ДЕЛО ОБ УБИЙСТВЕ И ПОДКУПЕ СВИДЕТЕЛЯ

В Восточном Казахстане произошел случай, который вряд ли имеет прецеденты. Полицейские ДВД ВКО возбудили уголовное дело против адвокатов Любови Агушевич и Полины Жуковой за попытку подкупа свидетеля – Юрия Антропова. Это случилось вскоре после того, как суд присяжных оправдал Евгения Алексеевского, который обвинялся в совершении разбойного нападения и убийства в 1998 году.
— Причины уголовного дела в отношении Агушевич и Жуковой мы обсуждали на заседании Президиума коллегии адвокатов ВКО и однозначно пришли к выводу, что таким способом органы следствия пытаются оказывать давление на защитников Алексеевского, – объяснил руководитель адвокатской конторы «Октябрьская» Александр Семененко. – Оно строится только на заявлении самого Антропова. Очень важно, что Антропов на данный момент находится в местах лишения свободы и, согласно казахстанскому законодательству, не может иметь статус свидетеля. Неужели полиция, возбудив уголовное дело за его подкуп, этого не знает?

Нестабильность показаний
Впрочем, вся история с разбойным нападением и убийством на трассе Усть-Каменогорск-Семипалатинск 12 лет назад имела большой резонанс, но до сей поры полна белых пятен и неясностей. По версии следствия, ночью 11 августа 1998 года на 19-ом километре этой трассы под Таврией был обстрелян автомобиль Ауди-100, который принадлежал бизнесмену Строкатову. Его водитель Василий Гудыма погиб на месте преступления от огнестрельных ранений. Строкатов уверял, что из машины было похищено около 67 тысяч долларов США, которые тот вез в Павлодар для покупки бензина. Вот и оказался спустя два года на скамье подсудимых Юрий Антропов. С самого начала он, впрочем, как и Строкатов, вел себя довольно странно, кардинально менял показания и запутывал следствие. Он то уверял, что совершил преступление вместе с Алексеевским и брал вину на себя, то отказывался от того, что был причастен к убийству и разбойному нападению и утверждал, что дать признательные показания его заставил Строкатов. В 2000 году Антропов был приговорен к 17 годам лишения свободы после того, как следователи ДВД ВКО доставили его на машине Строкатова из Алматы.
После суда присяжных над Евгением Алексеевским, которого правоохранительные органы задержали в апреле прошлого года в Российской Федерации, в Новосибирске, Антропов вдруг признался следствию: адвокаты подсудимого предлагали ему 20 тысяч долларов, чтобы он дал показания в пользу Алексеевского. Так за что же ему было платить такие деньги?
По мнению адвокатов, такие заявления со стороны Антропова просто абсурдны. Потому как в качестве обвиняемого в 1999 году и подсудимого в 2000 г. он давал показания, что разбойное нападение и убийство не совершал, и оговорил себя и Алексеевского под давлением правоохранительных органов и потерпевшего Строкатова. Но суд ему не внял и вынес обвинительный приговор, опираясь на первоначальные показания самого Антропова, данные им в качестве подозреваемого.

Бег зайца по степям
После вердикта присяжных заседателей «Невиновен» и оправдательного приговора суда в редакцию газеты «Flash!» пришел Евгений Алексеевский и изложил свою версию произошедшего в августе 1998-го. По его словам, в ту ночь… его похитили неизвестные:
— Мне позвонил, как показалось, Антропов и предложил забрать долг. Я приехал по назначенному адресу на бульвар Гагарина – в баню, которую мы тогда строили, но никого там не застал. Но уже на выходе из бани я внезапно потерял сознание и очнулся только в багажнике машины, которая неслась на большой скорости. Я стал кричать, чтоб меня выпустили, и тогда автомобиль остановился. Меня выбросили из багажника на обочину. Все это делал один человек, физически сильный. Когда я попытался развернуть голову, он достал пистолет и выстрелил у меня над головой. Я очень испугался и думал, что меня добьют. Потом этот неизвестный мне мужчина, которого я так и не разглядел, бросил рядом со мной китайскую сумку, сказав: «Передай это Строкатову!» Машина сорвалась с места и уехала. Я распутал завязанные руки и увидел, что их обтягивал ремень от моего карабина «Тигр». Посмотрел в сумку. Там находилось около 50 тысяч тенге. Я их использовал, когда на попутках добирался в Усть-Каменогорск. От водителя одного грузовоза узнал, что находился на территории Российской Федерации, в районе Староалейска. Добравшись до Усть-Каменогорска ранним утром 12 августа, я первым делом отправился к бане, где оставил свою машину – «ДЭУ-ЭСПЕРА». Автомобиля там не оказалось, а баня была закрыта. Тогда я пошел к Антропову, но женский голос за дверью ответил мне, что Юрия нет дома. Тогда я сразу поехал на работу к Строкатову – в район Гавани. Потому что тот человек, который кинул сумку, сказал, что мне нужно передать деньги Строкатову! Его я не застал, но офисный работник сообщил мне: « На Николая было совершено разбойное нападение». Я поехал к себе домой на набережную Красных Орлов и зашел в магазинчик – купить что-нибудь поесть… У меня ведь все время была тошнота и кружилась голова.
Рядом с магазином, по рассказу Алексеевского, он встретил знакомого экс-полицейского. Съездил с ним в УВД города. Так Евгению стало известно, что его подозревают в совершении преступления и разыскивают.
— Мой знакомый предлагал мне сразу сдаться. Но я не мог, – уверяет Алексеевский. – Я очень боялся, что в полиции меня будут бить и выколачивать показания. И потом, я спросил, что «светит» по законодательству за такое преступление. А знакомый мне безапелляционно ответил, что, если есть труп и разбой, это – смертная казнь.
И тогда Евгений ударился в бега. Перебрался в Россию, перевез туда свою любимую женщину –Марию. Жили в Новокузнецке, Новосибирске, деревне Акутиха под Бийском. Поддельный паспорт на имя Алексея Сысоева приобрел у цыганки по объявлению. Потом на основе этого документа получил российское гражданство. Бывал и в Казахстане – чтобы забрать деньги у своих дебиторов. До Астаны и Усть-Каменогорска добирался поездом. Говорит, что всегда боялся, но у него не было другого выхода: им с Машей и родившейся в России дочкой нужны были деньги.
На окраине Новосибирска Евгений, купив 4 сотки земли, построил дом. Там его и задержали казахстанские полицейские при участии Интерпола и российских участковых в апреле прошлого года.
— Я знал, что рано или поздно меня найдут. Все это было лишь вопросом времени, – признался Алексеевский. – Но я не совершал преступления, в котором меня обвинили.

Куда исчез труп?

Адвокаты Любовь Агушевич и Полина Жукова, знакомясь с материалами уголовных дел по Антропову и Алексеевскому, обнаружили в них кучу изъянов. Так, им стало известно, что первоначально следователь Омаров, описывая место преступления, написал, что у погибшего Василия Гудымы было одно колото-резаное ранение, а потом оно вдруг превратилось в огнестрельное. Никакого орудия преступления и гильз в машине «ДЭУ-Эспера» полицейские так и не нашли, зато они почему-то на сто процентов уверены, что Гудыма убит из карабина Алексеевского «ТИГР». Хотя сам карабин так и не был найден, и в качестве «вещдока» нигде не фигурировал. Более того, труп несчастного водителя был доставлен в морг без одежды, хотя именно она могла пролить свет на характер ранений.

Перепутали ладонь с пальцем
— Органы следствия расследовали уголовное дело в отношении Алексеевского очень некачественно. Так, нам стало известно, что на экспертизу было отправлено тело не Гудымы, а некоего Губина, – рассказывает Полина Жукова. – Материалы уголовного дела не соответствуют описи, там не хватает многих документов, есть исправления. В протоколах допросов исправлены время, дата, подставлены новые листы. Потом вдруг появился протокол допроса свидетеля, а упоминания о данном документе в описи, предоставленной адвокатам и Алексеевскому, нет! Все это мы показывали на суде присяжным заседателям. Они сами могли оценить, насколько грубо фабриковалось дело против Алексеевского.
Собственно говоря, у полиции не было веских доказательств вины Евгения, либо улики собирались с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Следователи даже умудрились «накосячить» с отпечатком пальца Алексеевского, который якобы был обнаружен на машине «Ауди-100» Николая Строкатова.
— При изучении материалов дела мы сравнили, что сначала речь в материалах уголовного дела шла об отпечатке ладони, а потом вдруг оказался палец, – продолжает Полина Жукова.- Я написала ходатайство об исключении этих данных из числа доказательств. И тогда следователи задним числом допросили бывшего коллегу Родионова, который в конце 90-ых вел это громкое дело. Он ничтоже сумняшеся заявил, что…. просто перепутал ладонь с пальцем! Якобы изначально все-таки на машине Строкатова был обнаружен палец. Но уже на суде мы выяснили, что в уголовном деле нет даже дактокарт с отпечатками, пригодных для идентификации, а имеются только бумажные ксерокопии. Они не имеют силы доказательств. И таких несуразиц и нестыковок в деле Алексеевского очень много.
На днях прокуратура ВКО направила протест на оправдательный приговор присяжных в областной суд. Так что это уголовное дело может быть направлено на дополнительное расследование, либо кассационная инстанция согласится с мнением заседателей. Редакция нашей газеты попросила следователя Департамента внутренних дел ВКО Нуржана Койгельдина предоставить свою точку зрения по уголовному делу в отношении Алексеевского, но полицейский согласился прокомментировать ситуацию только на основе официального запроса от редакции. Так что мы продолжим историю об уголовных делах в отношении Алексеевского и его адвокатов в следующем номере газеты «Flash!»

Ольга Ушакова
(Продолжение следует)
  • 0
  • 24 апреля 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.