Дышите глубже - депутаты приехали!

Когда в очередной раз в Усть-Каменогорске светофорные объекты замигали желтыми сигналами, а на перекрестках объявились регулировщики, зачастую неумело подающие сигналы участникам движения, народ понял – кто-то в город приехал. И народ не ошибся: проехав с блеском по улицам города, на пороге гостиницы,… нет, не «Усть-Каменогорск», а «Shiny Ryver Hotel», появились народные избранники – депутаты Мажилиса Парламента Республики Казахстан, ставшие участниками выездного заседания Комитета по вопросам экологии и природопользованию в ВКО!

Оценив всю важность данного события и заботу своих избранников, граждане Казахстана щедро одарили участников заседания ужином в ресторане «Корона», поездками по промышленным объектам, поездкой на базу отдыха «Нур-Тау» и ужином от имени акима области. Многие горожане, воспользовавшись случаем, вышли прогуляться по городу, отметив, что в дни приезда «высоких гостей», в Усть-Каменогорске, по счастливой случайности, всегда дышать легче.

От имени же населения Восточно-Казахстанской области, при открытии заседания, участников горячо поблагодарил за заботу, а также за то, что местом проведения заседания был выбран Усть-Каменогорск, и Бердыбек Сапарбаев, аким Восточного Казахстана. Он же обозначил существенные проблемы экологии региона. Это и проблемы реки Иртыш, затрагивающие Усть-Каменогорск и Семей, проблемы Семипалатинского ядерного полигона, и, конечно же, существенная проблема качества воздуха Усть-Каменогорска, и подземного керосинового озера Семея.
Однако со всеми перечисленными проблемами многие участники заседания были знакомы, так как некоторые депутаты, например, местные, не понаслышке знают о состоянии окружающей среды. А посему, проехав по объектам промышленности – АО «УК ТМК», АО УМЗ», РГП «Казахстанский монетный двор» и ТОО «Казцинк» – прямо перешли к обсуждению проблем.
А проблем много, несмотря на отчеты. В регионе большая концентрация промышленности, имеются места «исторических» загрязнений. В Иртыш сливаются недоочищенные стоки, из-за того, что реконструкция очистных сооружений никак не продвигается. А в области ежегодно образуется 40-46 миллионов тонн промышленных и 300 тысяч тонн твердо-бытовых отходов, часть из которых токсические. Переработка некоторых из них составляет чуть более 15 процентов. Как следствие воздействия всех факторов, возникает высокая техногенная нагрузка на жителей. И, несмотря на имеющуюся Концепцию перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007-2024 годы, на состоявшийся II Экологический форум, реализацию многомиллиардных экологических программ ТОО «Казцинк», АО «УК ТМК», АО «AES Усть-Каменогорская ТЭЦ», жители никаких улучшений не замечают, пока им об этом не напишут в газетах. НМУ в Усть-Каменогорске длятся теперь не треть года, как было в 2008 году, а четверть. Только лучше ли от этого жителям, обжигающим горло на один месяц меньше?

Ситуацию не изменяет и работа «Казгидромета», с его недостаточным количеством лабораторий для проб воздуха. Как отметил Владимир Лопаткин, председатель Совета общественности ВКО, большого доверия их замерам нет, так как основной загрязнитель воздуха в Усть-Каменогорске – свинцовый завод ТОО «Казцинк» – уже полгода остановлен, а диоксид серы как стоял на уровне 1,5 ПДК, так и остался. У нас возникают по этому поводу три предположения: либо свинцовый завод вообще не загрязнял атмосферу, либо данные по замерам фиктивные, выполненные по чьему-то заказу, либо оборудование «Казгидромета» не позволяет вести нормальный учет!

Кстати, Совет общественности привел данные, что продолжительность жизни за последние 20 лет составляет 59 лет. Однако эта цифра, на наш взгляд, тоже ни о чем не говорит. Необходимо изучить какая была продолжительность жизни более 20 лет назад. И, если выяснится, что выше, значит нынешнее состояние экологии (и медицины, как сопутствующего фактора), в разы хуже, чем было в Советские времена.

Не удовлетворяет нормам, по данным Владимира Лопаткина, качество топлива, работа автозаправочных станций в черте города. Вопрос утилизации отработанного автомобильного масла не решается. Анализ экологической ситуации не ведется. Тут же вспомнили, что однажды в городе появился запах, напоминающий запах сероводорода, а источник не нашли. В связи с этим, господин Лопаткин поднимает вопрос создания Центра экологической безопасности. Мы тоже с этим согласны, а то в один день нас какие-нибудь заклятые враги человечества потравят как тараканов, а мы даже не узнаем – от чего умерли!

Удивителен и тот факт, что структура Министерства экологии – Иртышский Департамент экологии – удалился подальше от экологических проблем Восточного Казахстана в Павлодар. А основные проблемы и недропользователи, которые вынуждены ездить с документацией в Департамент в Павлодар, остались здесь. В результате, практически ни на один вопрос толком ответить, тем самым показав свою компетенцию, Эдуард Ким, руководитель данного ведомства, не смог. Только и ссылался на недостаточную штатную численность подчиненного коллектива!
Министерские шефы данной структуры сработали не лучше. Акимат Восточного Казахстана направил некогда 13 природоохранных проектов, вошедших в Программу развития ВКО на 2011-2015 годы, а в программу «Жасыл Даму» они не вошли. Вице-министр сослался на недокомплект документации. Однако Ерлан Нигматулин, председатель Комитета Мажилиса, привел несколько иные данные, и озвучил свое видение проблемы, заключавшееся в том, что нужно «активнее отстаивать проекты на заседаниях Республиканской бюджетной комиссии».

В общем, шума на заседании было много. Все гневно двигали бровями, грозились и обещали навести порядок. Однако терзают нас смутные сомнения по поводу того, что данный визит (во времена разговоров, кстати, о предстоящих выборах) будет отправной точкой ко времени, когда на улицах Усть-Каменогорска будет свежо, дышать будет легко, Семипалатинский полигон прекратит «фонить», керосиновое озеро выкачают, а воды Иртыша обновятся.

Дело в том, что позиция участников была направлена не в одно «русло»: одни нападали, другие защищались, третьи, воспользовавшись случаем, хвалились. Зашла речь о поправках в Экологический Кодекс, вносящих плату за отходы природопользователей, и сразу оговорились, что большая часть из этих отходов – вскрышная порода, не наносящая ущерба. Однако забыли сказать, на какие нужды будут направлены деньги, поступившие от недропользователей? Хоть одна копейка пойдет на «экологию», или будет пополнен бюджет? От платы за эмиссию в окружающую среду финансы куда идут?

Заикнулись на встрече о рассмотрении вопроса об объявлении Усть-Каменогорска зоной чрезвычайной экологической ситуации, но на выступающего так зашумели, что он до конца не выступил. Данные у него, оказались не свежими.

Ерлан Нигматулин, из всех положительных примеров, только и твердил про Балхашский регион, где по поручению президента было построено сернокислотное производство, улучшившее экологическую ситуацию по диоксиду серы. Основной же своей задачей он видит «посмотреть ход выполнения экологических и природоохранных мероприятий, как внедряются новые технологии, и как они помогут в решении экологических проблем». Затем, мол, будет направлен ряд депутатских запросов в правительство. А в Усть-Каменогорске будут вычислять тех, кто не занимается экологическими проблемами, путем исключения объема выбросов. Только он не сказал, как эти объемы будут вычислять, если данные есть только по промышленным гигантам. Кстати, перелистав пресс-релиз мы так и не нашли вложения в экологическую программу со стороны АО «УМЗ». Может быть, методом исключения уже сейчас можно определить хоть один источник неучтенных выбросов в Усть-Каменогорске?


Алексей БОЖКОВ
  • 0
  • 02 декабря 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.