Под крышей дома своего

Вот бывает же такое в нашем государстве: живет человек, в квартире, живет, а потом раз… Оказывается, квартира уже продана, а ты, мил человек, выселяйся! Сунешься в полицию – отказ, сунешься в финансовую полицию – отказ, сунешься в прокуратуру – отказ. И не просто отказ, а еще и в суде против тебя заключение дадут: мол, иск нужно удовлетворить частично.


Такая вот история приключилась с воспитанником ГУ «Восточно-Казахстанский областной специальный дом подростков». Жизнь и так сложилась тяжелая: сначала в 1996 году умер отец, брат попал в места лишения свободы, мать с 2003 по 2007 годы страдала серьезным заболеванием сосудов головного мозга и находилась на лечении сначала в Областном психоневрологическом диспансере, затем в психиатрической больнице поселка Шульбинск. В 2007 году она умерла. А когда настала пора совершеннолетия, он не успел даже двух лет пожить спокойно, как узнал, что квартира продана.

Но, что самое интересное, продать-то квартиру никто не имел права, так как она не была приватизирована, а за Данилом, постановлением акима Усть-Каменогорска от 10.10.2003 года, сохранялось право пользования жилым помещением в государственной коммунальной квартире. Управлению ЖКХ Усть-Каменогорска было поручено обеспечить соблюдение его прав на указанную жилую площадь. Соответственно, только он мог ее приватизировать и продать!

Далее, как рассказывает Данил, он пошел в полицию. Ответ: «Нет состава преступления»! Данил в ДБЭКП. Толку нет!!! Данил в прокуратуру. Без результата!!! Данил в суд – дело стало решаться. А тем временем он с женой и ребенком вынужден мотаться по съемным квартирам.

Уже в суде «всплыли» все обстоятельства и нюансы, перечислять которые в полном объеме места не хватит. Оказывается, когда еще была жива мама Данила, его брат взял, да и приватизировал квартиру, посредством неизвестных нам лиц и при участии какого-то нотариуса. Обманным путем была выдана и доверенность третьему лицу на продажу квартиры. Но, денег брат с продажи квартиры так и не получил. В суде он сообщил, что с заявлениями на приватизацию никуда не обращался, что было подтверждено отсутствием заявления в соответствующей структуре и наличием подделанных подписей в других документах. Да и не имел он права, по закону, приватизировать квартиру, так как не был в квартире даже прописан! А Данила, говорит, в известность о продаже квартиры поставил в последний момент, когда уже переезжали, документы оформляли различные посредники. Один нотариус Усть-Каменогорска отказался оформлять доверенность на третьих лиц, так пришлось ехать в поселок Глубокое.

Представитель ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Усть-Каменогорска» в суде почему-то заявил, что ничего о постановлении акимата о сохранении прав на жилплощадь известно им не было. Хотя очень странно это слышать, учитывая, что все постановления регистрируются и контролируются.
Покупатель квартиры просил в удовлетворении иска отказать по различным основаниям: и в связи с тем, что он является надлежащим приобретателем, и в связи с истечением срока давности. Однако суд он проиграл.

Суд учел Нормативное постановление Верховного суда «О практике применения законодательства по приватизации гражданами жилых помещений» и нормы Закона «О жилищных отношениях», где сказано, что приватизация может быть осуществлена только с согласия нанимателей и их совершеннолетних членов семьи, так как в данном случае жилье находится в общей долевой собственности. Если же приватизация осуществлена с нарушением данной нормы, то это влечет признание договора недействительным.

Кроме того, наниматель жилища из государственного жилищного фонда, с согласия совершеннолетних членов семьи, вправе приватизировать жилище на условиях и в порядке, установленных законодательством. Как раз Данил в квартире и проживал, и был прописан, что указывает на его право приватизации данной квартиры. А вот брат, приватизировавший ее, наоборот не был прописан. Он был нанимателем жилища, согласно договору найма жилища между ним и ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Усть-Каменогорска». А нанимателем он был признан на основании постановления акимата, которое было вынесено на основании нотариально удостоверенного заявления от имени матери Данила, к которому суд отнесся критически, так как мать к тому времени уже находилась в Шульбинске, а, значит, быть в это время у нотариуса в Усть-Каменогорске никак не могла!

Довод об истечении срока давности был необоснованным, так как пройти должно было 6 месяцев со дня, когда Данил узнал о нарушении прав, но не позднее чем через три года со дня подписания договора купли-продажи. О том, что договор приватизации заключен был еще в сентябре 2007 года, Данил узнал уже в суде, так как на запрос представителя в ГУ «Отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог Усть-Каменогорска» ему не представили копию договора ввиду отсутствия в запросе данных о номере и дате договора.
В общем, суд, выслушав заключение прокурора о том, что иск нужно удовлетворить частично, признал договор о приватизации и договор купли-продажи недействительными, стороны привел в первоначальное состояние.

Однако нас все же удивляет ситуация, когда, несмотря на все доводы, прокурор, участвовавший в процессе, вдруг заявил, что считает покупателя добросовестным приобретателем. И как это понимать? Неужели прокурор полагает, что парня, у которого на руках имелись все документы, нужно было выкинуть из квартиры вместе с женой и малолетним ребенком? И ведь, что самое интересное, прокуроры в апелляционной и кассационной инстанции полагали лучшим отказать в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи недействительным!

Суд апелляционной и кассационной инстанций защитил интересы истца Данила, оставив без изменения и решение суда первой инстанции, и апелляционное постановление. Однако ни первая инстанция, ни прочие инстанции, почему-то, не воспользовались статьей 253 Гражданского процессуального Кодекса Республики Казахстан, в которой четко сказано: «При выявлении в судебном заседании случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его соответствующим организациям, должностным или иным лицам, выполняющим управленческие функции, которые обязаны в месячный срок сообщить о принятых ими мерах». Направили бы определение прокурору для рассмотрения возможности возбуждения уголовного дела, может целую организованную преступную группу разоблачили бы! А теперь все, поезд ушел.

Однако ситуация может повториться. ГУ «Восточно-Казахстанский областной специальный дом подростков» на наш запрос сообщило, что за период проживания Данила в учреждении, «сотрудники Дома подростков держали квартиру на контроле, проверяли, проводили акты обследования, писали письма в «Тепловые сети» для списания долгов по теплоснабжению. После выпуска из учреждения Данил вернулся в свою квартиру». А потом, мол, выяснилось, что квартира продана. Однако не сообщили они о других подобных фактах, которых, возможно, масса. И которые требуют вмешательства государственных структур!


Алексей БОЖКОВ
  • 0
  • 02 декабря 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.