Зреет пивной бунт

Вот уже полгода, как на расчётный счёт и кассу Усть-Каменогорского пивного завода решением суда наложен арест. В результате деятельность одного из старейших предприятий в регионе практически парализована. Рабочие лишены возможности вовремя получать заработную плату. Их недовольство зреет день ото дня. Достаточно маленькой искры, и они, по их словам, выйдут на митинг, перекроют центральные улицы города. А как ещё обратить внимание властей на происходящее?
Впрочем, местные власти достаточно хорошо знают, что творится на предприятии. Однако, в течение четырех лет фактически ничего не предпринимают. Их отговорка стандартна: мы, дескать, не вмешиваемся во внутренние дела коммерческой фирмы.
Всё началось летом 2007 года. Некая С. купила у бывших работников предприятия около 14% доли в Уставном капитале ТОО «Тамила-плюс» (бывший АО «УК пивзавод»). И, по словам представителей коллектива, сразу же предприняла активные действия, направленные на смену руководства и принудительный выкуп доли участников. Фактически это было настоящее вторжение в тихую, мирную жизнь до того патриархального предприятия. Побывавшие в нашей редакции председатель профкома ТОО «Тамила-плюс» Александра Иванова и инспектор охраны труда Нина Зискович на основании документов поведали немало любопытного о том, как всё начиналось.
— 18 августа 2007 года, основной учредитель товарищества Тамара Гавриловна Карпенко выехала на санаторно-курортное лечение, – говорит А.Иванова.- По странному совпадению, не успела она покинуть город, как к нам на завод заявились сотрудники финансовой полиции и учинили настоящий обыск, изъяли всю бухгалтерскую документацию, компьютеры, учредительные документы. По инициативе С. ими было возбуждено уголовное дело против Т.Карпенко. Заметьте, возбуждено по заявлению лица, которому не был причинён ущерб!
По мнению представителей трудового коллектива сама С. на тот момент не была главным действующим лицом, скорее «ширмой». Похоже, за ней стояли высокопоставленные чины правоохранительных органов. Это, так сказать, рабочая гипотеза. Но зерно истины, думается, в ней есть. По странному совпадению, после отстранения от должности этих чинов натиск на УК пивзавод временно ослаб. И даже на несколько месяцев прекратился. Но потом возобновился вновь, как будто «отстранённые» передали свои полномочия кому-то иному, пока неведомому. До поры. Ну а с осени 2007 года события разворачивались и вовсе умопомрачительно. Имея лишь малую долю, 18 октября 2007 г. новоявленный участник товарищества рассылает извещение о проведении общего собрания с целью выкупа у Т.Карпенко доли в уставном капитале, смещении её с поста генерального директора, и удалении её из числа участников ТОО «Тамила-плюс».
Надо сказать, что Т.Карпенко на пивзаводе проработала 50 лет, поднялась до должности руководителя. В настоящее время является «Почётным гражданином Восточного Казахстана». Видимо, это, а также снятие высоких чинов с должности способствовали прекращению уголовного дела против неё. Однако, провал «блицкрига», молниеносной войны, вовсе не означал прекращения военных действий. Мира не было, и нет до сих пор. Началась длительная осада. Предприятие ввергли в многолетнюю череду судов. Причём, иски в отношении Т.Карпенко и ТОО «Тамила-плюс» подавались по любому мало-мальски надуманному поводу. Именно так характеризуют эти действия работники предприятия.
— За всё это время состоялось порядка 30 решений судов! – вспоминает А.Иванова.
Решением Экономического суда по ВКО от 16 апреля 2010 года наложен арест на имущество и денежные средства ТОО «Тамила-плюс» в размере 117 млн. 735 тыс. тенге исходя из слов С., что именно на такую сумму предприятию якобы нанесён ущерб. Причём, эта цифра не была подкреплена заключением экспертизы. Лишь потом экономическую экспертизу назначил ВК областной суд, после подачи апелляции Тамарой Карпенко. На сегодняшний день ни одного тенге со своего счёта никто на пивзаводе до сих пор снять не может. Под строгим контролем и пивной кран предприятия – его открывают и закрывают под присмотром налоговиков. Их бдительное око каждый день смотрит, чтоб ни одна капля живительной влаги (будь то квас, лимонад, или пиво) не пронеслась мимо кассы. Тем не менее долги по налогам копятся, по многим из них «щёлкает» как на счётчике, пеня. Копятся долги по зарплате рабочим. А ещё надо закупать сырьё в Беларуси, иначе остановится производство, и тогда вообще – крах. Иностранцы же, как известно, предпочитают предоплату. Очевидно, что пивзавод заходит в финансовый тупик. Кроме того, согласно информации Управления ЧС по г. Усть-Каменогорску «на данном предприятии, являющимся химически опасным объектом, для производственных целей используется химическое вещество аммиак в количестве 0,7 тонны, охлаждение которого осуществляется круглосуточно, и в случае прекращения электроснабжения возможен выброс отравляющих веществ в атмосферу города». Между тем, долги за электроэнергию тоже растут…
Эти сведения содержатся в протесте городского прокурора С.Тасщанова. Он тоже категорически не согласен с решением Экономического суда об аресте всех денежных средств ТОО «Тамила-плюс», и подобные действия считает необоснованными. При этом, горпрокурор аргументирует свою позицию п.1 Нормативного Постановления Верховного суда РК за № 2 от 12.01.2009 г. «О принятии обеспечительных мер по гражданским делам», в котором чётко сказано, что «принятые судом обеспечительные меры не должны приводить ответчика (юр.лицо или инд.предпринимателя) к банкротству, нарушению нормальной производственной деятельности, а также не должны способствовать рейдерству (незаконному захвату имущества ответчика)».
Между тем, С. продолжает доказывать, что ей нанесён ущерб. В качестве аргумента она приводит расходы на обновление крыши пивзавода – считает, что старую, прохудившуюся надо было оставить. И на реконструкцию цехов денег не выделять. Ею подсчитаны командировочные расходы и материальная помощь, оказанная рабочим. Заработную плату генерального директора Т.Карпенко (1 млн. 300 тыс. тенге ежемесячно, как указано в исковом заявлении), зарплату её двум дочерям, которые являются заместителями генерального директора (по 500 тысяч тенге) С. считает выведением денежных средств из оборота. И в своём исковом заявлении настаивает на их минимальной зарплате в 15 тысяч тенге. Если отбросить обывательскую зависть к высокой зарплате руководителей и объективно оценить ситуацию – наверняка возникнет вопрос: а для чего ещё создаются частные фирмы, как не для получения дохода? Это не госслужба, где можно ограничивать предел зарплаты. Или мы вернулись к временам командно-административной экономики? Вроде нет – со всех трибун нам вещают о поддержке отечественного предпринимательства, и чуть ли не отеческой заботе о нём. Да и о каких убытках может идти речь, если прибыль пивзавода за 2008 год составила 36 млн. тенге, а за 2009 – 52 миллиона. Доля С. не является контрольной: 14% – всё-таки не 51%. Если даже её финансовых претензии о том, что предприятию нанесён ущерб на 117 млн. 735 тысяч тенге, справедливы, то чисто арифметически она может претендовать на 16,5 млн. тенге. Причем здесь все доходы ТОО «Тамила-плюс» и арестованная касса – не совсем понятно.
И все-таки, какая-то точка в этой затянувшейся войне должна быть поставлена. Ведь заложником ситуации стал трудовой коллектив, а работники здесь явно ни причем. Тамара Карпенко, все же надеется на экономическую экспертизу. И при этом добавляет:
— Нас бы больше устроил независимый квалифицированный аудит. Пусть проверит всю экономику предприятия. Тогда и станет все очевидно…

Сергей ВАСИЛЬЕВ
  • 0
  • 30 сентября 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.