим образом: произошло увеличение содержания сухого остатка в 1,2 раза; аммония солевого в 1,3 раза; бериллия в 4,3 раза; нитратов в 1,1 раза; стронция в 1,1 раза; сульфатов в 1,1 раза; ОАА (общей альфа-активности) в 1,3 раза. Результаты анализов показывают высокий уровень загрязнения вредными химическими веществами подземных вод УХХ АО «УМЗ». Загрязнение обусловлено наличием фильтрационных потерь из накопителей жидких и твердых отходов, которые за десятилетия эксплуатации привели к накоплению в подземных горизонтах загрязненных подземных вод».
В связи с этим, мы адресовали руководству УМЗ ряд вопросов, в том числе будет ли осуществлён вывоз радиоактивных отходов, которые «украшают» город, например, на территорию бывшего Семипалатинского полигона, что способствовало бы улучшению и эффективности проводимой экологической политики.
На что мы получили сухой ответ: «В ближайшее время АО «УМЗ» не видит целесообразности строить на территории Семипалатинского ядерного полигона какие-либо объекты для захоронения отходов производственной деятельности УМЗ, поскольку подобные объекты уже существуют на территории участка «Хвостовое хозяйство АО «УМЗ».
Хранилище мышьяксодержащих отходов «Казцинка» в 150 км от Усть-Каменогорска на территории бывшего ядерного полигона

В Департаменте экологии по ВКО пояснили, что при проектировании новых полигонов, будут рассматриваться все возможные варианты, предусматривающие уменьшение влияния этих отходов на окружающую среду, в том числе и варианты размещения полигонов вдали от города и на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона. Это относится и к хранилищам УМЗ.
Исходя из этого, можно констатировать, что одно из ведущих предприятий города не хочет сделать шаг в сторону положительных сдвигов в экологической ситуации областного центра. Есть масса вариантов, как обезопасить столь небезопасный вариант складирования отходов. Было бы желание, как говорится.
Хорошим примером может послужить опыт захоронения мышьяксодержащих отходов Усть-Каменогорского металлургического комплекса (УК МК) ТОО «Казцинк» на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона.
— Это была не только добрая воля компании, но и следование нашему принципу высокой социальной и экологической ответственности предприятия, — говорит заместитель начальника службы по безопасности, охране труда и экологии УК МК ТОО «Казцинк» Вадим Кушнарёв. — Мы изучали весь имеющийся мировой опыт, но, пока, к сожалению, в мире нет технологий переработки мышьяксодержащих отходов. Только в США используют 300 килограммов мышьяка в год для деревообрабатывающей промышленности. Это капля в мировом объёме таких отходов. Только на УК МК в год получается 15 000 тонн мышьяксодержащих отходов. Поэтому выход здесь только один — максимальное обезвреживание этих отходов и их безопасное хранение.
Предприятием в создание хранилища отходов на территории бывшего ядерного полигона было вложено более 2 миллиардов тенге, построена вся инфраструктура, железнодорожная ветка, автомобильная дорога. И это только первая очередь хранилища. Немалые средства расходуются на транспортировку отходов. Но в «Казцинке» пошли на эти затраты, и закрыли вопрос о мышьяксодержащих отходах. Этой проблемы в областном центре больше нет. Прежнее хранилище подвергнуто рекультивации и находится под постоянным наблюдением.
Но, к сожалению, не все предприятия – загрязнители выражают желание последовать этому примеру. Владельцы этих предприятий, в том числе и национальная компания «Казатомпром» (владелец УМЗ) не хотят тратить столь огромные средства для улучшения экологии города и всего региона. Рычагов давления на них нет, а добрая воля и ответственность, как у руководства «Казцинка», видимо, проявится не скоро.

Усть-Каменогорск — промышленная свалка?
— В городе Усть-Каменогорске и на его окраинах расположены объекты размещения отходов, а также сооружения для хранения техногенных минеральных образований следующих предприятий: АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат», АО «AES Усть-Каменогорская ТЭЦ», ТОО «Оскеменспецкоммунтранс», ГКП «Өскемен Водоканал», «Усть-Каменогорский металлургический комплекс ТОО «Казцинк», АО «Ульбинский металлургический завод», — сообщает руководитель Департамента экологии по ВКО Дмитрий Кавригин. — Для предупреждения негативного воздействия на окружающую среду места размещения отходов оборудованы системами мониторинга атмосферных выбросов, состояния подземных и поверхностных вод.
В настоящее время влияние полигонов опасных отходов на атмосферный воздух, состояние поверхностных вод, подземных вод, почвенный покров оценивается как допустимое для последующей эксплуатации этих полигонов на период, предусмотренный проектной документацией их строительства.
Усть-Каменогорск действительно зона экологического бедствия, хотя и не имеет официально такого статуса. Одно лишь перечисление полигонов и отвалов уже приводит к этой мысли. Экологи оценивают влияние хранилищ промышленных отходов как допустимое. Заметим, что руководитель экологического ведомства не говорит о том, что это влияние совершенно не ощущается, или, что оно минимальное. Оно допустимо, т.е. разрешено самими же экологическими органами. А завтра может стать неодопустимым. Чтобы этого не случилось, по нашему мнению, необходимо продолжить хорошую практику с вывозом и последующим захоронением радиоактивных и прочих отходов в отдалении от города, как это начали претворять в жизнь в ТОО «Казцинк». Только государство должно более настойчиво побуждать загрязнителей провести генеральную уборку в городе и его окрестностях.
Если вернуться к нашумевшему Банку ядерного топлива, когда, напротив, со всего мира к нам привезут на хранение низкообогащенный уран, то и сами руководители проекта подчёркивают, что для Казахстана — это просто имидж и ничего больше, ведь экономической привлекательности в этом нет.
Напомним, что более подробно о БЯТ мы писали в №7 (324) от 7 апреля 2016 года в материале «Банк ядерного топлива — это почти курорт!».
Так, несколько лет назад, когда шли только разговоры о БЯТ, инициативная группа во главе с Леонидом Карташевым и активистами обкома КНПК собрала около 3000 подписей против создания в Усть-Каменогорске банка ядерного топлива.
Несмотря на то, что немалая часть населения Усть-Каменогорска высказалась крайне негативно об этом проекте, строительство здания для размещения банка низкообогащенного урана МАГАТЭ начато совсем недавно. Более того, его планируют завершить к 2017 году.

Откуда уголёк?
Богатое месторождение угля Каражыра было открыто в 1967 году, но разрабатывать его начали только в 90-х годах прошлого века, практически сразу после закрытия Семипалатинского ядерного полигона, на котором и находятся запасы угля. Примечательно, что месторождение Каражыра находится в непосредственной близости от площадки Балапан, на которой десятилетиями производились испытания ядерного оружия. Поэтому вопрос о безопасности данного угля ставится под сомнение.
Более подробно об этом написано на сайте Комитета геологии и недропользования Министерства по инвестициям и развитию РК:
«Дополнительное изучение углей месторождения со специальным количественным определением в золе скандия и таллия полностью подтвердили прежние данные об их высоких концентрациях.
На значительной площади распространения угольных пластов концентрации рассматриваемых элементов достаточно постоянные. К этим же участкам приурочены повышенные концентрации бериллия (10-50 г/т золы), меди (100-300 г/т золы) и других элементов».
О низком качестве угля, его высокой зольности говорят и сами специалисты угольного разреза. Причем, не где-нибудь, а со страниц областной официальной газеты «Рудный Алтай». На все эти недостатки они выдвигают единственный контраргумент – относительную дешевизну угля, добываемого открытым способом.
К чему мы обо всём этом пишем? Да к тому, что руководство УК ТЭЦ утверждает, что уголь с месторождения Каражыра вовсе не обладает высокой зольностью и даже сравнивают наш уголь с заокеанским топливом.
Вопрос газеты «Flash!»: Уголь с месторождения Каражыра обладает высокой зольностью? Что делается для того, чтобы доводить уголь до необходимых кондиций? Планируется ли на УК ТЭЦ перейти на другой, более экологически чистый и продуктивный уголь?
— ТОО «AES Усть-Каменогорская ТЭЦ» для производства тепловой и электрической энергии используются угли месторождений Каражыра и Шоптыкольское (Майкубенский бассейн). Оба вида угля, поставляемые на УК ТЭЦ, являются низкозольными (13-16 процентов) и низкосернистыми (0,35-0,45%).
Для сравнения ТЭЦы Астаны, Алматы, Екибастуза, Павлодара используют уголь с зольностью 35-40%, содержанием серы — 0,4- 0,8%. ТЭСы Караганды работают на угле зольностью 10-23%, сернистостью 0,3-1,5%. К примеру, для сравнения, в странах Европейского союза и США используют уголь с зольностью 35-40% и содержанием серы более 2%.
ТОО «AES Усть-Каменогорская ТЭЦ» выполнила реконструкцию основного оборудования для сжигания углей вышеназванных месторождений согласно проектам, соответственно переходить на сжигание иного вида угля не планируется, — ответил редакции генеральный директор ТОО «АES «УК ТЭЦ» Георги Илчовски.
Выходит, что «чёрное золото» наносит минимальный вред окружающей среде. И наш уголь, добываемый на ядерном полигоне, хоть завтра начинай поставлять в Европу и США! А то ведь там бедные европейцы и американцы задыхаются от местных углей, во много раз хуже каражыринского! Но, по вышеперечисленным сведениям экспертов получается, что этот уголь не такой уж безобидный. А использовать другой уголь финансово невыгодно.
Несмотря на то, что руководство УК ТЭЦ заверяет нас в низкой зольности угля месторождения Каражыра, очевиден такой факт — свободного места для складирования золы на действующем золотовале №3 ТЭЦ остаётся все меньше. Как нам сообщили, ёмкости этого золоотвала хватит до 2019 года. А запущен в эксплуатацию золоотвал, находящийся в нескольких метрах от поселка Опытное поле и совсем рядом с городским микрорайоном Защита, в 2004 году. Напомним, что возведение этого золоотвала вызвало протесты жителей этих районов, но к ним тогда никто не прислушался. А построили золоотвал за бюджетные деньги (150 млн. тенге по ценам 2004 года), хотя американская компания AES должна вроде бы вкладывать инвестиции. Прежние два золоотвала ТЭЦ — №1 и 2 после прихода американцев переданы государству.
А что же будет после 2019 года? Где будут складировать золу? Руководство УК ТЭЦ говорит о разработке проекта нового золоотвала и выборе места для его строительства. Вроде бы намечаются и меры по вторичной переработке золы, но что-то об этом мало слышно. Так, переработкой золы вроде бы заинтересовалась Бухтарминская цементная компания, и ей даже отгрузили 250 тонн. Но на этом, похоже, все и завершилось. Значит, вокруг города появится еще один объект «кольца» — новый золоотвал.
Отметим, что проект «Восстановление окружающей среды Усть-Каменогорска», который по бумагам должен быть завершенным до конца 2012 года, так и не подошёл к своему финалу. Прошло уже четыре года, да, сделано немало, но вот незадача — застопорилась рекультивация на отвале №6 УМЗ и №1 ТМК, которые тоже обещали закончить в конце прошлого года. Почему так трудно и мучительно долго мы идём к тому, чтобы сделать наш многострадальный город чище?
Каково будущее Усть-Каменогорска — одного из самых развитых промышленных областных центров Казахстана? Это зависит как от чиновников всех мастей, так и от самих устькаменогорцев. Оставим ли мы что-то хорошее своим детям, внукам, правнукам или стремление к толстому кошельку всё пересилит?
Нам обещают с высоких трибун, что воздух в областном центре с каждым годом будет чище и чище. Так почему тогда около пяти миллиардов тенге, которые выплачивают промпредприятия за эмиссию в окружающую среду, идут в Астану, а не на решение экологических проблем нашего региона? До каких пор устькаменогорцев будут «травить» всей таблицей Менделеева? Почему до сих пор никто не знает точного числа всех производств — дымящих и отравляющих воздух, почву, воду? И когда, наконец, начнёт размыкаться кольцо блокады полигонов промышленных отходов вокруг нашего многострадального города? Вопрос остаётся открытым.
Анжелика Бакирова

  • 0
  • 10 октября 2016, 20:41
  • Flash

Комментарии (1)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.