ИДЕТ ОХОТА НА МЕНТОВ!

ООН сказала: «надо!» — Казахстан ответил: «есть!», или о том, как у нас в Казахстане начали борьбу с пытками.

Согласно определениям, содержащимся в словарях, пытки – это любые действия, посредством которых человеку намеренно причиняется сильная боль, то есть физические и психические страдания.

С древних времен пытки применялись во всех государствах в процессах дознания для доказательства преступлений. В нашу эпоху, конечно же, пытки, необходимо заменять гуманными методами, то есть современными научно-техническими средствами, например, полиграфами – детекторами лжи, скрытыми видеокамерами, прослушивающими устройствами, информационной базой ДНК и т.п. А полицейских и негласных сотрудников полиции, а также негласных сотрудников других служб, работающих в органах полиции, необходимо обеспечивать достойным денежным содержанием и моральной поддержкой. Но на передовое в Казахстане денег нет, поэтому следствие и правосудие у нас вершатся по старинке.Ситуация усугубилась до того, что о пытках в казахстанской полиции заговорили в Организации Объединенных Наций (ООН). В своем выступлении Манфред Новак – представитель Комитета ООН по противодействию пыткам отметил, что в Казахстане любой задержанный может быть подвергнут истязаниям.

М. Новак считает, что одним из методов борьбы с этим порочным явлением должен стать гражданский контроль, чтобы общественных наблюдателей и правозащитников пускали в следственные изоляторы и тюрьмы.

По данным Центра исследований правовой политики в РК число жалоб на жестокое обращение сотрудников правоохранительных органов неуклонно растет. Прокуратура вынуждена возбуждать уголовные дела в отношении полицейских. Однако количество и качество возбужденных дел, а также качество судопроизводства по таким делам оставляют желать лучшего.

Главные персонажи драмы

Так, например, 30-10-2012 г. Риддерским городским судом вынесен обвинительный приговор в отношении заместителя начальника отделения криминальной полиции ОВД г. Риддера, майора полиции Косарева Ильи Александровича, 1975 г.р.

И. Косарев осужден по ст.141-1 ч.2 п. «В» УК РК – пытки, то есть умышленное причинение физических и психических страданий, с причинением средней тяжести вреда здоровью, совершенное лицом, осуществляющим дознание, с целью получить от пытаемого сведения или признания, либо наказать его за действие, которое оно совершило или в совершении которого оно подозревается. И. Косарева приговорили к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. После оглашения приговора И. Косарев был взят под стражу в зале суда. Приговор вступил в законную силу после вынесения постановления апелляционной коллегией ВК областного суда от 19-12-2012 г.

И. Косарев закончил среднюю школу в г. Семипалатинске с золотой медалью, имеет высшее медицинское и высшее юридическое образование. Служил в отделении криминальной полиции ОВД г. Риддер с 1999 г. Начал службу в должности оперуполномоченного, прошел путь до заместителя начальника ОКП ОВД г. Риддер.

За время службы им были раскрыты десятки убийств, других тяжких и особо тяжких преступлений. И. Косарев являлся одним из лучших сотрудников городской криминальной полиции. Акимами г. Риддер и начальниками ДВД ВКО И. Косарев неоднократно награждался Почетными Грамотами. Приказом Министра МВД РК И. Косарев награжден нагрудным знаком за отличную службу и медалью 3-ей степени.

По данному уголовному делу вместе с И. Косаревым был предан суду инспектор отделения миграционной полиции ОВД г. Риддер, капитан полиции Д. Наккажин, ранее работавший в отделении криминальной полиции. Однако, этим же решением суда было вынесено постановление о выделении материалов уголовного дела в отношении Д. Наккажина в отдельное производство и о направлении этого дела на дополнительное расследование, в результате он остался на свободе.

Потерпевшим, то есть лицом, в отношении которого применялись пытки, является Газизов Рамиль Султанович, 1987 г.р. ранее проживавший в г. Риддере, ныне содержащийся в исправительной колонии строгого режима. В начале 2012 г. осужден Риддерским городским судом по ст. 178 ч.2 УК РК – грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, к 4 годам лишения свободы.

Когда Р. Газизов учился в средней школе №15 г. Риддера, то согласно показаниям учителей, был проблемным учеником, часто пропускал уроки, качество знаний было на нуле, был очень грубым, обижал одноклассников, состоял на учете в опорном пункте полиции у инспектора ИДН.

Закончив школу и начав самостоятельную жизнь, Р. Газизов попал в исправительную колонию общего режима, где отбывал наказание с 2006 г. по 2011 г., так как приговором Риддерского городского суда в 2006 г. Р. Газизов был осужден по ст. 179 УК РК – разбой, к 5-ти годам лишения свободы. За время пребывания в колонии Р. Газизов имел 17 взысканий за разные нарушения, то есть являлся злостным нарушителем правил пребывания в исправительном учреждении. Выйдя на свободу, Р. Газизов через 2 недели снова встал на путь преступлений.

Головой о сейф?

15-11-2011 г. в ОВД г. Риддер поступило заявление от гражданина Д. Маркова о том, что около 13 часов в районе 7-го домоуправления, по ул. Островского, возле дома 68, некий Равиль, угрожая ножом, отобрал у него сотовый телефон. В указанном направлении выехала оперативная группа. Около 14 часов Р. Газизов и находившиеся с ним граждане Р. Кулиев, Р. Смоловский, А. Забирко, были задержаны работниками полиции, когда группа указанных лиц направлялась со стороны бара «Услада» в сторону автобусной остановки. После чего полицейские вернули задержанных в бар, где провели досмотр в присутствии понятых. У Р. Смоловского обнаружили нож. Впоследствии Р. Смоловский сообщил следователю, что перед задержанием указанный нож ему передал Р. Газизов. У Р. Газизова обнаружили сотовый телефон Д. Маркова. Он был в нетрезвом состоянии, вел себя вызывающе и агрессивно, но в результате неопровержимых улик, частично признался в совершенном преступлении. При этом Р. Газизов отрицал, что угрожал Д. Маркову ножом, а также утверждал, что совершил преступление один, а не с группой лиц. После чего, около 16 часов полицейские доставили Р. Газизова и указанных лиц в ГОВД.

Сотрудники полиции в суде показали, что когда Р. Газизова завели в кабинет №306, закрепленный за оперуполномоченным Р. Ошакбаевым, для оформления необходимых документов, Р. Газизов стал выражаться в адрес сотрудников нецензурной бранью, угрожать, что посадит их, стал биться головой о дверь кабинета и о сейф. На него были надеты наручники, что предусмотрено Законом РК «О правоохранительной службе в РК», а именно: сотрудники имеют право применять физическую силу, а также наручники, если имеются основания полагать, что задержанные могут причинить вред окружающим или себе.

По факту самопричинения Газизовым Р.С. телесных повреждений был собран материал и зарегистрирован в журнале информации ГОВД. Сотрудники полиции Р. Ошакбаев, С. Жакиянов, А. Абдрахманов, Б. Калиев, Д. Наккажин и И. Косарев, явившиеся свидетелями указанного факта, написали рапорта, которые были приобщены к собранному материалу.

Что говорят свидетели

Чтобы детально ознакомиться с обстоятельствами дела, обратимся к показаниям свидетелей.

М. Розинкова, находившаяся в это время в коридоре недалеко от кабинета 306, пояснила, что видела в открытую дверь, как Р. Газизов нецензурно выражался в адрес сотрудников полиции, бился головой о дверь, которая открывается внутрь кабинета и о сейф, находящийся в кабинете.

Около 22 часов Р. Газизов был доставлен в кабинет к дежурному следователю ГОВД М. Айткали, где в присутствии адвоката Н. Павловой, следователь допросил его по факту хищения сотового телефона у потерпевшего Д. Маркова. Во время допроса Р. Газизов сообщил, что его избили сотрудники полиции, среди которых был русский. Р. Газизову была предоставлена информация о том, что в ОКП ГОВД есть только один такой полицейский – его фамилия И. Косарев, а также о том, что в производстве находится еще одно не раскрытое дело по факту хищения сотового телефона. После чего сотрудники полиции вызвали «скорую помощь». Врач Т. Таскаева осмотрела Р. Газизова, который жаловался на боль в пояснице и пояснил, что боль и телесные повреждения в виде гематомы в области глаз получил от пребывания в ГОВД. Но причин для госпитализации Р. Газизова врач не обнаружила.

Далее он был доставлен в ПНД, где врачом–наркологом В. Ершовым было зафиксировано, что Р. Газизов на момент освидетельствования находился в легкой степени алкогольного опьянения.

Также Р. Газизов был доставлен полицейскими в травматологическое отделение Риддерской городской больницы №1, где он сообщил врачу Н. Величко, что получил телесные повреждения в результате собственного падения. Н. Величко выставил диагноз: «Бытовая травма. Множественные ушибы лица и туловища», при этом дал справку полицейским, что показаний к госпитализации Р. Газизова нет, и он по состоянию здоровья может содержаться в изоляторе временного содержания / ИВС /.

Затем Р. Газизов был помещен в ИВС ГОВД, и в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 178 ч.2 УК РК – грабеж.

В свою очередь, Р. Газизов через адвоката подал письменное заявление прокурору г. Риддер Н. Шаберу, в котором указал, что при доставлении в ГОВД, когда он вошел в кабинет 306, один из сопровождавших полицейских свалил его на пол и на протяжении 20-25 минут 4-5 человек – полицейских избивали его руками и ногами. Одного он запомнил, а именно И. Косарева. Когда Р. Газизов лежал на полу, к нему подошел И. Косарев и несколько раз ударил его кулаком по лицу. Другой сотрудник пнул ногой его в бок, затем несколько раз в область поясницы и в область паха. Впоследствии Р. Газизов опознал капитана полиции Д. Наккажина, который, по его показаниям, пинал Р. Газизова. Полицейские требовали, чтобы Р. Газизов признался в совершении еще одного преступления – в хищении еще одного сотового телефона. Но он отказался брать это преступление на себя.

Когда Р. Газизов был помещен в камеру №5 ИВС ГОВД, там находились подследственные В. Ляпунов, В. Оказин, С. Дедов.

Свидетель В. Ляпунов в суде показал, что ночью 16-11-2011 г. в камеру, где он содержался, привели Р. Газизова. Он видел синяки у него под глазами, тот хромал, жаловался на зрение и на боль в пояснице. Р. Газизов говорил, что его избили в кабинете на 3-ем этаже сотрудники полиции, одним из них был И. Косарев. О том, что В. Ляпунов дал показания следователю ВК областной прокуратуры Б. Ескермесову, как И. Косарев якобы угрожал Р. Газизову и требовал забрать заявление, В. Ляпунов в суде услышал впервые, так как такие показания следователю он не давал, протокол допроса не читал, расписался там, где указал следователь.

Свидетель В. Оказин в суде показал, что протокол его допроса, напечатанного следователем Б. Ескермесовым, он подписал не читая, так как доверял работнику прокуратуры. В подписанном им допросе было указано, что он слышал крики и грохот, доносившиеся с 3-го этажа до подвального помещения ИВС ГОВД. После чего в камеру, где он содержался, завели Газизова, который ему сообщил, что его избили сотрудники полиции в кабинете на третьем этаже. Данные показания В. Оказин опроверг в судебном заседании, сказав, что таких показаний не давал, так как все, что происходит на 3-ем этаже ГОВД не может быть слышно в подвальных помещениях ИВС из-за большого расстояния.

Свидетель С. Дедов в суде показал, что Р. Газизов, находясь с ним в одной камере, рассказал ему, что он, когда находился в кабинете, с целью избежать уголовной ответственности, ударился головой о стену, в результате чего получил телесные повреждения. При зачтении судьей других показаний, находящихся в уголовном деле и подписанных С. Дедовым, он сказал, что он таких показаний не давал и расписался в протоколе допроса, напечатанном Б. Ескермесовым, не читая, доверившись работнику прокуратуры.

Свидетель – осужденный М. Новиков в суде показал, что во время этапирования, Р. Газизов просил его дать показания следователю прокуратуры против И. Косарева. Якобы И. Косарев требовал от Р. Газизова дать показания о том, что он сам ударился. М. Новиков дал такие показания, так как Р. Газизов оказывал на него давление, но затем написал заявления следователю Б. Ескермесову, в ДВД ВКО и в прокуратуру ВКО, чтобы его передопросили, так как он оклеветал И. Косарева. Но Б. Ескермесов не стал его передопрашивать.

Свидетель Р. Кулиев в суде показал, что 15-11-2011 г. сотрудники полиции задержали его, а также Р. Газизова, А. Забирко, Р. Смоловского и доставили их в ГОВД. Р. Газизова провели в кабинет, его отвели в одну сторону коридора, А. Забирко и Р. Смоловского отвели в другую сторону коридора. Он шума из кабинета, куда завели Р. Газизова, не слышал и не видел, как якобы избивали Р. Газизова. Женщину возле кабинета не видел. После чего, его – Р. Кулиева завели в другой кабинет и опрашивали по факту грабежа сотового телефона, потом отпустили домой.

Свидетель Р. Смоловский в суде показал, что 15-11-2011 г. сотрудники полиции задержали его, Р. Газизова, Р. Кулиева, А. Забирко и доставили их в ГОВД. Р. Газизова провели в кабинет, его и А. Забирко отвели в одну сторону коридора, а Р. Кулиева отвели в другую сторону коридора. В коридоре они простояли 20-30 минут. Он не видел, как избивали Р. Газизова. К нему и к А. Забирко подходил И. Косарев и интересовался обстоятельствами по факту грабежа сотового телефона. И. Косарев им не угрожал. После чего его – Р. Смоловского отвели к следователю ГОВД, который его опросил и отпустил домой. Спустя некоторое время его вызвал следователь прокуратуры Б. Ескермесов, и допрашивая его, просил дать показания, что якобы он слышал шум и грохот из кабинета, куда завели Р. Газизова. При этом следователь угрожал, что если он не даст таких показаний, то он его закроет. Р. Смоловский подписал такие показания. На самом деле он шума из кабинета не слышал.

Свидетель А. Забирко суду показал, что 15-11-2011 г. сотрудники полиции задержали его, Р. Газизова, Р. Кулиева, Р. Смоловского и доставили их в ГОВД. Р. Газизова провели в кабинет, его и Р. Смоловского отвели в одну сторону коридора, а Р. Кулиева отвели в другую сторону коридора. Женщину возле кабинета он не видел. Слышал стоны и крики Р. Газизова из кабинета. Затем его – А. Забирко повели в актовый зал. Когда он проходил мимо кабинета, дверь была приоткрыта, и он увидел, как И. Косарев два раза ударил Р. Газизова кулаком по лицу. Р. Газизов лежал на полу. Потом А. Забирко опрашивали по факту грабежа сотового телефона, требовали дать показания, что Р. Газизов угрожал потерпевшему ножом. Но он не дал таких показаний. Он – А. Забирко ранее был осужден по ст. 321 УК РК – применение насилия в отношении представителя власти.

Свидетель М. Розинкова в суде подтвердила ранее данные ею показания о том, что видела в открытую дверь, как Р. Газизов бился головой о дверь и о сейф в кабинете 306. При этом М. Розинкова дополнительно показала, что после указанных событий ее вызывал следователь прокуратуры Б. Ескермесов, который требовал, чтобы она поменяла показания, угрожал ей, что если она не даст показаний о том, что ее не было в тот день в ГОВД, то она окажется на месте Р. Газизова.

Свидетель – судебный медицинский эксперт В. Рузавкин в суде показал, что 17-11- 2011 г. он осматривал Р. Газизова, который сообщил, что 15-11-2011 г. его задержали сотрудники полиции, доставили в ГОВД, завели в кабинет, сбили его с ног, стали бить руками и ногами. Сознание Р. Газизов не терял, за медицинской помощью не обращался. Были жалобы на боль в местах повреждения. В правой и левой окологлазничных областях, и в поясничной области были кровоподтеки, на верхней губе имелись ссадины. Кровоизлияния в глазное яблоко не было. На потерю зрения не жаловался. Указанные телесные повреждения на лице могли быть нанесены или при ударах руками, или при самопричинении. Телесные повреждения в поясничной области могли образоваться или при ударах ногами или при фиксации с силой рук сзади при надевании наручников. После следователем прокуратуры Б. Ескермесовым была назначена повторная комиссионная экспертиза. Повторные обследования проводили другие эксперты.

Согласно заключению повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 03-05-2012 г. у Р. Газизова были констатированы все те же телесные повреждения, то есть кровоподтеки правой и левой окологлазничных областей, ссадины спинки носа и центра верхней губы, кровоподтек поясничной области слева, что относится к вреду здоровья легкой степени. Однако, при этом были обнаружены дополнительные повреждения – постконтузионная макулопатия, неполный макулярный разрыв сетчатки правого глаза, с понижением остроты зрения правого глаза до 0,1, что в совокупности было квалифицировано как вред здоровью средней степени. Также эксперты констатировали, что механизм образования кровоподтеков обеих окологлазничных областей, при получении их путем самопричинения, – ударах лицом о широкую плоскость двери и о плоскость поверхности сейфа, маловероятен.

Свидетель – судебный медицинский эксперт М. Багаль в суде показал, что в отношении Р. Газизова, он в составе других экспертов проводил повторную экспертизу после первичной экспертизы, проведенной экспертом В. Рузавкиным. В механизме образования кровоподтеков обеих окологлазничных областей не исключается возможность самопричинения их Р. Газизовым, то есть при ударах им о поверхность двери и сейфа, о выступающие дверные ручки, замки. Он не может конкретно сказать, что указанные телесные повреждения могли образоваться или от действия удара кулаком или в результате самопричинения. Ссадины спинки носа, верхней губы могли образоваться от ногтевых пластинок пальцев рук при фиксации головы Р. Газизова при его нахождении в горизонтальном положении на полу, когда на него надевали наручники. Кровоподтек поясничной области мог быть получен Р. Газизовым при фиксации его рук за спиной, когда на него надевали наручники.

Невиновен?

Сам И. Косарев свою вину не признал ни в предварительном, ни в судебном процессе, и показал, что не бил Р. Газизова и не заставлял его брать на себя еще одно преступление.

При этом И. Косарев, его адвокаты Г. Двуреченский и М. Медиханова ссылаются на то обстоятельство, что на стадии предварительного следствия и при вынесении обвинительного приговора были грубо нарушены нормы Конституции РК, а также нормы уголовно-процессуального и материального законодательства.

Обвинение в отношении И. Косарева построено только на показаниях криминального лица, испытывающего неприязненные отношения к И. Косареву как к полицейскому, то есть Р. Газизова, желавшего уйти от уголовной ответственности (существовала реальная перспектива привлечения Р. Газизова не за грабеж, а за разбой, с применением ножа и в группе лиц) и на показаниях его приятеля – свидетеля А. Забирко, также неоднократно привлекавшегося к уголовной ответственности, в том числе за применение насилия в отношении полицейского. При этом суд, при вынесении приговора, ссылался также на результаты судебно-медицинской экспертизы. Однако, как очевидно, и эти результаты СМЭ противоречивы и неоднозначны!!!

В результате дело майора И. Косарева стало особо резонансным. После вынесения приговора в его поддержку выступили 31-ый канал, республиканские газеты «Свобода Слова» и «Мегаполис», а в г. Семее, где ранее жил и учился И. Косарев, состоялся митинг, участники которого требовали оправдать И. Косарева. Тем не менее, суд апелляционной инстанции оставил этот приговор в силе.

Мнения пользователей интернета, посетивших сайт известной правозащитницы и журналистки Г. Ергалиевой, и ознакомившихся с делом, оказались резко противоположными. Одни с ликованием относятся к тому, что посадили очередного мента. Другие считают, что нынешняя система ведет целенаправленную охоту на честных полицейских и правозащитников, руководствующихся принципом Глеба Жеглова: «Воры (мелкие, а также особо крупные, разоряющие страну и простой народ), должны сидеть в тюрьме»!

Многие люди выражают опасения, что проводимые Казахстаном мероприятия по гуманизации отношения государства к криминальному миру, то есть по принятию законов о моратории на применение смертной казни, о декриминализации, о медиации, о борьбе с пытками, являются существенной причиной безнаказанности преступников, бессилия полиции и роста преступности в РК, жертвами которой становятся нормальные граждане.

Тем не менее, безусловно, работников полиции, истязающих задержанных и заключенных, необходимо повсеместно выявлять и сурово наказывать. Вместе с тем, в Казахстане, прокуроры и судьи также не должны руководствоваться принципом «Лес рубят – щепки летят»!

Как и многие другие граждане, автор этой статьи не может с полной уверенностью полагать, что И. Косарев виновен, или, что И. Косарев не виновен, так как в этом деле много неустранимых противоречий и сомнений, но нет неопровержимых и твердых доказательств вины И. Косарева. Действующим законодательством РК, а именно статьей 19 ч.3 УПК РК, однозначно определено, что неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу. При наличии указанных обстоятельств, согласно указанному закону, постановление обвинительного приговора невозможно. И если Казахстан провозгласил себя правовым государством, то прокуроры и судьи, также как и полицейские, должны следовать букве закона.

Супруга И. Косарева, оставшаяся одна с двумя несовершеннолетними детьми и ипотечным кредитом на квартиру, другие родственники, друзья и коллеги И. Косарева надеются на объективное рассмотрение этого дела в вышестоящих судебных инстанциях Республики Казахстан.

Александр ХАРЛАМОВ

руководитель правозащитного, антикоррупционного агентства «Секрет Сервис»,

г. Риддер

  • 0
  • 31 января 2013, 12:30
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.