ПЛАНЕТА АБАЯ

В прошлом году Россия познала Абая – великого казахского мыслителя, писателя, философа, гуманиста, просветителя. Познала благодаря протестной акции на Чистопрудном бульваре. Началось все с того, что Навальный – известный российский политик и блогер, обратился в социальных сетях с призывом ко всем «несогласным» собраться возле памятника «какому-то казаху». Акция и получила название «Оккупай Абай».


Позднее Навальный, когда узнал, кто такой «этот казах», принес свои извинения казахскому народу. А «несогласные» зачастую проводили время у памятника за чтением «Слов назидания» Абая, и с удивлением делали для себя открытие – а ведь толковые мысли писал этот Абай. Прямо в точку, как будто про сегодняшний день!

А что знаем об Абае мы, жители Казахстана? Лично у меня почти стопроцентная уверенность, что знания наши весьма поверхностны. Ситуация с Абаем сегодня напоминает мне ситуацию с классиками марксизма-ленинизма в Советском Союзе. Везде стояли памятники Марксу, Энгельсу, Ленину, в кабинетах партийных боссов пылились тома их сочинений. Но эти книги никто из них и в руки не брал. В лучшем случае знали пару цитат. И сегодня повсюду памятники Абаю, в чиновничьих кабинетах можно увидеть книги Абая в хороших переплетах. Но вникает хоть кто-то в наследие Абая? А многие ли бывали на его родине?


Эти вопросы и позвали в дорогу. Конечно, путь лежал в Абайский район – один из самых крупных районов Восточно-Казахстанской области по территории, и самый малочисленный по населению (проживает там всего 16 тыс. человек). Дорога от Семея до Караула – районного центра, так и называется – «Абай жолы», путь Абая, как знаменитый роман Мухтара Ауэзова.

Величие и простота

В такой местности можно в натуре, без декораций, снимать фильм о Марсе. Пейзаж чисто марсианский, знакомый по научно-фантастическим фильмам об этой планете. Абсолютно ровная, безжизненная степь. Никакой растительности, кроме жиденькой травки, да камни. И полное отсутствие признаков жизни. Ни людей, ни животных. И так десятки километров. А в качестве естественной декорации марсианских впадин можно использовать ямы на дороге. Тот, кто говорит о плохих дорогах, тот, наверное, никогда не ездил в Абайский район. Возвращались мы по дороге от Саржала до Семея. Там ямы таких размеров, что действительно побольше иных впадин на Марсе, или земных кратеров от ударов астероида. В конце концов, водителям видимо все это надоело, и они открыли свою, параллельную дорогу, накатав проселок рядом. Поворачиваешь на него, и скорость увеличивается в два – три раза, да и езда значительно комфортнее, не нужно выделывать пируэты, объезжая ямы. А вообще преодолеть такой путь – это настоящий подвиг для водителя.


В райцентр дорога чуть лучше. Сам поселок Караул поражает чистотой. Мемориал Жидебай – Борили расположен в 11 километрах от районного центра. По дороге к мемориалу на фоне степного пейзажа в нескольких десятках километров виднеются горы. Это хребет Шынгыстау. Предание говорит, что именно в этих местах великий монгольский правитель Шынгыс и получил титул хана, а горы – свое название в связи с этим событием.

Мемориал виден издалека. По замыслу архитектора, он должен напоминать степной корабль. И действительно, эта ассоциация сразу приходит в голову, настолько величественно возвышается строение в степном пространстве. Белый, огромный корабль. Белый цвет – символ чистоты.

Вокруг мемориала – никого. Пустынно и на его территории, куда можно попасть, просто развязав веревочку на воротах. Эта пустынность посреди пустыни придает какой-то особый смысл. Только степной ветер беспокоит нас. Сильный, но не злой ветер, хорошо продувающий и прочищающий мозги.

Мемориал еще не доведен до своего завершения. Посетители выходят в амфитеатр. По задумке, он должен быть закрыт стеклянным куполом, но купола нет. Здесь, в амфитеатре, могут проходить различные мероприятия, те же Абаевские чтения. А под ним должна расположиться подземная библиотека, которой тоже пока нет. На сегодняшний день мемориал – это два величественных минарета, в которых находятся захоронения. В правом минарете похоронены Абай и его брат Оспан, а в левом – Шакарим Кудайбердиев и его сын Ахат. Два писателя и мыслителя не зря покоятся в одном мемориале. Абай был не только дядей Шакарима, но и его духовным наставником.

Сами захоронения очень просты. Только могильные камни со скромными надписями. Прохладно, тихо. Стоят скамейки, можно посидеть, подумать о вечном.

Буквально в сотне метров от мемориала – скромное, но очень оригинальное по архитектурному воплощению захоронение матери Абая – Улжан, и бабушки Зере. Здесь же похоронен и Кудайберди – старший брат Абая, отец Шакарима.

С высоты мемориала открывается картина бескрайней казахской степи. Чуть поодаль виднеется небольшой дом. Это дом-музей Абая. Нас встречает женщина-экскурсовод и увлеченно рассказывает о жизни и быте великого человека.

Дом – музей образован в 1973 году. Он реконструирован из реального дома Абая. Он сохранился благодаря капитальной постройке. Абай строил свое зимнее жилище очень основательно, и по самым современным технологиям конца XIX века. Летом все семейство находилось на жайляу, располагавшемся примерно в ста километрах. Зимнюю стужу Абай переживал в теплом и уютном доме. В каждой комнате – печь, причем, или немецкая, или голландская. Все продумано до мелочей, но в то же время все просто. Особый интерес вызывает кабинет Абая. Письменный стол, книжный шкаф – секретер, стул, скамейка – все подлинное. По библиотеке сразу понятно, что здесь творил мыслитель, пытавшийся найти ответы на самые глубинные вопросы нашего бытия. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона, книги на арабском языке, русская классика. Такой же подбор книг и на рабочем столе. Вот здесь он думал, писал, смотрел на вдохновлявший его пейзаж в окне. Абай знал пять языков.


Особые слова нужно сказать о работниках дома-музея. Эти несколько женщин сохраняют великое наследие. Они подвижники в самом высоком смысле этого слова, живут творчеством Абая.

В музей приехали школьники. Подошел автобус с туристами из Индии. Народная тропа к Абаю пока еще не стала широкой столбовой дорогой, но не зарастает. Нужно думать об инфраструктуре. На сегодняшний день этот вопрос в зачаточном состоянии. Из всей инфраструктуры – частная асхана в маленьком приземистом домике с рукомойником у входа. Кормят сытно и вкусно. Особенно поражают фирменные баурсаки размером с горошину. Говорят, что такие пекут только в Абайском районе. Может быть и есть своя прелесть в такой вот асхане, переносящей нас в атмосферу начала XX века. Но, все-таки, для развития массового туризма такой сервис не пойдет. Также, как и дощатый одноочковый туалет, типа сортир на улице.

Развитием сервиса, вроде бы, уже занялись. Но получилось как всегда, по-нашему. Рядом с домом – музеем расположена гостиница. Вполне современная. Сквозь матовые окна можно разглядеть раковины, современные туалеты со вполне престижными унитазами, душевые комнаты, даже медпункт. Но все дело в том, что гостиница построена еще в 2008 году. Но до сих пор так и не введена в строй!

Рассказывает директор Абайского районного дома культуры Сайлау Нурпейсов:

– Сначала в прессе развернулась кампания против этого строительства. Нашлись противники, которые аргументировали свое неприятие тем, что якобы гостиница портит исторический первозданный вид этого места, заслоняет собой дом-музей Абая. В итоге, несмотря на то, что на возведение гостиницы было потрачено почти 150 миллионов тенге, было принято решение снести построенное здание.

Это совершенно абсурдное решение было отменено благодаря вмешательству Министерства культуры. Вы сами видите, что гостиница совершенно ничего не заслоняет, она и расположена значительно ниже дома-музея, так и задумывалось. Люди, впервые приезжающие сюда, даже не сразу ее замечают.

Итак, когда вопрос о сносе был снят, казалось бы, никаких преград для открытия гостиницы больше не оставалось. Кроме полнейшей безответственности фирмы – застройщика – ТОО «Тайлан». Осталось только оформить техпаспорт, принять объект в эксплуатацию, и провести прием – передачу. Для этого необходимо затратить 2 млн. тенге. Но ТОО «Тайлан» этот завершающий шаг не желает сделать. И я совершенно не могу понять, в чем причина? Им нужно затратить 2 миллиона, зато они получат еще не перечисленный им остаток за строительство в сумме более 16 миллионов! Есть смысл! Или им деньги вообще не нужны?

Застройщик не выполняет даже решение суда, которое обязывает его завершить все работы. Об этом знают все: и министерство культуры, и аким области, но никто не может совладать с этим ТОО «Тайлан»! Совершенно абсурдная ситуация. Сегодня самая ближайшая гостиница находится в районном центре. Вы видите, что посетители есть. Но они могут побыть здесь несколько часов. А можно было бы побыть и несколько дней, проникнуться духом этих священных мест, не торопясь походить, погулять по степи, еще раз посмотреть экспонаты дома-музея. Но для этого нужна современная гостиница. А пока еще не сданная в эксплуатацию гостиница уже начинает приходить в упадок. Это и немудрено, здание пустует.

Судя по всему, одним из центров туризма мемориальный комплекс и дом – музей станут нескоро. А жаль. Места действительно прекрасные. Здесь ощущается особая духовная атмосфера. Хорошо отойти от городской суеты, и подышать степным ветром, неспешно подумать о жизни. Почему бы, например, молодоженам не начинать свой семейный путь с посещения абаевских мест? Здесь можно было бы и свадьбу сыграть. Сейчас много новых традиций, почему бы не состояться и такой традиции? Это было бы гораздо интереснее и возвышеннее, чем банальная пьянка в городском ресторане. Но кто же поедет в такие бытовые условия? Разве что самые отъявленные романтики. Но таковых сегодня почти не осталось.

В пещере

Наш путь лежит теперь в другую сторону от райцентра. Мы сворачиваем с основной дороги на проселок. Накатанная грунтовка петляет среди степной растительности. Примерно через час пути на горизонте появляются невысокие горы.

– В XVIII веке здесь происходили кровопролитные сражения с джунгарами, – поясняет редактор республиканской газеты «Акжолтай» Рахат Алтай. – В этих горах укрывались казахские воины. Здесь много пещер, и в них могут поместиться тысячи человек.

Еще полчаса – и наш утомительный путь завершен. Мы на месте.

– Эта земля обильно полита кровью наших батыров. Сохранились захоронения воинов, – показывает многочисленные каменные возвышения директор Абайского дома культуры Сайлау Нурпейсов.

Так это же целый мемориал, – подумалось мне. Могил действительно столько, что здесь можно организовать казахстанский аналог Арлингтонского кладбища. Но кто об этом знает? Кто озабочен сохранением этого наследия? Непонятно, каким образом вообще здесь все удалось сохранить. Наверное, благодаря чудодейственной пещере. Она и есть главная цель нашей поездки.

– Предание гласит, что в этой пещере, в целебных водах подземного озера лечили раненых воинов. Омытые подземной водой раны быстро заживали. С тех пор, до сегодняшнего дня идет слава об этой пещере и ее воде – продолжает рассказ Сайлау Нурпейсов.

Итак, мы у входа в знаменитую пещеру Коныр. Если бы не было тропинки и ступенек, то заметить вход практически невозможно. Человеку с плотной комплекцией протиснуться в узкую щель между двумя каменными глыбами можно только боком. Дальше вход расширяется, и мы попадаем под своды пещеры. Темно, холодно. Раньше желающие искупаться в целебном озере освещали себе путь факелами. Сейчас предприниматели, обосновавшиеся здесь, провели в пещеру освещение от дизельного генератора. Но лампочек немного, и передвигаться нужно очень осторожно. Где-то даже желательно опуститься на четвереньки, так надежнее. Очень много камней, они мокрые, можно подскользнуться и упасть.

Мы углубляемся все ниже и ниже. Я впервые в такой пещере и на такой глубине. Немного жутковато. Пещера разветвляется в разные стороны. Где же вода? И вот, идущий впереди Рахат обнаруживает начало озера.

Раздеваемся, заходим в воду. Она не просто холодная – ледяная. Но купание происходит чудесно. Уже после первого окунания усталость как рукой снимает. Все тело пронизывает иголками, а потом начинает разливаться теплота.

Глаза привыкают к темноте, и мы видим, что озеро уходит далеко вглубь пещеры. Куда идет вода дальше – никто не знает. Говорят, что смельчаки пытались на резиновой лодке проплыть по озеру, но метров через 200 повернули назад. Уж слишком необъятные дали открылись перед ними. Так же никто из спелеологов, даже москвичи, не рискнули пройти по подземным ходам. Через несколько сот метров они вернулись.

Вода изумительно чистая. Честно говоря, не хочется подниматься на поверхность. Обратный путь уже значительно легче.

Недалеко от входа в пещеру гостевой дом. Его построили трудолюбивые люди, обосновавшиеся здесь на постоянное жительство. Они рассказывают нам о целебных свойствах подземной воды.


– Нельзя сказать конкретно, что вода лечит только определенные болезни. Каждому она помогает по-своему. Вот перед вами приходил автобус из Новосибирска. Людей собрала и привезла женщина, которая здесь встала на ноги после паралича. Ее занесли в пещеру на руках. После нескольких купаний она уже могла опираться на костыли. Потом она съездила на целебные грязи в Жарминский район, приехала к нам еще раз на следующий год, и пошла. Теперь она возит сюда больных несколько раз в год.

А сколько женщин вылечили здесь бесплодие! Мы помним одну из них, она теперь регулярно приезжает сюда, ребенку уже три года. Да и мужчины, страдающие отсутствием мужской силы, находили здесь исцеление от своего недуга. И потом приезжали сюда с женами.

Вода лечит болезни суставов, спины, поясницы, все, что касается опорно-двигательного аппарата. Избавляет от кожных заболеваний. Лечит нервы. Многие приезжают сюда с детьми, жалуются, что ребятишки нервные, агрессивные, истеричные. Купание успокаивает нервную систему. Если пить воду в течение 21 дня по полстакана в день, хорошо очищается желудок. Каждая история исцеления заслуживает отдельного рассказа. Поверьте нам, мы уже видели тысячи людей, и никто не ушел отсюда с сожалением или разочарованием. Наоборот, все хотят сюда вернуться. Приезжают из Якутии, Германии. Мы сами удивляемся, люди проделывают такой путь! Старики говорят, что вылечить можно практически все. Главное – нужно верить, и заходить в воду с чистой душой.

Хочется сказать спасибо этим простым людям, взявшим на себя заботу хотя бы о каком-то обустройстве этого замечательного места. Особых богатств на этом деле они не нажили. Даже не берут деньги за вход в пещеру (Остапа Бендера бы сюда!). Каждый дает, сколько считает нужным. А где же государство с его программами по развитию туризма? Например, в прошлом году из бюджета было выделено 250 млн. тенге на разработку такой программы для ВКО! Эту работу выполняла какая-то зарубежная консалтинговая фирма. Среди направлений зарубежные суперспециалисты выделили и оздоровительный туризм. Но чудесной пещеры Коныр с ее не менее чудесной водой в этой программе, естественно, нет. Эти бы деньги, да на изучение целебных свойств воды, на прокладку нормальной дороги к этому месту, на подведение электричества, на обустройство. Если люди едут, не боясь трудностей тяжелой дороги и неустроенного быта, то тем более поедут, если быт будет налажен. Но разве нужно это нашим чиновникам? Вот «освоить» сотни миллионов на разработку программы – это гораздо интереснее, чем какая-то пещера, или могилы погибших воинов. А кому надо в пещеру – и так доберутся.

Чистая душа… Вот с этим условием излечения, наверное, и самая большая трудность. Можем ли мы сказать, что у нас чистая душа? А уж проворовавшимся чиновникам, распродавшим все и вся, сюда путь, судя по всему, заказан. Недаром же рассказывают, что когда один из акимов Семея повез в пещеру какого-то министра с его сыном, то высокопоставленный чиновник не смог пройти глубоко в пещеру, испугался. Вылез на поверхность, да еще и отругал акима за такую «экзотику». Да, к сожалению, грязную душу не вылечить никакой, самой целебной водой. Нет воды, лечащей от алчности, мздоимства, высокомерия, потакания низменным инстинктам. Нет воды, способной превратить тупое, самодовольное человекообразное животное в человека.

А ведь именно об этих пороках писал почти полтора века назад великий Абай. Откройте его «Слова назидания» – все именно так, как происходит у нас сегодня, в веке уже двадцать первом. И если тогда Абай ужасался нравам, царящим среди степной верхушки, если тогда он призывал народ задуматься – как же мы живем, то, что бы он написал сейчас? Или его сердце не выдержало бы нашей мрачной, тоскливой действительности?

Многие чиновники, начиная от министров, после своего назначения едут к мемориалу Абая. Приходят к его могиле, якобы поклоняются. Собирают аксакалов, чтобы получить от них в этом святом месте бата – благословение. Получают его. И возвращаются назад, в свои кабинеты, где творят свои подленькие делишки. А зачем ездили к Абаю?

Мне рассказали историю, как несколько лет назад один прокурор после своего назначения также поехал к мемориалу Абая, а потом накрыл дастархан для тоя … прямо в музее Абая, на музейном экспонате – обеденном столе! Сотрудницы музея были в шоке, они не знали, как прогнать этого прокурора и убрать со стола арак. Помогло вмешательство одного из посетителей. Вот вам и весь сказ.

Планета Абая остается до сих пор неизученной. И невостребованной. Это другая цивилизация. Мы не готовы к тому, чтобы жить чистой, светлой, нравственной жизнью. Значит, эта высота пока остается для нас недосягаемой. Но пройти путь наверх мы должны. Катиться в пропасть гораздо легче. Но у пропасти один конец – дно. А если карабкаться вверх, то впереди – бескрайнее небо.

Денис ДАНИЛЕВСКИЙ

Абайский район, Восточно-Казахстанская область

  • 0
  • 03 июня 2014, 14:25
  • Flash

Комментарии (2)

rss свернуть / развернуть
+
0
Большое спасибо за статью! Прочитала с большим интересом. Написано человеком неравнодушным. Еще раз спасибо!
avatar

  • 04 июня 2014, 21:32
комментарий был скрыт

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.