Возможно ли в Казахстане организовать народный контроль?

«После скандальных новостей о ворах-коррупционерах из ведомства Алика Шпекбаева — борцов с коррупцией, уже впадаешь в тихое отчаяние. Кому можно это государство доверять?


Елбасы обьявил цифру — космическую, которая пойдет на помощь малоимущим семьям — 2,5 триллиона тенге! Жутко представить, сколько из них будет своровано уполномоченными органами по пути к адресатам! У нас же иначе не могут чиновники, такая неизлечимая государственная болезнь… И вдруг осенила одна мысль. Все новое — это хорошо забытое старое. А если создать Народный контроль?! Всюду, куда распределяются бюджетные средства, создать «народные контроли» из самих сотрудников в довольно большом числе. До 10% от коллектива. Например, в больнице 200 сотрудников, создается народный контроль из 20 человек от всех представителей вплоть до санитарок. И чтобы расходование средств принималось общим заседанием, и каждый ставил свою подпись как ответственное лицо. Если двое-трое (директор, главврач и бухгалтер) легко могут своровать и разделить, то 20 человек, и среди них простые сотрудники — будет сложно и стыдно.
В школах, вузах, стройкомпаниях, особенно в подразделениях акиматов и др. — везде народный контроль и коллективная финансовая ответственность. И чтобы на видных местах висели ежемесячные отчеты для обозрения всех — родителей, студентов, клиентов, пациентов, очередников, журналистов и просто интересующихся… Чтобы такая прозрачность стала национальной идеей, пусть временной. Зато контроль за бюджетными деньгами станет очень хорошей терапией для народа.
Это немножко по — китайски получается, но по- казахски хуже. Кстати, во всех крупных международных фондах, акционерных компаниях на Западе такая доступность, прозрачность и коллективный надзор давно существуют. Потому и не воруют. Это конечно мой набросок, но пусть власть подумает, как, наконец, победить свою неуправляемую гидру...».
Такими мыслями поделилась с читателями страницы в Facebook известный казахстанский журналист и общественный деятель Гульжан Ергалиева. Предложение Гульжан Хамитовны вызвало заинтересованное обсуждение. Вот что написал, к примеру, редактор газеты «Flash!» Денис Данилевский:
«Народный контроль, реальный и действенный, нужен при любой общественной системе. Наверное, будут те, кто ухмыльнется, но об этом говорил и Ленин еще в начале 20-х годов, о необходимости рабоче-крестьянской инспекции (Рабкрин). Без контроля рабочих и крестьян даже при социализме, без частной собственности, неизбежно перерождение чиновничества и превращение чиновников в класс сначала мелкой, а потом и реальной буржуазии крупных собственников. И уже в 60-х годах это перерождение стало реальностью. В установлении контроля над чиновниками была и суть культурной революции в Китае в 60-х годах прошлого века. Мао Цзэдун таким образом пытался предотвратить буржуазное перерождение верхушки Компартии и управленцев. Поэтому и дал команду «Огонь по штабам!». Чтобы сейчас хотя бы попытаться создать народный контроль, необходимо несколько условий. Как когда-то Мао, тоже кто-то должен дать команду «Огонь по штабам!». Но такую команду не дадут. И способствовать пробуждению народных масс правящая элита не будет, поскольку для нее это очень опасно, пусть лучше народ будет в спячке. А людям нужно менять свою психологию. Сложно представить, чтобы санитарка, или медсестра, или учитель высказывали и отстаивали свое мнение по разумному расходованию средств. Ведь они смотрят в рот бастыку, только чтобы получать свои 40-50 тысяч. Мы не можем использовать даже те имеющиеся механизмы выражения народного мнения. Для примера возьмем КСК или дачные товарищества. Там ведь зачастую беспредел председателей при молчаливом попустительстве владельцев квартир или дач, и порядок зависит только от человеческих качеств председателя. Что мешает людям прийти на сессию маслихата и высказать свое мнение по бюджету, или другим вопросам, и оказать народное давление на голосование депутатов? Ничего, только пассивность. А многие ли участвуют в общественных слушаниях? На слушаниях по организации банка ядерного топлива в Усть-Каменогорске на территории Ульбинского металлургического завода «против» проголосовало лишь 8 человек, и все эти 8 были или сотрудниками, или читателями газеты «Flash!». А 39 работников УМЗ проголосовали «за». На недавних слушаниях по переработке на УМЗ высокообогащенного урана в низкообогащенный было лишь одно выступление «против» — автора этого комментария. «Против» проголосовали двое — я и журналистка нашей газеты. Более 80 сотрудников УМЗ проголосовали «за» и создали видимость поддержки этого проекта. А накануне в соцсетях был визг против «превращения Усть-Каменогорска в ядерную помойку», и многие грозились прийти, но никто не пришел. Так что, на мой взгляд, пока народ не готов к народному контролю. Когда будет готов, тогда и формы такого контроля сами придут.
И подумалось нам, что прежде, чем мы сможем смело говорить о народном контроле, надо научиться, или даже иметь смелость, использовать имеющиеся формы выражения народного мнения. Мы решили провести собственное исследование – как же у нас реально действуют даже те куцые возможности участия народа в принятии решений и контроле, и как эти возможности использует сам народ, желает ли он участвовать в таких формах управления. Поскольку одна из самых болезненных, в прямом смысле слова, проблем – это медицина, мы решили изучить имеющиеся формы народного контроля в этой сфере. Так, к примеру, немногие знают о существовании в обязательном порядке наблюдательных советов в государственных учреждениях, в том числе и медицинских.
Согласно статье 149 Закона РК «О государственном имуществе», наблюдательный совет государственного коммунального предприятия на праве хозяйственного ведения (далее ГКП на ПХВ) имеет следующие полномочия.
1) дает заключение уполномоченному местному исполнительному органу по проекту плана развития государственного предприятия на праве хозяйственного ведения, по внесению изменений и дополнений в него;
2) согласовывает проект отчета о выполнении плана развития, предварительно утверждает годовую финансовую отчетность государственного предприятия на праве хозяйственного ведения;
3) принимает решение о распределении спонсорской и благотворительной помощи и средств, полученных из дополнительных источников, в том числе части чистого дохода, оставшегося в распоряжении ГКП на ПХВ;
4) беспрепятственно знакомится с документацией государственного предприятия на праве хозяйственного ведения и его структурных подразделений для контроля целевого использования бюджетных средств и средств, полученных из дополнительных источников, и вносит предложения местному исполнительному органу для осуществления проверки целевого использования указанных средств и так далее.
Иными словами, Наблюдательный совет принимает меры, направленные на достижение целей ГКП на ПХВ, анализирует его общее состояние, контролирует расходование бюджетных средств. Если ознакомиться со всеми пунктами полномочий Наблюдательного совета, то вы не увидите хоть какого-то упоминания, что общественность может поделиться с НС своим мнением или проблемами, допустим, возникшими в сфере здравоохранения. Странно, не правда ли?
Существуют только на бумаге?
Знают ли люди о существовании таких советов? Нет. Из 14 опрошенных человек, только один знал о том, что такие советы должны существовать, и то потому, что где-то случайно увидел такую новость на одном из сайтов. А если люди не знают о наличии такого общественного органа, который следит за работой медицинского учреждения, значит, никакой реальной работы нет.
Характерный штрих. В управлении здравоохранения ВКО в ответ на нашу просьбу, сказали, что не могут организовать встречу с председателем какого-либо Наблюдательного совета, так как это не является его основной работой, и они не представляют, где такого председателя сейчас найти, чтобы узнать о деятельности Наблюдательного совета, председателем которого он является. Выходит, если человек захочет переговорить с членами Наблюдательного совета (далее НС), то он вряд ли сможет найти хоть одного из них. Номер телефона председателя наблюдательного совета в поликлинике № 2 г. Усть-Каменогорска мне дали, лишь сфотографировав моё удостоверение журналиста. А почему такие меры строгости? Ведь я хотела встретиться всего-навсего лишь с руководителем общественной структуры! А если с ним захочет встретиться обычный больной? Он что – спецпроверку проходить будет?
На сайте областного управления здравоохранения нет никакого упоминания о существовании НС. У многих поликлиник, имеющих статус ГКП на ПХВ, нет даже сайтов, и это во время цифровизации, о которой нам так упрямо твердит Правительство! Я нашла упоминание на сайте Поликлиники №1, где во вкладке корпоративных документов, в кодексе деловой этики, среди прочего, указано о деятельности наблюдательных советов, но ведь и эти сведения не так легко найти. На сайте Поликлиники № 2 информация тоже имеется, но весьма скудная. Достаточно лишь зайти в 2gis и прочитать отзывы о наших учреждениях здравоохранения, чтобы понять, что в таком виде НС не помогают в их деятельности, не улучшают работу, и совершенно не помогают пациентам и больным.
Но нельзя во всем обвинять в очередной раз государство, ответственность за бездействие всегда лежит и на людях. Психология у нас такая – не хотим никуда вмешиваться и где-то что-то менять, даже в лучшую сторону. Например, в социальных сетях кипят страсти, идет обсуждение того, что необходимо сделать, или же, наоборот, ни в коем случае не стоит делать в образовании, здравоохранении или экологии, других сферах. И это хорошо, что мы шумим хотя бы за монитором. Но когда речь заходит об общественных слушаниях, на которых обсудят реконструкцию одной из улиц, или переработку на УМЗ высокообогащенного урана в низкообогащенный, где общественность может проголосовать, высказать все «За» и «Против», где общественность действительно может что-то изменить, или хотя бы публично выразить своё мнение — никто не приходит. Почему? Ведь в социальных сетях многие грозятся прийти! Зато после слушаний, когда изменить уже ничего нельзя, все оживленно комментируют то, как в Усть-Каменогорске будут хранить низкообогащенный уран, что люди болеют и нечем дышать. Активно обсуждают и то, что городом решили пожертвовать и во всем виновато Правительство. И неужели каждый человек не видит и своей вины в этом? К сожалению, не видит. Каждый из 330 тыс. жителей считает, что он не в силах что-либо изменить, и так считает действительно КАЖДЫЙ. А ведь всё дело в том, что сейчас, несмотря на развитие интернета, «реальная реальность» всё равно важнее виртуальной. И общественные слушания проводятся в режиме «приди и участвуй». А на подписи в интернете имеют право не обратить внимания, и уж тем более на комментарии. Вывод? Пока виртуальность ещё можно игнорировать, не ленись ходить на общественные слушания. Если для тебя что-то важно – встань с дивана!
Требования к членам НС
А легко ли войти в состав наблюдательного совета? Смотрим объявление о конкурсе в члены НС больницы г. Курчатова. Оказывается, к кандидатам в НС в сфере здравоохранения выдвигаются определенные требования, которые включают наличие высшего образования, а также одного из следующих условий.
1) наличие опыта работы в сфере здравоохранения или по профилю организации и (или) экономики/Финансы и (или) бизнеса и (или) права не менее 5 лет;
2) наличие опыта работы в сфере здравоохранения или по профилю организации и (или) экономики/финансы и (или) бизнеса и (или) права на руководящей должности не менее 3 лет;
3) членство в общественных объединениях в сфере здравоохранения и (или) экономики и (или) бизнеса и (или) права.
Кандидат, в сроки, указанные в объявлении о проведении конкурса, представляет комиссии следующие документы:1) заявление об участии в конкурсе;2) резюме на государственном и русском языках;3) автобиография; 4) копия документа, удостоверяющего личность кандидата;5) копия документа о высшем образовании: 6) копия документа, подтверждающего трудовую деятельность работника согласно статье 35 Трудового кодекса Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года; 7) документы, подтверждающие отсутствие судимости и коррупционных правонарушений, выданные территориальными подразделениями Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан.
Очередной вопрос — где они найдут в 12-тысячном городке столько людей, соответствующих таким требованиям? Даже если и найдут, вряд ли человек захочет собирать такой список документов, только для участия в конкурсе. А сами требования к кандидатам такие, будто их избирают на госслужбу. Почему бы не привлечь в НС пациентов, прикрепленных к этой, и другим больницам? Ведь они, как никто другие, даже без всяких дипломов и соответствующего трудового стажа в сфере здравоохранения, обеспечат реальный народный контроль, так как для них это в прямом смысле слова жизненно важный вопрос. Но почему-то такой возможности даже не рассматривается. Установлены определенные требования, и для участия этим требованиям необходимо соответствовать. Реально в НС могут войти лишь ветераны медицины. Или пенсионеры, работавшие на управленческих должностях. А нужна ли им эта нагрузка? Видимо, лишь в качестве «свадебных генералов».
В 2018 году были внесены поправки в приказ Министра национальной экономики, которые дали возможность включить в составы наблюдательных советов медицинских организаций независимых членов: представителей бизнес-сообщества, общественности, НПП «Атамекен» и других лиц, обладающих опытом в ведении бизнеса, оптимизации бизнес-процессов и корпоративного управления. Также были снижены требования к лицам, избираемым в наблюдательные советы, в части опыта работы, упрощена процедура предоставления конкурсной документации. Но и после этих поправок попасть в НС «простым людям» невозможно.
Разговор в обычной поликлинике
Мы побывали в Городской Поликлинике №2, расположенной по улице Бурова, и узнали у главврача Екатерины Татиковой о деятельности НС в данном учреждении здравоохранения:
— Расскажите о деятельности НС в вашей поликлинике?
— Члены Наблюдательного совета – это сотрудники системы здравоохранения. На нашем сайте gorpol.kz есть информация о НС, всю информацию мы передаём в облздрав, и уже областное управление даёт общую информацию по всем нашим НС. Мы всё согласовываем с членами НС, допустим, я не могу принимать самостоятельные решения, я всё согласовываю, члены НС проводят мониторинг и анализ нашей деятельности, рационально расходуют наши средства.
— Говоря о пациентах – имеют ли они какое-либо право, или возможность высказать свои замечания и предложения членам НС?
— Для пациентов создана служба поддержки, куда они могут написать обращение. Это создано в поликлинике. Если, допустим, эта форма не помогает, далее идут следующие этапы, возможно обращение в НС – это не запрещено.
— Хорошо. Тогда напрашивается следующий вопрос: как пациенты будут обращаться куда-либо, даже в существующий НС, если никто о нём не знает. Допустим, есть ли у Вас в поликлинике, на информационных стендах упоминание о существовании такого вот совета или службы поддержки пациентов? Я ничего этого не увидела.
— Мы это сделаем. Я особое внимание обращаю на наш внутренний аудит. Нет ничего тайного и скрытного, у нас всё прозрачно.
О результативности работы НС мы спросили непосредственно и у председателя НС ГКП на ПХВ «Городская поликлиника №2» Розы Сегизбаевой:
— Расскажите о деятельности возглавляемого Вами НС?
— НС созданы при больницах, которые перешли на форму хозяйственной деятельности. Такие предприятия финансируются из республиканского бюджета. Также больницы, поликлиники, стационары на ПХВ могут оказывать еще и платные услуги. НС является органом, который контролирует финансовый поток, ГКП на ПХВ отчитываются перед нами, с нами согласовывают бюджетные заявки, планы развития на следующий год, планы развития на 5 лет, какие видят перспективы, например, по внедрению новых технологий, по обучению персонала, по улучшению оказания качества медицинских услуг, по доступности. Поэтому все эти вопросы согласовываются с НС. Также на основании планов развития, если они требуют приобретения нового оборудования, которое необходимо приобрести из внебюджетных средств, это вновь согласовывается с НС. За счет платных услуг в поликлинике было закуплено много оборудования, где-то частично провели косметический ремонт.
— То есть главврач, без согласования с НС не может принять самостоятельное решение?
— Именно. Но есть подушевое финансирование, то есть на прикрепленное население выделяется финансирование. Часть идёт на зарплату, на коммунальные услуги и так далее. В общем, они проводят разбивку по фактическим расходам, а потом, в основном платные услуги, экономия, которая образуется, согласовывается с НС.
— С началом деятельности НС есть ли какие-либо изменения в работе руководства и самой поликлиники?
— Если раньше они не могли передвигать бюджет из одной статьи в другую, то сейчас они могут обосновать необходимость направить средства именно на острые нужды, которые необходимы для оказания медицинских услуг в данный момент. Допустим, осенью они закупали УЗИ-аппараты, чтобы снизить очередность. УЗИ-аппараты были куплены более инновационные, имеющие более высокую пропускную способность.
— Могут ли пациенты обратиться в НС?
— Могут, но обращений еще не было. В основном проблемы пациентов решаются по принципу «здесь и сейчас».
К слову, интервью председатель НС дала по телефону, мол, так ей действительно будет удобнее. Одним словом, у НС полная «открытость» ко всем, как же в таких случаях пациентам достучаться до них? Райфа Сафиоллинова, заместитель руководителя Управления здравоохранения (УЗ) ВКО сообщила, что НС действуют в 17 медицинских организациях области. По словам заместителя руководителя УЗ, пациенты непременно могут ознакомиться с информацией о НС на стенде информирования населения в медицинских организациях, где созданы наблюдательные советы. На сайте управления здравоохранения ВКО в ближайшее время планируется создание рубрики по наблюдательным советам. Интересный факт, именно после нашего запроса УЗ ВКО решили создать на своем сайте рубрику об НС. Скажите, совпадение?
Наблюдательный совет: ненужное украшение или полезный инструмент?
Государственные предприятия – одни из самых больших рассадников коррупции в нашей стране. В 2017 году в госсобственности находилось почти 47% крупных и больше половины средних предприятий страны. Из них, скорее всего, часть существует лишь на бумаге, но это не мешает им «сосать» время и деньги с государственной машины. Для прозрачности работы госпредприятий был создан метод государственных закупок, бесконечные отчеты, но мало что изменилось в деятельности государственных и квазигосударственных структур. Они по-прежнему остаются закрытыми для широкой общественности, и самое главное – закрыт процесс распределения и расходования средств. А если за все убытки платит государство, то значит, тратить деньги «на воздух», или «в песок» можно практически бесконечно: убытки всегда покроет бюджет, а именно налогоплательщики. То есть мы с вами. И «вишенка на тортик» — создание наблюдательных советов. В чём суть? А в том, что был создан еще один орган, который будет «смотреть за смотрящими» и название ему – наблюдательный совет. Вот только одна нестыковка – члены НС должны быть независимыми! А что мы видим в реальности? Члены НС по большей части варятся в общем котле с теми, за кем должны «наблюдать», и о какой независимости здесь идет речь? А «простонародью» доступ в наблюдательные советы перекрыт обязательными требованиями. Неужели НС – очередная декорация для народа, который даже не знает о её существовании?
Кристина Капрелян

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.