В поисках контролёров качества угля

Уже два месяца мы пытаемся разобраться: кто же всё-таки контролирует качество угля? Контролирует ли его кто-либо вообще, или за критерии качества в Восточном Казахстане не отвечает никто? Поиски мы начали с печальной истории семьи из 23 микрорайона Усть-Каменогорска.

Они с большим трудом приобрели 10 тонн угля, заплатив 114 тысяч тенге. Но из 10 тонн пригодной для отопления оказалась лишь тонна. Остальное – куски породы. Несмотря на наличие квитанции, найти продавца так и не удалось. Продавец находится неизвестно где, и на телефонные звонки не отвечает. Редакция направила запросы в различные государственные органы. Как оказалось, в Восточно-Казахстанской области за качество угля действительно никто не отвечает: ни департамент метрологии и технического регулирования, ни департамент охраны общественного здоровья, ни департамент по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по ВКО, ни управление энергетики и ЖКХ. Руководство Управления энергетики и ЖКХ сетует на то, что их задача заключается в обеспечении углём тупиков, и лишь в некоторых моментах управление в праве подключиться и по качеству поставляемого топлива, но лишь до угольных тупиков. Далее координируют данные вопросы местные исполнительные органы, как субъектов малого бизнеса, и в их деятельность управление энергетики и ЖКХ не вмешивается. Антимонопольное ведомство ссылается на то, что они занимаются только ценовыми сговорами, а не качеством. В Департаменте метрологии и технического регулирования посетовали, что у них отобрали функцию контроля за углём, и посоветовали обратиться в департамент охраны общественного здоровья. А там, несмотря на наличие в структуре отдела технических регламентов, переслали наше письмо в департамент по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. Круг замкнулся. Из наших чиновников получились бы отличные почтальоны. Так хорошо они переадресуют проблему друг другу. Переслал – и дело сделано!
Поэтому мы пошли дальше и отправили обращение о помощи семье, которая потратила деньги, взятые в долг, и приобрела некачественный уголь, на горячую линию контакт-центра акимата Восточно-Казахстанской области ещё 22 октября. К сожалению, «горячая» линия оказалась не такой и горячей: наше обращение зарегистрировали лишь 1 ноября. Текст гласит: «Статус вашего обращения: Зарегистрирован. Ответ будет вам направлен после рассмотрения оператором. Срок рассмотрения обращения 10 дней».
Таким образом, получается, что ответ должен прийти 10 ноября. Выходит, на регистрацию обращения необходимо 10 дней ожидания, также, как и на его рассмотрение требуется таких же 10 дней. Отличная система оперативной работы горячей линии! 11 ноября, в момент подготовки этой статьи никакого ответа так и нет. Хотя, конечно, это воскресенье. В выходные «горячая линия» не работает.
А чтобы не стоять на месте, и докопаться-таки до истины, мы отправили официальные запросы Председателю Мажилиса Парламента Республики Казахстан Нурлану Нигматулину и Премьер-Министру Республики Казахстан Бакытжану Сагинтаеву. В Канцелярии Премьер-Министра Республики Казахстан обращение было направлено для рассмотрения сразу в три министерства: в Министерство по инвестициям и развитию РК, Министерство энергетики РК, Министерство национальной экономики РК. Запрос в Мажилис отправили вице-спикеру Мажилиса Владимиру Божко.
К слову, в городе социальный уголь больше не дают, дескать, лимит закончился, — сообщил нам читатель газеты Виктор Литвинов. Он подал заявку на социальное топливо в октябре, и, по его словам, без угля остались ещё сотни желающих приобрести уголь хотя бы на 500 тенге за тонну дешевле, и это в основном пенсионеры. Между тем, зима только наступила. Хотя, как помнится, руководством АО «Каражыра» было принято решение увеличить среднесуточную отгрузку угля в сторону областного центра на 25 %, то есть до 24 полувагонов. Ранее АО «Каражыра» поставляла в Усть-Каменогорск в сутки 19 полувагонов угля для населения. Неужели и этого уже недостаточно? Или просто качество угля не позволяет людям согреться, и они в отчаянии скупают ещё, в надежде, что в этот раз будет лучше?
Со всеми этими проблемами, мы не обращались, наверное, только к «Ноль Первому», но при этом уже пошли на самые «верха».
Наше расследование продолжается, и мы обязательно будем держать вас в курсе его развития.

Кристина Капрелян

P.S. Когда номер готовился в печать, в редакцию позвонила депутат Мажилиса от фракции Коммунистической народной партии Галина Баймаханова. Она сообщила, что в конечном итоге наше письмо попало к ней. Галина Александровна возмутилась нашим вопросом: «Почему депутаты принимают такие законы, позволяющие безнаказанно продавать бракованный уголь?».
— Мы принимаем нормальные законы. Качество угля должно контролироваться на местном уровне.
Пришлось долго рассказывать депутату о наших безуспешных попытках найти контролёров угля. В итоге – именно в области никто не занимается качеством угля. Поэтому мы и пошли выше – в Мажилис и правительство.
— Я переправлю ваше письмо в министерство энергетики, — предложила Галина Баймаханова.
— Не нужно. Из канцелярии правительства его уже отправили в это министерство.
Чувствовалось, что депутат в некотором замешательстве, и не знает, что же делать с нашим обращением. Ну, если депутат высшего законодательного органа страны этого не знает, то, что же делать нам, простым смертным?
— Галина Александровна, пока мы с Вами рассуждаем в тёплых кабинетах, люди замерзают, заплатив за уголь более 100 тысяч тенге! И никто ничего не может сделать! Проблема угля уже становится одной из самых острейших социальных проблем в нашей области!
Депутат посетовала, что сейчас совсем не уделяется внимания геологоразведке (Галина Баймаханова много лет проработала в геологии). Это, конечно, важное замечание, но не имеющее никакого отношения к нашей печальной истории с углём. Ведь для угля Каражыры, которым отапливают всю ВКО, геологоразведка не нужна. Его добывают открытым способом на территории бывшего ядерного полигона.
В конце концов, депутат сказала, что направит наше обращение в Генеральную прокуратуру. И на том спасибо! Наше предложение провести парламентские слушания по проблеме качества угля, с приглашением как ведущих угледодобывающих компаний, так и всех государственных органов, причастных к этой сфере, Галина Александровна никак не прокомментировала. Или не заметила. Не заметили его и руководители Мажилиса. А зачем им это? Зачем нарушать спокойную и безмятежную жизнь? Голосование теперь по партийным спискам, и, попадание в Мажилис зависит, наверное, уже не от избирателей…

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.