По стопам героев «Мастера и Маргариты»

Ноу-хау ДВД ВКО!

Управление дознания Департамента внутренних дел ВКО решило взять на себя ответственную миссию известного писателя Михаила Булгакова. Сотрудник данного управления играет роль Воланда. В роли Берлиоза выступил гражданин Г., которого сбил сотрудник одного из исправительных учреждений, взявший на себя роль комсомолки. А прокуратура, в роли читателя, со всем согласилась.

– Аннушка разлила масло, – говорит дознаватель Воланд. – Потому остановить автомобиль водитель-комсомолка О. не имел возможности. А потерпевший Берлиоз пусть хоть затаскается по инстанциям. Он все равно ничего не докажет!

Примерно такой монолог мы поставили бы на сцене театра, будь у нас такая возможность. А дело-то пустяковое, но сотрудники полиции сумели его заморочить общими усилиями настолько, что сами запутались, и уже не знают: что бы такое еще «умное» написать в ответ на запрос?


А где же его сбили?

Так вот, гражданин Г. возвращался из гаража домой. Осенний вечер, сумерки, погода без осадков. Как он рассказывает, дошел до улицы Бажова, стал спокойно переходить через дорогу по нерегулируемому переходу. И уже почти на пунктирной линии дорожной разметки его сбивает автомобиль ВАЗ-2110. Пострадавший получает тяжкий вред здоровью.

Первой на место ДТП прибывает бригада «скорой помощи», которая фиксирует в своей карте вызова, что автомобиль находится «на остановке «По требованию» по Бажова в сторону аэропорта». И это, почему-то, ну никак не вяжется со схемой ДТП, согласно которой машина стояла к моменту прибытия полицейских на середине проезжей части в 100 метрах от автобусной остановки. Или виновник аварии с места ДТП машину убрал и схему рисовали со слов неизвестных нам лиц, или медработник что-то перепутал!

Пострадавший к тому времени находился на переднем сиденье сбившей его автомашины и его никак не могли из нее извлечь. От него пахло алкоголем, и медработник ставит предварительный диагноз, кроме прочего, «алкогольное опьянение». Свидетели, почуявшие запах спиртного, тоже свидетельствуют об алкогольном опьянении потерпевшего. И никому невдомек, что его просто могли, например, обтереть чем-то.

Вскоре прибыли сотрудники полиции, с помощью которых медики посадили пострадавшего к себе в машину. Пострадавший был доставлен в больницу, где у него в обязательном порядке берут анализ на алкоголь. И анализ этот показывает отсутствие алкоголя в крови пострадавшего. То есть, он был трезв.


Пьеса разворачивается…

Сотрудники полиции составили схему ДТП, согласно данных которой автомобиль ВАЗ-2110 прошел от места удара до полной остановки автомобиля 3,4 метра, остановившись со скорости 50 км/ч без тормозного следа! Получается, либо автомобиль вовсе не тормозил, но его скорость никак не могла при этом быть почти 14 м/с, либо остановочный путь весьма длинный, он замедлялся постепенно, не применяя экстренное торможение, но тогда почему он не пытался избежать столкновения?

Место ДТП, не согласующееся с данными карты вызова, подтверждают свидетели. Скорость автомобиля ВАЗ-2110 подтверждает таксист, везущий пассажира при разрешенной скорости 60 км/ч со скоростью 50 км/ч в том же направлении, что и двигался автомобиль ВАЗ-2110, оказавшийся по счастливой случайности однофамильцем водителя О.!
И вот дознаватель Ульбинского Отдела полиции Усть-Каменогорска назначает экспертизу. Во вводных данных указывает мокрый (!) асфальт, скорость автомобиля 50 км/ч, скорость пешехода 5,1 км/ч (быстрый шаг). Эксперт по указанным данным дает заключение, что удаление автомобиля составляло 30,4 метра, а остановочный путь, с учетом экстренного торможения, составляет 34,6 метра. То есть, водитель не мог предотвратить ДТП экстренным торможением.
И в отношении водителя выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором кроме прочего пишут, что пострадавший находился в алкогольном опьянении и выбежал на дорогу в неположенном месте перед близко идущим транспортом! Аналогичное постановление вновь выносится уже после жалобы потерпевшего в прокуратуру, отменившую первое постановление.


А это не доказательства!

Но, помилуйте! Какой «мокрый асфальт», если потерпевший, а также один из очевидцев утверждают, что «погода была ясной, осадков не было»? И какое алкогольное опьянение, если есть справка об отсутствии алкоголя в крови?

Потерпевший Г. отправляется в Восточно-Казахстанский центр гидрометеорологии, где получает справку о том, что в день ДТП температура воздуха стабильная 6,5 градуса (плюс/минус десятая доля), атмосферные явления не наблюдались! Приносит он эти документы к нам, и мы направляем их в ДВД ВКО и прокуратуру ВКО в надежде, что там разберутся.

Сначала все нас обнадежили, что разберутся. Прокуратура отметила, что в отношении дознавателя возбуждено дисциплинарное производство, и дело передано более опытному дознавателю. Департамент ответил, что проводятся дополнительные мероприятия по проверке наших доводов.
Мы же тем временем подстраховались и направили запрос в КГКП «Городская больница №1», в которой потерпевшему делали анализ крови, с вопросом: насколько он достоверен? И получили ответ, что «результат проведенного анализа является точным и достоверным. Для проведения исследования биологических объектов на наличие алкоголя применяются методики, соответствующие перечню разрешенных методик на территории РК. Персонал лаборатории, допущенный к работе, имеет соответствующие знания и квалификации (удостоверения специализации по токсикологии)». Использующихся методов исследования, согласно ответа больницы, четыре.

И вот сотрудник ДВД ВКО, не знающий о том, что мы его опередили на целый месяц, «выдает на гора» изумительнейшее письмо, в котором пишет, что все O`Key. Наезд на пешехода произошел без торможения, поэтому тормозного следа нет. Дождь мог произвольно идти на улице Бажова и не идти над метеостанцией (а потому прошел вне поля зрения метеорологов!). Пострадавший был пьян, о чем отмечено в журнале приема больных (который, кстати, заполняется по карте вызова «скорой помощи», работник которой, по Приказу Минздрава, заключений не дает, соответственно эти данные не являются доказательствами). А согласно пояснению сотрудника Центра судебно-медицинской экспертизы, мол, справка об отсутствии в крови пострадавшего алкоголя «объясняется неточностью примененной методики определения наличия алкоголя в крови». Мол, происходит расщепление алкоголя ферментами в течение 1 часа и понижается его концентрация в крови, в связи с чем он может быть не обнаружен. А также «при доставке крови в лабораторию, возможно, ошибочно произошла замена пузырьков с кровью». А посему, мол, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, со всеми формулировками, вынесено обоснованно.

Заметим, что данные опроса медперсонала самой больницы, работник ДВД ВКО не указывает, удовлетворившись показаниями сотрудника совершенно иной структуры Минздрава, хотя обвиняет в халатности сотрудников именно больницы!

А, кроме того, сотрудник правоохранительных органов, как юрист, не мог не знать, что в уголовном законодательстве нет дозволения органам следствия и дознания пользоваться данными «возможно», «вероятно». С таким же успехом любой гражданин может написать, что «возможно» у некоторых сотрудников полиции купленные дипломы, «возможно» дела они решают за взятки, и «возможно» вместо головы у них тыква. Ведь слово «возможно» дает любые возможности для интерпретации, не так ли? Должны быть факты, а «возможно» к делу не пришьешь!!!


Справки от специалистов

Ну, до чего же славное письмо! Мы сначала от души посмеялись над его содержанием в редакции, потом в кабинете главного врача КГКП «Городская больница №1», куда обратились за дополнительным комментарием. В тот же день была поднята история болезни, просмотрены журналы и Сергей Попов, заместитель главного врача по контролю за качеством медицинских услуг, сообщил следующее:

– Судебно-медицинский эксперт, давший пояснение по делу, у нас не работает. И не может знать саму процедуру забора крови, качество анализа, оперативность доставки. Проба на алкоголь берется в отдельную пробирку, которая запечатывается, подписывается. И замены никакой, естественно, быть не может. А в указанное время доставки пострадавшего Г. вообще делался анализ на алкоголь только ему одному. Поэтому и перепутать не с чем.

Руководитель лаборатории тоже сообщила, что образцы крови хранятся месяц и в течение 30 дней можно повторить любое исследование крови на алкоголь. А если говорить о «возможностях», зачем тогда лаборатории? И так как данная лаборатория делает 750 тысяч анализов в год, то такое утверждение вообще перечеркивает всю работу.

А что же с дождем? Правильная ли информация в справке? На дополнительный запрос в Восточно-Казахстанский центр гидрометеорологии получен ответ, что метеостанции по рекомендациям Всемирной метеорологической организации располагаются с частотой 1 на 50 километров. Ввиду этого, «данные метеостанции Усть-Каменогорска действительны для всей площади города и близлежащей местности». Соответственно, дождя не было, а «это наша Аннушка масло разлила»!

Но, теперь необходимо выяснить: а чего это полицейские к погоде так прицепились? Сергей Тыль, судебный эксперт по ДТП, по нашей просьбе просчитал по предоставленным данным – мог ли водитель избежать столкновения при сухом асфальте? И получается вывод: мог.

– Если асфальт сухой, – говорит Сергей Францевич, – при максимальной скорости 50 км/ч, остановочный путь составит 29,6 метра. Если бы водитель вовремя принял меры торможения, то остановился бы до линии движения пешехода за 1 метр. Ведь даже при указанной скорости пешехода 5,1 км/ч удаление составляет 30,4 метра, при остановочном пути 29,6 метра. А потерпевший указывает спокойный шаг, это 3,9 км/ч. Получится удаление не 30, а все 40 метров. Вот и получается, что водитель вообще не тормозил. Но, опять же, это при расчете на исправный автомобиль. А если автомобиль неисправен, то водитель тем более нарушил ПДД!


Прокуратура подводит итог

И вот мы, собрав эти доказательства, направляем повторный запрос в прокуратуру ВКО в надежде, что там-таки разберутся. И разобрались! Пишут: «Повторно вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. С принятым решением прокуратура Усть-Каменогорска согласилась, оснований для его отмены и принятия мер прокурорского реагирования не имеется». На том пьеса по мотивам Булгакова в 5 действиях заканчивается. И смех сквозь слезы сменяется горестными рыданиями по правовому государству…


Алексей БОЖКОВ

  • 0
  • 22 ноября 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.