Профсоюзы на распутье

Профсоюзы редко бывают в центре информационной повестки дня. Громких событий в профсоюзных организациях практически не случается. Рутинная, будничная работа. Пока ещё для многих понятие «профсоюз» ассоциируется с деятельностью профессиональных союзов советского времени: путёвки в санатории, детские оздоровительные лагеря, новогодние подарки…
Всем этим, конечно, занимаются и нынешние профсоюзные работники и активисты. Но в условиях капитализма, в условиях противоречий между стремлением получить максимальную прибыль для частного собственника, или работодателя в лице государства, и стремлением наёмных работников к достойной зарплате и безопасным условиям труда, главной для профсоюзов становится повседневная, будничная, но самая важная работа по защите интересов именно наёмных работников. А защитить эти интересы можно только через главные трудовые документы: трудовой договор каждого работника с работодателем, коллективный договор всего трудового коллектива с владельцем или руководителем предприятия, и отраслевые, региональные или республиканские трёхсторонние соглашения между объединениями работодателей, профсоюзами и государством в лице уполномоченных органов. Конечно, такая работа не вызывает особого интереса у читателей газет, телезрителей или пользователей социальных сетей. Куда интереснее всякие происшествия, скандалы, интриги, жизнь звёзд… Но между тем, именно через такую рутинную работу и решаются важнейшие вопросы нашей жизни, в первую очередь, зарплата, условия труда, и т.н. социальный пакет.
Но в этом году и профсоюзы вышли на первый план новостных сюжетов. В самой крупной общественной организации страны разразился скандал. И скандал этот имеет под собой не личные амбиции, а гораздо более глубинные, можно сказать, системные причины.
Рассказывает председатель Восточно-Казахстанского областного филиала отраслевого профсоюза работников здравоохранения РК Михаил Айзенберг:
— При прежнем руководстве Федерации профсоюзов Казахстана велась совместная работа Федерации и отраслевых профсоюзов по защите социально-экономических интересов трудящихся. Мы вели переговоры с правительством и достигали конкретных результатов, в том числе по повышению заработной платы, увеличению оплаты больничных листов, сохранению льгот для членов профсоюза и многое другое.
В 2013 году Сиязбек Мукашев ушёл и был избран Абельгази Кусаинов, бывший аким Карагандинской области. С этого момента Федерация практически перестала поднимать социальные проблемы. Именно в 2013 году власти начали кампанию по повышению пенсионного возраста женщинам. Казалось бы, вот поле деятельности для профсоюзов! Но вы что-нибудь слышали тогда о позиции профсоюзов? Что они противопоставили «Патамушто-патамушто»? Отраслевые профсоюзы подняли этот вопрос – давайте выразим свою позицию «против»! — но руководство Федерации не поддержало нашу инициативу, нам сказали, что «наверху уже всё решили». Несмотря на такую позицию руководства, в четырёх областях профсоюзы стали собирать подписи против повышения пенсионного возраста женщинам и направили их депутатам. Именно благодаря нашей инициативе срок начала повышения пенсионного возраста был отодвинут на 4 года, многие женщины успели уйти на отдых в 58 лет. И это только благодаря профсоюзам четырёх регионов. А если бы все профсоюзы выступили против, наверное, мы смогли бы добиться гораздо большего!
Михаил Ефимович обращает внимание, что была не только свёрнута деятельность по защите социальных прав трудящихся, но и стали нарушаться все организационные принципы работы профсоюзов.
— Ситуация ещё более усугубилась после того, как в ноябре 2017 года в должность председателя ФПРК вступил Бақытжан ӘБДІРАЙЫМ. Это чиновник, судья, ректор, заместитель министра, работал он и в Администрации Президента, но, на мой взгляд, он не имеет никакого представления о профсоюзной работе. Он и стал действовать, как чиновник. Руководство Федерации взяло на вооружение методы прямого вмешательства в деятельность отраслевых профсоюзов.
Уже через три месяца наш профсоюз работников здравоохранения не выдержал такого давления. Я зачитаю обращение к руководству ФПРК, которое было принято в феврале 2018 года. «Действия нынешних руководителей ФПРК противоречат проводимой внутренней политике Президента страны, выступающего за динамичное развитие общественных институтов, формирование гражданского общества, развитие профсоюзного движения и всецело поддерживающего человека труда. Практические действия руководителей ФПРК противоречат уставным нормам, игнорируются демократические принципы и коллегиальность при решении вопросов, основаны на административно-командном методе руководства, что ведёт к нарастанию социальной напряжённости среди работников в отрасли и в целом в обществе». Ответ на данное обращение мы так и не получили, хотя приняли его в присутствии двух заместителей председателя ФПРК. Вот и наглядная демонстрация стиля работы нынешнего руководства!
Михаил Айзенберг рассказал и о кадровой политике Федерации профсоюзов.
— За три месяца после прихода ӘБДІРАЙЫМ, под разными предлогами, были освобождены все прежние заместители председателя, вместо них пришли чиновники, бывший депутат, заместитель акима, заместитель министра. Такое впечатление, что федерация профсоюзов специально создана для бывших чиновников! Освободили практически всех работников аппарата Федерации, всех председателей территориальных объединений профсоюзов! Причём руководители профсоюзных объединений в регионах перестали избираться на местах, в областях! Их фактически назначают на исполкоме федерации в Астане! О какой демократии можно говорить, ведь это выборные должности!
Председатель ВК локального отраслевого профсоюза работников государственных, банковских учреждений и общественного обслуживания Татьяна Мозговая отмечает, что новое руководство ФПРК полностью пересмотрело и финансовые взаимоотношения между Федерацией, отраслевыми профсоюзами и территориальными объединениями.
— По Уставу областные профсоюзы перечисляют 10% от вала отраслевым профсоюзам, хотя 60% от этого вала возвращается в первички, и обкомы к этим деньгам никакого отношения не имеют. Отраслевые профсоюзы перечисляют в Федерацию 2% от поступивших взносов. Федерация в свою очередь должна 1% от этих двух перечислять на содержание территориальных объединений профсоюзов (ТОПы). Теперь Федерация требует, чтобы областные комитеты помимо вышеуказанных взносов перечисляли еще 3% в ТОПы, а отраслевые профсоюзы перечисляли 3% от валового сбора всех профсоюзных взносов на её счёт, помимо взносов по Уставу! В результате перечисления по самым скромным подсчётам увеличиваются почти в 10 раз! У нас просто не остаётся средств, чтобы вести нормальную работу на местах. Как мы сможем оказывать помощь при лечении, на оплату путёвок в санатории, в детские оздоровительные лагеря?! На какие средства мы будем проводить обучение профсоюзного актива? Похоже, что руководство Федерации эти вопросы вообще не волнуют.
— До 2014 года Федерация примерно на 30% обеспечивала свою деятельность за счёт взносов, на 70% — за счёт профсоюзной собственности. А собственность у профсоюзов с советских времён осталась неплохая: санатории, дома отдыха, гостиницы и прочее. Эффективное управление этой собственностью позволяло получать хорошие доходы. Что будет теперь с этой собственностью – непонятно. Останется ли она в ведении профсоюзов и будет работать на цели профсоюзной деятельности, или её распродадут – этого мы не знаем, — добавляет Михаил Айзенберг.

Наша справка. Судя по данным, имеющимся в открытых источниках, от собственности, доставшейся ФПРК от советских профсоюзов, на сегодня осталось 9 санаториев и 4 гостиницы «Турист», в том числе и в Усть-Каменогорске (сайт ФПРК).

— Если говорить о финансах, то мы не видим никакой отчётности о доходах и расходах, в том числе и по поступившим взносам, и по доходам от собственности, — говорит председатель ВК профсоюза работников предпринимательства ВКО Галина Казанцева. – И это тоже показатель полного отхода от принципов демократии и гласности в работе.
В марте 2018 года, не выдержав такой обстановки, на внеочередном съезде делегаты отраслевого профсоюза работников здравоохранения приняли решение выйти из состава Федерации профсоюзов Казахстана. Т.е. в полном составе профсоюз ушёл из Федерации.
— Мы решили войти в Содружество профсоюзов Казахстана «Аманат». Отраслевые профсоюзы обязательно должны входить в республиканские объединения профсоюзов для того, чтобы участвовать в социальном партнёрстве на уровне республики, а это республиканская трёхсторонняя комиссия. В Казахстане три профсоюзных объединения имеют республиканский статус: это ФПРК, Казахстанская конфедерация труда и СПК «Аманат», — говорит Михаил Айзенберг.
— Мы также решили выйти из состава ФПРК и войти в СПК «Аманат», — рассказывает Татьяна Мозговая. — Приняли постановление на пленуме, нас поддержали первичные организации. За какие-то полтора месяца нашего пребывания в СПК «Аманат» мы уже видим результаты. Все наши запросы не остаются без внимания. Сдвинулся с места важнейший вопрос о «внештатных» работниках, которые из-за того, что были выведены за штат, потеряли статус гражданских служащих и вместе с тем льготы в виде тридцати календарных дней отпуска (вместо двадцати четырех) и лечебного пособия к отпуску. Нам пришел ответ из Мажилиса Парламента, что вопрос взят на рассмотрение. Сейчас помогают нам в вопросе внедрения новой методики исчисления зарплаты гражданским служащим. Мы давно говорили, чтобы исчисление шло из расчёта минимальной заработной платы, а не по базовому должностному окладу. Этот оклад составляет 17697 тенге, и он более 10 лет не меняется, из этой суммы ведется расчёт, а ведь минимальная зарплата намного больше – 28284 тенге! Этот вопрос доведён и до правительства, и до депутатов. Был проведён обучающий семинар с профсоюзным активом по важнейшим социальным вопросам, он прошёл в Усть-Каменогорске. Семинар полностью организовали СПК «Аманат» и Фонд Эберта.
Я 36 лет в профсоюзах, но редко видела, чтобы руководители республиканского уровня бывали хотя бы в отраслевых организациях, не говоря уже о первичках. За весь период руководства в Восточном Казахстане один раз был Кусаинов, ӘБДІРАЙЫМа мы не видели ни разу. В «Аманате» совсем другое дело. Живая взаимосвязь, заинтересованность в общем деле защиты трудящихся. И финансовые взаимоотношения нас вполне устраивают: в «Аманат» мы отчисляем 5% от средств, поступивших на счёт областного объединения. В структуру Федерации в 10 раз больше.
Самое интересное началось после выхода республиканского профсоюза здравоохранения и локального профсоюза работников государственных, банковских учреждений и общественного обслуживания из состава Федерации профсоюзов. Как же отнеслись к принципу свободы выбора в ФПРК?
— Уже в апреле 2018 года, через месяц после нашего выхода из ФПРК, в противовес нашему профсоюзу был создан отраслевой профсоюз SENIM. И через управления здравоохранения, через главных врачей началось давление на медиков, чтобы переходили в этот профсоюз, — рассказывает Михаил Айзенберг. – При этом муссируются разговоры о том, что ФПРК – это якобы «государственный» профсоюз, а другие республиканские объединения профсоюзов – это частные! Поэтому, дескать, выгоднее состоять в «государственном» профсоюзе! Какой может быть «государственный» профсоюз, если профсоюзы – это общественные объединения! В Конституции РК, в Законах «Об общественных объединениях» и «О профсоюзах» чётко сказано, что государство, политические партии и работодатели не вмешивается в дела общественных объединений и профсоюзов. Может быть, утверждения о «государственном» профсоюзе имеют место потому, что в руководстве ФРПК практически не осталось профсоюзных работников, и в неё пришли бывшие государственные чиновники? Да и во вновь созданном профсоюзе «SENIM» примерно такая же ситуация, в руководители приходят как действующие, так и бывшие главные врачи, и даже бывшие сотрудники прокуратуры! А возглавил данный профсоюз С. Дюсенов, который работал главным врачом «Городской станции скорой медицинской помощи акимата г. Астаны». Так вот, 16 марта 2018 г. с ним расторгли трудовой договор на основании пп. 16 и 18 п.1 ст. 52 Трудового кодекса, а это неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей работником, имеющим дисциплинарное взыскание и нарушение трудовых обязанностей руководителем исполнительного органа работодателя, повлекшее причинение материального ущерба работодателю. Но уже вскоре он возглавляет республиканский отраслевой профсоюз здравоохранения! Комментарии излишни.
Конечно, никаких письменных указаний насчёт поддержки профсоюза SENIM нет. Действует «телефонное право». Я встречался с руководителем управления здравоохранения ВКО Маратом Шорановым и он заверил меня, что чиновники никак не вмешиваются в профсоюзные дела. Но члены профсоюза рассказывают мне, что административный ресурс используется, давление есть.
Редакция обратилась с запросом в управление здравоохранения ВКО с просьбой пояснить – оказывается ли воздействие на главных врачей и персонал медицинских учреждений с целью их вступления в профсоюз SENIM? Руководитель управления здравоохранения ВКО Марат Шоранов заявил, что «руководителям медицинских организаций указаний со стороны УЗ ВКО о вхождении в отраслевой профсоюз медицинских работников SENIM не было. Управление здравоохранения ВКО сохраняет принцип невмешательства в дела профессиональных союзов».
Да, у нас на «Красном Востоке» документальных подтверждений использования административного ресурса нет. А вот на противоположном краю Казахстана, в Западно-Казахстанской области, не стали утруждать себя такими нюансами. А зачем? Там просто разослали из облздрава директивное письмо, где содержится прямой приказ всем руководителям медицинских организаций и председателям профкомов принять участие в конференции профсоюза SENIM, которая состоится 21 сентября в здании партии «Нур Отан»! (см. документ на фото).

— Я понимаю людей, и не осуждаю их, — говорит Михаил Айзенберг. – Выдержать давление непросто, все хотят работать, никому не хочется неприятностей. И вот уже 35% первичных организаций в ВКО перешли в SENIM. Мы не против существования ещё одного профсоюза медиков. Но пусть конкуренция будет здоровой! Пусть люди сами посмотрят, где лучше защищают их права, где больше заботы о простом человеке, и сами, добровольно, без всякого давления, принуждения, сделают свой выбор!
Об этом же говорит и Татьяна Мозговая.
— Как только мы перешли в Аманат, сразу же почувствовали влияние пресловутого административного ресурса. Я процитирую фрагменты нашего письма на имя руководителя аппарата акима ВКО Р. Омарова. «В адрес ОО «Локальный профсоюз работников государственных, банковских учреждений и общественного обслуживания ВКО» поступают жалобы от членов первичных профсоюзных организаций. Суть жалоб в том, что на руководителей государственных учреждений якобы идёт давление из областного акимата с целью недопущения перехода профсоюзных организаций в СПК «Аманат». В свою очередь, работодатели, используя административный ресурс, игнорируют волеизъявление коллектива и самостоятельно решают вопрос членства». В этом письме мы напомнили об известных юридических нормах о невмешательстве государства в дела общественных объединений, нарушениях Конституции, Закона РК «О профессиональных союзах», а также конвенции №87 Международной организации труда (МОТ). Кстати, вмешательство государственной власти в дела профсоюза подлежит административной ответственности в соответствии со ст. 77 Кодекса об административных правонарушениях, а также уголовной ответственности в соответствии со ст. 154 Уголовного кодекса РК.
Структуры областной власти заявляют о невмешательстве в дела профсоюзов. На наш запрос акиму области Даниалу Ахметову поступил ответ от руководителя управления внутренней политики ВКО Ирины Смит. Ирина Фёдоровна сообщает: «В ВКО ведётся конструктивное сотрудничество со всеми представителями гражданского общества, в том числе, с профсоюзами. Профсоюзные организации представлены в маслихатах всех уровней – 116 человек, в состав областного, городских и районных Общественных советов входит 28 представителей профсоюзов. Руководители профсоюзных организаций привлекаются к работе антикризисного штаба при акиме области, Политсовета партии «Нур Отан», областных комиссий по вопросам занятости, микрокредитования, по выбору и размещению объемов медицинских услуг и др. На постоянной основе являются членами консультативно-совещательных органов, диалоговых площадок; участвуют в общественно-значимых мероприятиях.
В целях эффективного взаимодействия государственных органов и профсоюзных организаций в решении вопросов соблюдения трудового законодательства в состав областной трехсторонней комиссии по социальному партнерству и регулированию трудовых и социальных отношений включен председатель ВК территориального объединения профсоюзов «Содружество профсоюзов Казахстан «Аманат».
Вместе с тем, согласно Закону Республики Казахстан «О профессиональных союзах», профсоюзы независимы в своей деятельности от государственных органов, не подконтрольны и не подотчетны им. Исполнительные органы Восточно-Казахстанской области не вмешиваются в деятельность профсоюзных объединений.
Все споры, возникающие в процессе взаимодействия между профсоюзными объединениями (в том числе перехода из Федерации профсоюзов Казахстана в Содружество профсоюзов «Аманат») руководителям организаций рекомендовано разрешать в рамках действующего законодательства без привлечения государственных органов».
Итак, получается, что и из областного акимата никакого давления на профсоюзы нет.
— Между тем, наши первичные организации звонят мне, и просят аннулировать протоколы собраний, где выражена поддержка решения о переходе в «Аманат». Почему они так резко поменяли своё мнение? У нас профсоюз государственных учреждений, поэтому рычаги административного давления применить здесь очень легко.
— Здесь упомянули о конвенции МОТ. Если говорить о международном сотрудничестве, то стоит упомянуть, что одним из первых решений нового руководства ФРПК стал выход из Всеобщей конфедерации профсоюзов – международного объединения профсоюзов стран СНГ. Теперь мы не входим в это объединение наряду со странами Прибалтики и Украиной. А МОТ уже выразила озабоченность по поводу фактов вмешательства государства в дела профсоюзов, и констатировала тот факт, что после смены руководства ФПРК увеличилось число жалоб в международную организацию, — говорит Галина Казанцева.
К сожалению, нам пока так и не удалось получить комментарий от руководства ФПРК по ситуации в связи с выходом ряда отраслевых и территориальных профсоюзов из состава Федерации профсоюзов Казахстана. Ответа на наш запрос на имя председателя ФПРК Бақытжана ӘБДІРАЙЫМ к моменту подготовки статьи так и не поступило, хотя в канцелярии Федерации подтвердили факт получения запроса и его регистрации. Надеемся, что мы все-таки узнаем мнение руководства ФПРК и доведём его до сведения наших читателей.
Между тем, руководители профсоюзных организаций, уже вошедших в СПК «Аманат» — Татьяна Мозговая и Михаил Айзенберг — решили воспользоваться своим конституционным правом на проведение митингов и подали заявку в акимат Усть-Каменогорска на санкционирование митинга 20 октября 2018 года.
— Цель митинга – против вмешательства государственных властей в дела профсоюзных организаций, а также действий Федерации профсоюзов РК, нарушающих конвенцию №87 Международной организации труда. В поддержку политики Президента и конституционных прав, — говорят Татьяна Алексеевна и Михаил Ефимович.
Их поддержала и председатель профсоюза работников предпринимательства ВКО Галина Казанцева, также подписавшая заявку, и являющаяся одним из трёх организаторов митинга.
— Наш профсоюз также на грани выхода из ФРПК, — говорит Галина Сергеевна. – Нас совершенно не устраивает политика нового руководства, особенно полное сворачивание принципа коллективности руководства и демократического централизма. На наш профсоюз также оказывается давление. Я знаю, что власти давно хотят отстранить меня с поста председателя профсоюза, но ничего не могут сделать, ведь этот пост выборный. А надавить на членов профсоюза гораздо сложнее, у нас не врачи и не госслужащие, у нас предприниматели, частный бизнес. При желании, конечно, можно найти такие механизмы, это и госзакупки, и проверки, но это слишком сложно, чтобы всего лишь убрать Казанцеву. Я не хотела ехать на предстоящий внеочередной съезд ФПРК 3 октября, где одним из вопросов будет продление полномочий Бақытжана ӘБДІРАЙЫМ. Но всё-таки поеду, чтобы выразить своё мнение. И после этого съезда мы уже окончательно определимся со своим членством в ФПРК.
— У нас просто не остаётся другого выхода, кроме как организовать митинг, и придать ситуацию в профсоюзах огласке. Молчать уже нельзя! Судите сами. Ко всему прочему, нас ещё и выселяют из здания облсовпрофа! Сначала нам подняли размер арендной платы, а теперь и вообще принесли уведомление о расторжении договора аренды! Ещё в советское время все профсоюзы области строили здание облсовпрофа, потом его передали под диагностический центр. А профсоюзам взамен предоставили нынешнее здание по ул. Головкова,30. Мы имеем полное право работать в этом здании! Кроме арендной платы мы вносили целевые сборы на ремонт крыши, другие ремонтные работы. И почему переход в другое республиканское объединение профсоюзов служит основанием для расторжения аренды? В здании арендуют помещения организации, вообще не имеющие отношения к профсоюзам. Мы ответили, что если есть желание расторгнуть договор аренды, то пусть расторгают через суд, — возмущается Татьяна Мозговая.
На днях организаторов митинга пригласили, как они сами говорят, на «диалоговую площадку» в партию «Нур Отан».
— Но диалога не получилось, нас так и не услышали, или не захотели слушать, — рассказывает Галина Казанцева. – Собрались представители областного акимата, городского, партии «Нур Отан», прокуратуры, совета общественности и другие. Мы пытались объяснить, почему принято решение о проведении митинга, но никто не хотел вникать в ситуацию, — говорит Галина Казанцева.
— Цель этой «диалоговой площадки» была одна – чтобы мы отозвали заявку на митинг. Но мы этого делать не будем, пусть нам дадут ответ, санкционируют проведение мероприятия, или нет, и по какой причине, — поясняет Татьяна Мозговая. – Интересно, что среди присутствующих был заместитель председателя республиканского профсоюза государственных служащих, из которого мы уже вышли. Зачем он приехал? На встрече мне было непонятно. Но зато стало ясно потом, когда мне сообщили, что он пригласил ряд председателей наших первичек, и предложил создать новую профсоюзную организацию. Выходит, что и у нас хотят сделать также, как и у медиков – создать параллельную организацию, и любыми путями заставить перейти туда наших членов профсоюза. Но к чести председателей, все до единого отказались участвовать в этом!
Я всегда говорю – у профсоюзов такое поле для работы! У нас сотни тысяч, а может и больше работников, вообще не состоящих в профсоюзах. Привлекайте их, создавайте новые организации. Но зачем заниматься рейдерским захватом тех профсоюзов, которые успешно работают уже десятилетиями? Дайте людям возможность свободного выбора, они сами решат, в каком профсоюзе состоять, мы больше ничего не требуем!
Итак, профсоюзы Казахстана действительно на распутье. Время настоятельно требует определиться. Наступление на права трудящихся нарастает, и в такой ситуации именно профсоюзы призваны защитить и отстоять эти права. Здесь уже не обойтись без размежевания: кто-то хочет остаться винтиком, придатком государственной машины, жить спокойно и комфортно, а кто-то реально действовать в интересах трудового народа. Каждый делает свой выбор.

Денис Данилевский
  • 0
  • 08 октября 2018, 12:57
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.