Транзит власти и ожидания народа

«На выборах 9 июня может сработать протестное голосование «против всех», — такое мнение высказывают некоторые аналитики в социальных сетях, обсуждая новость об объявлении на 9 июня внеочередных выборов президента Казахстана. Подобное мнение основывается на том, что немалая часть народа, особенно беднота, обитатели городских окраин, переехавшие из сёл и аулов, устали от «безнадёги», пустых обещаний, а также выросло новое поколение молодых избирателей, уже не верящих только словам власти.


Да и вообще необходимость перемен просто витает в воздухе, но вряд ли вполне предсказуемые кандидаты в президенты намерены эти перемены воплотить в жизнь.
Перемен, конечно, всегда хочется. Так уж устроен человек. Помню, что на исходе брежневской эпохи мне всё чаще вспоминались строки Александра Блока:
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века — Все будет так. Исхода нет.
Сейчас, спустя 40 лет, я думаю – а чего же в то время мне и нам всем не хватало? Довольно сытная (пусть и без особых деликатесов), размеренная, вполне обеспеченная, и, главное – спокойная, уверенная жизнь… Видимо, приелось однообразие, не воспринимался старческий ареопаг во власти, ведь я родился при Хрущёве, но этого времени не помню, а уже вырос только при Брежневе. Да и лозунг «Народ и партия едины» — тогда уже был только лозунгом. А потом пришёл «молодой и энергичный» Горбачёв, и понеслось – «перемен, мы хотим перемен». И ведь перемены действительно были востребованы жизнью. Устав от брежневской спячки народ просто накинулся на выборы, гласность, дискуссии, открытие «тёмных пятен» в истории. Но это была лишь оболочка наступивших перемен, или, как говорят в философии, надстройка, которая создавала иллюзию наступления эпохи «гуманного, демократического социализма». А реальность состояла в том, что советское общество к наступлению перестройки уже полностью прониклось мелкобуржуазными настроениями. Суть этих настроений хорошо выразил гениальный кинорежиссёр Эльдар Рязанов в фильме «Гараж». Там один из персонажей говорит: «Я Родину за машину продал». Это были пророческие слова. Действительно, советский народ, уже ставший совсем не советским, глотал слюну при виде картинок изобилия на прилавках западных супермаркетов, лубочных пейзажей фильмов, воспевающих американскую мечту о домике с подстриженным газоном и машине для каждого члена семьи. Мы уже хотели, чтобы и у нас было, «как у них», чтобы «просто жить и наслаждаться жизнью».
Правда, когда наступили реальные перемены, выяснилась одна поправка — для того, чтобы часть людей «наслаждалась жизнью», другая часть должна совсем не «наслаждаться», а, напротив, страдать. Всеобщего наслаждения не получилось, да и не могло получиться. И единая страна была развалена, о чём никто и подумать не мог даже в страшном сне в начале перестройки.
Поэтому сейчас, спустя более 30 лет с начала радикального слома прежней жизни, у народа, прежде всего, старшего поколения, вполне объяснимый страх перед переменами. Чего-чего, а перемен мы наелись в 90-е и последующие годы. Вроде бы и нужны преобразования, в обществе явный застой и деградация, вопиющая социальная несправедливость и социальное расслоение. Но к чему эти перемены приведут? Вдруг станет ещё хуже? А молодёжь и не знает другой жизни, молодые люди полагают, что так, как сейчас – так и должно быть.
Таково, на мой взгляд, эмоционально-психологическое отношение к возможности и необходимости перемен. Но если посмотреть классовую структуру общества, то станет понятно, что пока запроса на перемены ожидать не приходится. Во всяком случае, в массовом сознании. Ведь в основном казахстанское общество мелкобуржуазное. Даже те, кто относится по роду своей деятельности к рабочему классу, по сути, представляют ту же мелкую буржуазию. Карл Маркс в XIX веке прогрессивность пролетариата объяснял тем, что пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. А вот ныне не очень многочисленному рабочему классу Казахстана есть что терять. 2,5 млн. самозанятых также, видимо, уже не хотят терять свой образ жизни, пусть мелкую, но собственность. Разве горят желанием те же «бомбилы», специалисты по ремонту квартир, сантехники, надомные парикмахеры, фотографы, владельцы домашнего подсобного хозяйства, или мелкие торговцы что-то менять в своей жизни? Пусть их доходы и не очень велики, но на хлеб хватает, они свободны в выборе времени, можно пару недель поработать, потом недельку погулять. Пусть всё идёт так, как есть. Мелкобуржуазность, и присущая ей потребительская психология прочно овладели нашими согражданами. Впрочем, так на всём постсоветском пространстве. Помню, как в 2006 году болезненно отреагировали автовладельцы на известие о намерениях властей запретить праворульные автомобили. В Усть-Каменогорске тогда на ипподроме собралось с сотню автолюбителей. Правда, они толком и не знали, что делать, пока кого-то не осенило – нужно написать обращение и собрать под ним подписи. Долго искали того, кто это обращение сможет написать. Мне запомнилась женщина, которая стояла с плакатом «Я люблю свою машину!». В этом крике отчаяния отразилась вся суть мелкого собственника, который поставил подержанную японскую иномарку в один ряд с высшими жизненными ценностями, достойными любви.
Да, у политически активных граждан велико желание и ожидание, что «народ вот-вот проснётся». Но реальность такова, что «сон» ещё будет долгим и глубоким. Пока люди просыпаются лишь тогда, когда их непосредственно касается какая-то несправедливость, когда оказываются задетыми их личные интересы. И они пытаются отстоять только свои интересы, не более. Общественный, коллективный интерес они не осознают. Мелкобуржуазность, впрочем, как и капитализм в целом, раздробляют общество на тысячи и миллионы собственников, на тысячи и миллионы частных интересов. Каждый в своем мирке, каждый сам за себя.
Происходящее сейчас в высшей политике Казахстана в целом соответствует таким интересам населения. И отставка Назарбаева с сохранением его весомой роли в управлении страной, и предстоящие внеочередные выборы. Поскольку вся эта политическая комбинация даёт ответ на главный волнующий вопрос: «А что же дальше будет?». «Будет всё по-прежнему» — и такой вариант, скорее всего, устраивает большинство, причём подавляющее. Есть, конечно, меньшинство, желающее перемен, но это именно меньшинство. И оно ещё не стало тем активным меньшинством, готовым на самопожертвование, которое может переломить ход событий при пассивном созерцании большинства. Остальные, даже если чем-то и недовольны, то лишь ноют по этому поводу, или в лучшем случае напишут что-нибудь в соцсетях, и то не под своим именем. Но при этом никаких резких колебаний не хотят, довольствуясь тем, что есть, по принципу «не было бы хуже».
В этой ситуации не так уж важно, кто будет на предстоящих выборах главным кандидатом на пост президента. Понятно, что это будет представитель партии власти, а остальные лишь создадут иллюзию альтернативных выборов. Наверное, всё-таки, династический вариант не будет запущен в действие. Даже при «спящих жителях» такой вариант не совсем приемлем. Сложно сказать – станут ли выборы завершающим шагом в процессе транзита власти, или это лишь промежуточный этап, и есть ещё какие-то дальнейшие ходы. Вероятнее всего, что такие варианты есть, и транзит будет продолжаться. Об этом мы узнаем в ближайшем будущем.
Народ – творец истории. Сейчас многие ухмыльнутся, прочитав эти строки. Но это действительно так. Народ творит историю, как своим действием, так и бездействием.

Денис Данилевский

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.