СОВСЕМ НЕ ПРОСТЫЕ ТОВАРИЩЕСТВА

На вопросы газеты отвечает руководитель Агентства правовой информации и журналистских расследований «Витязь» Алексей Божков.


– Дачные массивы располагаются как в самом городе, так и в его окрестностях, а вообще дачники Усть-Каменогорска размахнулись до поселка Глубокое, на полсотни километров по железной дороге в сторону Зыряновска, на землях Уланского района. Это территория небольшого европейского государства. Практически все дачные массивы были образованы и построены еще в советское время. Немногие из дачников задумываются над юридической формой существования и деятельности дачных объединений. И если в советское время это на самом деле было не важно, то теперь, в эпоху рыночных отношений и частной собственности – очень важно. А действительно, Алексей Николаевич, в каких юридических формах ныне действуют дачные объединения?

– В форме юридического лица, либо в форме простого товарищества. Тут надо иметь представление о сути различия данных форм садоводческих обществ. По нормам Гражданского Кодекса субъектами права (то есть лицами, имеющими права и несущими обязанности) являются только физические лица (граждане нашего или иных государств, лица без гражданства) и юридические лица (организация, имеющая на определенных условиях имущество и отвечающее им по своим обязательствам). Не существует такого субъекта права, как простое товарищество.

Садоводческое общество в форме юридического лица руководствуется нормами Гражданского Кодекса, Закона «О потребительском кооперативе» и Закона «О некоммерческих организациях». Простое товарищество руководствуется нормами Гражданского Кодекса.

– Ну, если с потребительскими кооперативами все более или менее понятно, с ними приходится иметь дело большинству жителей многоэтажных домов в виде КСК, то о простых товариществах знают немногие? Что это за объединение и каковы его особенности?

– Однажды в наше агентство обратились несколько человек с просьбой помочь разобраться в деятельности простых товариществ. Мы «копнули» поглубже, и оказалось весьма интересно. Дело в том, что если имеет место юридическое лицо, то его учредительными документами являются Устав и учредительный договор. У простого товарищества такие формы документа не являются учредительными документами. Единственный документ, предусмотренный Гражданским Кодексом – договор о совместной деятельности, поскольку простые товарищества являются ничем иным, как договором лиц (физических или юридических).


Организуются простые товарищества следующим образом. Сначала люди решают объединиться в простое товарищество. Затем пишется договор. Договор заключается не количеством земельных участков, находящихся на территории, а количеством собственников земельных участков. То есть, у каждого участка может быть два, три, десять собственников. Поскольку все они имеют долю в недвижимом имуществе, то и заключать договор должны все, при желании войти в товарищество. После чего участники договора могут назначить одного из участников быть их представителем, и для реализации их прав выдают доверенности. Все денежные взносы Кодексом определены как общая долевая собственность. В связи с чем, доверенности обязательно должны быть нотариальными, согласно статье 167 Гражданского Кодекса. Заметьте, что в Кодексе не говорится, что представление интересов физических лиц доверяется одному или нескольким лицам, и не говорится, что при наличии договора доверенностей может и не быть. Там сказано четко и по существу.

Имущество, входящее в простое товарищество (трансформаторные подстанции, ЛЭП, водопровод, общий забор) не может стоять на балансе товарищества, поскольку товарищество не является юридическим лицом (дорога не может быть собственностью, поскольку нет акта на право частной собственности). Оно может быть только общим долевым. А поскольку физические лица доверяют одному из них ведение общих дел, то и ответственность его вполне солидная: за сохранение общего имущества, за его работоспособность и тому подобное. При этом общее долевое имущество не может числиться за какими-либо юридическими лицами. И не может простое товарищество входить в какие-либо союзы, объединения, поскольку учредителями общественного объединения являются физические лица и (или) юридические лица. Поэтому вхождение простых товариществ, например, в «Союз садоводов» весьма спорно, на мой взгляд. Считаю, что в него должны входить не простые товарищества, а конкретные физические лица по желанию!

Сбор денежных средств законом четко не определен. Хотя Налоговым Кодексом и оговорено, что товарно-денежные отношения фиксируются чеком, здесь нет товарно-денежных отношений, поскольку никто не продает и не покупает. Соответственно, выставление счета не может быть осуществлено в том виде, в каком его все себе представляют – официальный счет с печатью – поскольку не существует такого субъекта права, как договор, и печати у него быть не может.

Оплачивать взносы обязаны только те лица, которые заключили договор, исходя из своей доли в земельном участке. Если участок 10 соток, а собственника 2, причем заключил договор только 1, то оплачивать взносы обязан только 1. И взносы должны быть, соответственно, с площади участка. То есть, в нашем случае, 1 собственник оплачивает с 5 соток. И если за весь земельный участок выходит 1000 тенге в месяц, то законно будет собираться только 500 тенге.

От налогообложения простые товарищества освобождены, поэтому если вам говорят о выплачиваемых налогах – не верьте. Простые товарищества нигде и никакой регистрации не подлежат.

– Да, интересная юридическая форма. Бьюсь об заклад, что ни одно простое товарищество в дачных массивах не оформлено, как положено. Выдать 200-300-500 доверенностей уполномоченному лицу – такую работу непросто провести. Вряд ли дачники дружными толпами пойдут к нотариусу и станут платить деньги за выдачу доверенностей. Идет все потихоньку, выращивают свою картошку да капусту, зачем они нужны – эти доверенности? – так, наверное, подумает 99,9% дачников, прочитавших эту статью. А к каким правовым последствиям может привести такая, по сути, незаконная деятельность простых товариществ?

– Поскольку физические лица объединены договором, то на них также распространяются нормы Гражданского Кодекса Республики Казахстан о договоре. И, согласно этих норм, правоотношения между членами простого товарищества (участниками договора о совместной деятельности) возникают только с момента заключения договора. Если простое товарищество не имеет договора – то не существует и товарищество. Поскольку многие простые товарищества не имеют таких договоров, а существуют на основании Устава, который Гражданским Кодексом определен в качестве учредительного документа юридического лица, а простое товарищество таковым не является, то и этих садоводческих простых товариществ юридически не существует, и вся их деятельность незаконна! Можно сколько угодно спорить о том, что граждане вправе делать то, что не запрещено, но если нет договора с подписями, то и нет правоотношений.

Соответственно, если ответчиком или истцом в суде выступают физические лица, объединенные договором, то их представителем может быть лицо, определенное ими в договоре в качестве их представителя. Хотя и значиться стороной процесса будет простое товарищество, но субъектами права являются только физические лица, соответственно, юридически сторонами они и являются. А их может быть и сто, и тысяча, по количеству участников договора.

Поскольку сторонами идут физические лица, то их представитель вправе представлять их интересы в суде на основании договора. Однако отдельные его полномочия должны быть изложены в нотариальной доверенности, выдаваемой каждым участником договора, поскольку у физических лиц не может быть правления, как управляющего органа (не может же орган управлять самими физическими лицами!), так как правление определено Законом «О потребительском кооперативе», как исполнительный орган именно юридического лица. И к этим полномочиям отнесены подача иска, передоверие, а также право обжалования судебных актов, согласно статье 61 и 62 Гражданского Процессуального Кодекса.

Кстати, я бы отнесся критически также и к понятию «свидетель» в простом товариществе. Дело в том, что все участники договора являются полноправными, и их права с обязанностями одинаковые. И, если идет, к примеру, судебный спор о нарушении чьих-то прав в простом товариществе, то истцом будет один участник договора, а ответчиком либо отдельное физическое лицо – если права нарушило конкретно оно, либо все остальные физические лица – если права нарушены простым товариществом. И как могут быть свидетелями участники договора, если они уже являются ответчиками или истцами?

– Случались ли уже судебные разбирательства по поводу спорных, конфликтных ситуаций в простых товариществах, действующих в дачных массивах? Какие решения принимает суд?

– У многих простых товариществ все в точности «до наоборот», грубейше попираются нормы, непонятно в таком случае для чего написанных законов. Вся их правовая форма больше напоминает правовой винегрет, смешанный из норм о юридическом лице и простом товариществе, что свидетельствует о безграничном правовом невежестве. Представители, не имеющие на руках доверенностей от каждого участника договора, нанимают других представителей, распоряжаясь общим имуществом в нарушение норм гражданского законодательства, подают апелляционные жалобы от их имени, и суд эти жалобы рассматривает и удовлетворяет. Хотя Нурсултан Назарбаев, Президент Республики Казахстан, на одном из съездов судей сказал: «Суды должны руководствоваться Законом».

Некоторые действующие в Усть-Каменогорске простые дачные товарищества действуют на основании договора, не имеющего даты составления, и подписанного не всеми владельцами земельных участков. Тем не менее, даже лица, не подписавшие договор, мы подозреваем, платят ежемесячные взносы. «Неотъемлемой частью договора» у них является Устав. Вот скажите, как учредительный документ юридического лица может быть неотъемлемой частью договора? И непонятно – с какого периода времени возникли правоотношения! Может быть, они возникли вчера, а может быть в 1995 году – установить невозможно, поскольку, как уже сказано, свидетелей может и не быть, ведь каждый участник договора является ответчиком, либо истцом.

Представитель сотни физических лиц представляет в суд доверенности, выданные правлением. И нанимает адвоката на основании пункта договора или устава о том, что вправе заключать договоры в «интересах простого товарищества»! Но, мне не понятно, как можно обладать правом заключать договоры «в интересах» несуществующего субъекта права! Ведь нет такого субъекта права, как договор! Невозможно заключать договор в интересах договора, как утверждает суд!!! Разве договоры должны заключаться не в интересах «таких-то» физических лиц, указанных в договоре, чтобы именно эти лица получали коммунальные блага и прочие услуги, и чтобы именно эти физические лица оплачивали коммунальные счета непосредственно поставщику энергии? Разве допустимо действовать без доверенности от этого самого физического лица?

Но, суды на эту норму договора ссылаются, будто перед ними юридическое лицо. Причем ссылаются настолько безапелляционно, как будто договор имеет силу нормативно-правового акта, а не силу доказательств возникших правоотношений! Зададим им вопрос: покажите, господа судьи, норму Закона, позволяющую выдавать доверенности на представление интересов в суде не от имени физического лица самим физическим лицом, как субъектом права, а от имени договора, на основании самого договора?


Мало того, в моей практике был такой случай: у дачного участка, находящегося в частной собственности, два собственника – Алексей и Дмитрий. Оба они получили землю в наследство от умершего отца, который не заключал договор о совместной деятельности. Но, воду и электричество потреблял при жизни и их оплачивал. Затем, ему отключили в 2004 году электричество, поскольку идут серьезные дачные кражи, и есть риск хищения электросчетчика. Он умирает, но Дмитрий (а точнее его законный представитель) до 2010 года потребляет воду, пока не оказался похищенным центральный насос товарищества. Товарищество подключается к центральному городскому водопроводу, что требует наличия счетчика. И Дмитрий от воды отказывается. Но, долгов за водоснабжение не имеет, даже переплатив товариществу, поскольку оплатил и потери в электросетях, которыми не пользовался 2 года. А Алексей все эти годы дачей не занимается, и ничего не оплачивал.

Кстати, по вступлении в наследство они договор также не заключают. Дорогой они также не пользуются, имея выход на другую улицу, а услугами сторожа не пользуются, поскольку поставили «глухой» забор со всех сторон. Поэтому отказываются платить «за воздух». Тем не менее, «председатель» товарищества привлекает несколько человек, составляет акт, в котором практически обвиняет наследодателя в кражах электричества (мол, поэтому электричество отключено), а Алексея в том, что он не писал заявление о выходе из товарищества, и, значит, является его членом. Хотя по закону, никакого заявления писать не требуется, поскольку и договор-то не заключался. А в письме указывает сумму, подлежащую оплате. Алексей, естественно, считает, что его права нарушены, поскольку в отношении него был составлен акт, информация которого была сообщена остальным лицам, подписавшим этот акт. Сумму долга в письме он считает незаконной, поскольку не является членом товарищества. Но, суд акт считает не имеющим юридической силы, а выставленный счет в письме считает не счетом, а информацией, и в удовлетворении иска о признании этих документов незаконными – отказывает.

В дальнейшем, «председатель», нанявший адвоката, не имея надлежаще оформленных доверенностей от сотни физических лиц, подает апелляционную жалобу, и суд его жалобу удовлетворяет. Что пишет в своем постановлении судья апелляционной коллегии С. Кумарова? Устно потребовав от Алексея прекратить правовой ликбез в суде, она пишет, что из материалов дела усматривается, что его отец «являлся членом садоводческого товарищества». «При этом наследник… будучи собственником земельного участка, не поставил в известность председателя… о смене собственника, не написал заявление о приеме или выходе из членов садоводческого товарищества, вследствие чего и образовалась задолженность». Тем самым судья Кумарова сама подчеркнула, что имеет место не доверенное лицо физических лиц, а «председатель» – лицо, определенное Законом «О потребительском кооперативе» как исполнительный орган юридического лица. И не отмечает судья: почему Алексей должен кого-то уведомлять о чем-то, если правоотношения, вследствие не заключенного договора его отцом, не возникали изначально? Она также пишет, что оплата производилась, но не вдается в подробности, что производилась за потребляемые блага третьим лицом, которые представитель товарищей обязан был «отрубить», пока договор не заключен, чего не сделал, либо, пользуясь юридической неграмотностью лица, либо сам, являясь юридически неграмотным.

И вот вопрос: если признать «не имеющим юридической силы» счет по долгам незаконным нельзя, то все их счета не имеют юридической силы? Тогда скажите: на каком основании простые товарищества взыщут долги, если не могут должным образом выставить счет? И должны ли вносить взносы физические лица, которым счет не предъявлен?

Суд кассационной инстанции, в составе председательствующего Е. Козлова, судей Р. Куанышбаевой и М. Токушевой (заранее приносим извинения тем из них, кто имеет особое мнение), «нашел» доказательства, которых в деле не было! Читаем: «Относительно доводов о том, что истец не является плательщиком членских взносов и не имеет перед ПТС никаких обязательств, коллегия приходит к следующему. В материалах дела имеются квитанции, датированные 2006 – 2010 г.г., согласно которым истец оплачивал членские и целевые взносы после смерти отца. В соответствии с пунктом 2 Устава ПСТ, в случае смерти члена товарищества, допускается принятие в членство его наследников, что не противоречит закону. По мнению коллегии, истец своими вышеуказанными действиями выразил свое желание о вступлении в членство, и как член ПСТ… исполнял обязательства по оплате взносов». А теперь поясняем: оплату производил Дмитрий, посредством своего представителя, в суде не участвовавший. Истцом же является Алексей, который никогда оплату не производил, и никаких квитанций отродясь не имевший. Откуда суд взял квитанции от имени истца?

Кстати, кассационная инстанция также ссылается на заключенные простым товариществом договоры с коммунальщиками – мол, это также доказывает законность деятельности. Будто это не коммунальщик, а Конституционный Совет или еще какая Высшая инстанция! Однако заметим, компании заинтересованы в получении прибыли, и им безразличны нюансы деятельности простых товариществ. А вот как они будут действовать, если надо будет подать в суд о взыскании денежных средств с товарищества, а БИНа у простого товарищества нет, имущество только у физических лиц, а распоряжается деньгами доверенное лицо, не имеющее доверенностей? Каково будет принудительное исполнение решений судов? Кто-нибудь об этом подумал?

– Да, очень запутанно все в том случае, если простое товарищество не оформлено надлежащим образом. Что же можно посоветовать, порекомендовать дачникам, чтобы деятельность их объединений обрела законную форму, чтобы можно было избежать спорных ситуаций? Или пусть все идет так, как есть, учитывая, что большинство дачников – огородников, это, все-таки, пожилые люди?

Мы видим из деятельности простых товариществ, что людям более приемлема форма юридического лица, то есть потребительского кооператива. Однако они сами влезают в «дебри» простых товариществ, не представляя совершенно их правовой основы, создавая себе проблемы. А ведь по нарушенным обязательствам именно участники договора отвечают, а не простое товарищество! Завтра случится что-либо на территории простого товарищества – возмещать вред будут все, вскладчину. И «отвертеться» не получится. Это нужно помнить, и, если вы создаете правление, у вас есть председатель, то, значит, изначально создавайте юридическое лицо, отвечающее по обязательствам, а не неведомо что!

– Могут ли желающие дачники обратиться к Вам в Агентство «Витязь» за консультацией и помощью?

– В любое время. Прием ведется по предварительной записи по телефону в редакции газеты «FLASH!»

  • 0
  • 30 июля 2014, 11:41
  • Flash

Комментарии (2)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.