Декриминализация идет

Уже назрел вопрос декриминализации некоторых преступлений, среди которых одно из ведущих мест занимают кражи. Только вот изучение данного вопроса показывает, что декриминализация не принесет ничего хорошего. Впрочем, чего еще можно ожидать в наше время?
Но, почему же такой пессимистический настрой? Ведь колонии переполнены. На содержание заключенных тратятся огромные бюджетные средства и так далее. Давайте рассмотрим возможную ситуацию, на которую делают упор правозащитники и политики, и предполагаемый результат:
Допустим, баба Маша печет пироги и продает их по отделам магазинчика «Дунькина радость». И, в эту субботу у нее с лотка крадут пять пирожков, стоимостью по 25 тенге, на общую сумму 125 тенге. Вора находят. Им оказывается 16-летний подросток, которого не кормит мать. Он ходит голодный, оборванный, и от крайних обстоятельств крадет эти злосчастные пирожки, чтобы утолить голод. К тому же оказывается, что он уже был судим условно за кражу шоколадки. Теперь его судят за мучные изделия и отправляют в колонию для несовершеннолетних.
«Как можно!», – возмущаются правозащитники. – «За шоколадку и пирожки? В колонию?» А потом пошли лозунги: «Декриминализировать статью о кражах!» И все задействовались в мозговом штурме о декриминализации, озабоченные даже не тем, чем занимались раньше – наказанием как следствием преступления, а видоизменением и, можно сказать, даже искоренением этого следствия, как такового! Если, конечно, вовремя не возьмутся за голову, и не начнут разумные изменения!
Но, не обвиняйте нас в бездушии! Как раз наоборот, посмотрите на эту ситуацию с точки зрения бабы Маши. Она получает минимальную пенсию, чтобы хоть чуть-чуть заработать печет пирожки, а вырученные от продажи деньги идут на выплату различных коммунальных услуг и на муку для следующей партии товара. И вот этих 125 тенге ей теперь взять неоткуда!
«Так, если пацана посадят за решетку, то он все равно не возместит бабе Маше причиненный вред!», – вопят правозащитники. – «Поэтому не лучше ли его не сажать?!»
Нет, не лучше! И вот почему: считается, что если декриминализировать кражи, то это означает просто «спустить поводок». И начнется массовый разбор по кирпичам дачных домиков, массовые кражи мобильников и автозапчастей, карманные и прочие кражи. Все это и без того захлестнуло нас по горло. Только теперь уже никто и отвечать за содеянное всерьез не будет! Что такое административная ответственность по сравнению с уголовной? «Раздуем» арестные дома и будем регистрировать рецидив за рецидивом, которые и рецидивом-то считаться не будут? Гражданский же иск предъявить будет некому, так как кражи совершают в основном бомжи и прочий не владеющий имуществом контингент, который если бы был в состоянии что-то возместить, то и не крал бы, а жил на эти средства. А потому этот же подросток, облюбовавший вкусные пирожки бабы Маши, будет совершать кражи за кражами без конца и сам, и с дружками, пока отчаявшаяся баба Маша не прекратит их печь вовсе!
Поэтому государству было бы лучше подумать не о том, чтобы декриминализировать преступления, а о том, как обеспечить подростка вниманием и заботой и накормить его. Тогда и сажать никого не придется. Одновременно нужно ужесточить ответственность, увеличив сроки наказания до 50 и больше лет, в зависимости от категории преступления, чтобы снизился процент рецидивной преступности.
Хотя, нам думается, государству это не выгодно. С одной стороны придется всех преступников десятками лет кормить, поить и одевать. С другой – не выгодно обеспечивать беспризорника, у которого есть, хоть и неблагополучные, но папа и мама. С третьей стороны – не выгодны государству и «криминализированные» кражи, так как они портят картину благополучия Республики в глазах мировой общественности, куда могут не захотеть вкладывать средства инвесторы. Ведь по статистике, только за 8 месяцев 2010 года только в одном Усть-Каменогорске совершено 2532 кражи (а вдруг все инвестиции уйдут в никуда?). Но и не выгодно полностью покончить с криминалом, ужесточив ответственность, так как за счет криминала «живут» силовики, адвокатура, надзорные инстанции и судебная система. Не будь криминала, чем эта армия займется?
Поэтому, из всех зол выбрали нечто среднее. Преступность, конечно, сразу резко пойдет на убыль. Баба Маша, по привычке еще будет ходить к участковому и в криминальную полицию, и с жалобами на полицейских, которые в глазах населения будут всегда «крайними» из-за того, что не сажают вора, которого посадить уже закон не позволит. А силовики бабе Маше, возможно, предложат обратиться в суд, она заплатит государственную пошлину и государство получит доход. А после суда она же пойдет к судебному исполнителю, который будет взыскивать судебные издержки и причиненный имущественный вред. А он, будь хоть государственный служащий, хоть частный исполнитель, ей скорбно сообщит, что с подростка взыскать не может, так как тот несовершеннолетний, работать его заставить по закону не имеет права, а его родители – их все знают, у них, алкоголиков, есть только квартира, на которую по закону взыскание не распространяется.
А потом введут систему медиации – посредников в досудебных спорах, которые будут наживаться опять же на бабе Маше, беря определенный процент с высуживаемой суммы. Она, конечно, возмутится, но кто она такая в сравнении с государственной машиной, которой, в общем-то, и сегодня сильно нет дела до ее благополучия? А потом вообще попросту ответят: лучше идите по-хорошему, баба Маша, и не мешайте работать!

Алексей БОЖКОВ
  • 0
  • 30 сентября 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.