В ЛАБИРИНТАХ БЕЗРАБОТИЦЫ

Во многих фирмах за ПРИЕМ на работу требуют деньги, причем – вполне легально. А в тех, где за трудоустройство платить не надо – другая беда: там не платят зарплату. Куда бедному безработному податься?

Уходящий год прошёл под знаком глобального экономического кризиса, который вернул экономику страны к порогу тысячелетия. Вместе с кризисом вернулись и усилились те негативные явления, всегда присущие рыночной экономике – падение материального уровня жизни, безработица, проблемы с трудоустройством и прочее. Из всего вороха проблем хотелось остановиться на одной – проблеме трудоустройства.

Естественно, что с сокращением производства во время кризиса государству необходимо остановить рост безработицы любыми доступными способами. Для этого используются апробированные в прошлом программы для занятости населения как то: «Дорожная карта», переквалификация кадров, оповещение населения о трудовых вакансиях в СМИ и так далее При ближайшем рассмотрении этих благих по сути проектов, открываются множество «подводных рифов», окаймляющих пути достижения цели.

«Дорожная карта» – один из самых древних способов сократить безработицу, в истории применялся и применяется часто и с разной степенью эффективности (наиболее яркие примеры: СССР начала 30-х годов, Германия в 30-х годах, Китай в 50-60-х гг. прошлого столетия). Когда программа выполняется при помощи жесткого государственного планирования и контроля, при объединении производственной базы, трудовых ресурсов и финансовых средств в одних руках – результаты, как правило, достигают цели. Другое дело, когда выполнение проекта размазывается и перекладывается на сотни и тысячи частных организаций. Обеспечить действенный контроль в таком случае маловероятно, отсюда и соответствующая эффективность. (США даже в условиях 2-й мировой войны не сумели ликвидировать безработицу).

У нас в городе, к примеру, было задействовано по программе «Дорожная карта», множество различных ТОО, АО, ИП и прочих организаций. Однако, скажем, городское население не очень-то охотно пополняет ряды всех этих фирм. Почему? Власти говорят об иждивенческих настроениях. Но не все так просто. Причин несколько. Основные касаются плохого выполнения обещаний по зарплате (низкая зарплата и задолженности по ней), крайне скудной производственной базы – у многих строительных фирм нет элементарных средств производства (за исключением лопат, носилок, ломов), а ведь вроде бы все проходили государственное лицензирование. Большинство работ не только слабо механизировано, да ещё ставятся условия, чтобы рабочие использовали свои инструменты (от дрелей и «болгарок» до мастерков включительно). Для многих фирм стало правилом – лишь бы «ввязаться в драку», то есть, в подряд, а там видно будет. Отсюда слабая техника безопасности, травматизм, ненормированный рабочий день и неделя. Несоблюдение режима питания, отдыха, санитарных норм – это мелочи, не стоящие внимания. Обманув вновь трудоустроенных своими обещаниями по зарплате и условиям труда, особой тревоги такие работодатели не испытывают. Проработает человек неделю, месяц – другой, и уйдет. Но это – не беда, можно не рассчитаться с ним (сам виноват, что ушёл) или заплатить по минимуму. А за «забором» много желающих – можно ещё набрать свежих и запустить по кругу. Ещё лучше набрать гастарбайтеров из сельской местности или ближнего зарубежья, с ними вообще можно не церемониться. Ведь для частных фирм главное – заполучить подряд на выполнение работ и бюджетные деньги, а потом ещё и оправдываться из-за сроков и качества работ, сваливая свои недостатки на «капризный пролетариат» якобы с завышенными требованиями. А это негласный нажим на государственные ведомства – или глаза прикройте на Трудовой Кодекс, или финансовую смету увеличьте, или не придирайтесь к срокам и качеству, а лучше «три в одном». И государственные структуры «втихую» идут на это. Потому что на них давят директивы сверху (сроки, освоение выделенных бюджетных денег, цифры трудоустроенных и так далее), а выполнением директив сверху и определяется профпригодность чиновника, да и о тесных и обоюдовыгодных отношениях государственно-чиновничьего аппарата с «серым» бизнесом не стоит забывать.

Теперь о другой составляющей. О своевременной и, что немаловажно, точной информации о трудовых вакансиях. Здесь неудовлетворённость в следующем. Во-первых, в двух случаях из трёх – устаревшая информация. Например, почти все городские газеты появляются в продаже в четверг до обеда, люди немедленно начинают звонить, и очень часто слышат: «Уже приняты». Вопрос – когда успели? Или эта информация, что называется для «галочки», для кого – газеты или работодателей? То же самое можно сказать и про информацию, поставляемую «Центром занятости населения».

Но самое главное – у народа уже сложилось определённое предубеждение насчёт этих объявлений – что крепких в трудовом, финансовом и социальном отношении организаций в этих бюллетенях нет. У таких и штаты укомплектованы, и текучесть кадров мала, и берут в них на работу, как правило, по рекомендациям. А вот из множества заявленных ИП, ТОО, АО – очень большой риск нарваться, что называется, на «лохотрон», отсюда и скепсис.

Напоследок о переобучении на другие специальности и получении новых профессий. Об этом даже неловко как-то говорить. Ведь какой-то качественной, структурной перестройки в нашей экономике не ожидается, а значит, и нет необходимости в массовом освоении новых профессий. Для примера: в СССР в 30-х годах крестьяне освоили и строительные профессии, построив заводы и фабрики, и они же переучились в станочников и наладчиков. Обещанных развёрнутых инновационных проектов и связанных с ними технологий как не было, так и нет. С чем пришли к кризису, с тем и выйдем, только сильно исхудавшими. И опять за прежнее – сырьевые предприятия, строительство (более всего «перелицовка»), ремонт оборудования и техники не первой свежести – это практически весь спектр приложения трудовых усилий. И здесь новых профессий не требуется, имеющиеся хоть бы занять. Впрочем, есть «нужная» профессия, где обучение поставлено на поток – это охрана. Думается, что по численности сторожей, охранников, телохранителей всяких рангов, эта профессиональная категория вполне сопоставима с полнокровной дивизией (это только по городу). Причём, состоящей не из «бабушек – божьих одуванчиков», как в прежние «застойные годы», а из цветущего возраста трудоспособных мужчин, могущих работать и созидательным трудом. (Это к вопросу об эффективности использования трудовых ресурсов в прогрессивных рыночных отношениях).

В связи с высоким спросом возникло множество охранных организаций, филиалов и школ обучения. Обучение ведётся незамысловато: заплати 15000 тенге вечером, утром получишь удостоверение, да ещё 3500 отдай за договор с охранной фирмой, и всё – ты уже «секъюрити». Уж очень схема напоминает сетевой маркетинг, вначале «вложись», а там как повезёт с трудоустройством и зарплатой. Кстати и этот самый маркетинг, зачахнувший было в период стабилизации, опять же расцвёл пышным цветом, притягивая к себе обездоленных подзабытым запахом «Гербалайфа», «Орифлейма» и прочих «Тянь Ши». Самое время. В кризис – самый сезон для вербовки наивных желающих срубить деньжат по-легкому. Да и власть довольна – сколько же людей заберут из «обращения» эти «пирамиды»! Власти же легче, заботиться о них не надо.

Вывод из всего сказанного ясен – проблемы трудоустройства носят системный характер, в некой степени усгубленный недоработками государственных и общественных структур, ответственных за этот участок работы. Да, усилить контроль и ответственность, а значит и эффективность работы на этом участке можно и должно, но вот кардинально проблему занятости этими усилиями вряд ли решить. Для этого нужно менять решительно экономическую ориентацию страны, от импортозависимости к собственному производству, тогда и с безработицей легче справляться будет. А пока отечественная «Дорожная карта» на китайском цементе замешана, да импортными катками уложена, сложно у нас будет с новыми трудовыми вакансиями.

Сергей МИХЕЕВ
  • 0
  • 22 ноября 2009, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.