Не пожалеть добра

Уверенно стоять и передвигаться на собственных ногах, хорошо видеть и слышать, уметь говорить, манипулировать руками, не испытывать постоянных болей и обходиться без врачебного надзора… Для них недостижимое счастье. Новорожденные малыши и старики, инвалиды детства и взрослые, ставшие нетрудоспособными в результате несчастных случаев, изо дня в день борются со злодейкой-Судьбой. В Семее проживает почти 13 тыс. человек с ограниченными возможностями. Каждому очень нужно внимание и понимание окружающих.
Никогда не сдавайся
Никита Винокуров — инвалид I группы по зрению и председатель общественного объединения «Тiрек — Опора». Зрение остаточное, обойтись без посторонней помощи нельзя. «Самому ботинки зашнуровать или чай налить — задача! Нужно палец опускать в чашку, чтоб не через край, а там кипяток», — улыбается Никита. Наследственное заболевание проявилось рано. «До четырех лет я хорошо видел, но сейчас не помню, как это», — симпатичный молодой мужчина вызывает уважение оптимизмом и неподдельной уверенностью в себе. Никита Винокуров считает, и с ним солидарны многие, что неправительственному сектору Казахстана по силам изменить пренебрежительно-жалостливое отношение социума к людям с физическими и ментальными заболеваниями. Испытав трудности на личном опыте, понимая чаяния товарищей по несчастью — в Семее 487 инвалидов по зрению — осенью 2017 г. Никита вместе с единомышленниками создал общественное объединение инвалидов «Тiрек — Опора». Цели наметили серьезные, разработали стратегию и… сразу столкнулись с трудностями. Первая — нет помещения, вторая — нет оргтехники и расходных материалов, третья — очень сложно взаимодействовать с госорганами и представителями бизнес-структур. «Инвалидов в глаза называют «экономически неэффективным населением», — говорит Никита. — На деле же чиновники и работодатели отрицают наше желание работать и зарабатывать. Люди с ограниченными возможностями стремятся быть полезными, но мало кто готов контактировать с нами по вопросам трудоустройства. Проще отмахнуться, чем помочь инвалиду найти посильную работу на два-три часа в день. Например, я с трудом, но читаю плоский текст и работаю за компьютером (большинству слабовидящих и слепым доступен только объемный шрифт Брайля — прим. авт.), мог бы работать за небольшую зарплату. В месяц мое пособие по инвалидности составляет 54 тыс. тенге. Денег хватает, потому что поддерживает семья. Одиноким инвалидам выживать сложнее, цены на продукты, коммуналку, лекарства растут. Пособие не резиновое, а источников иного дохода нет. Не раз сравнивал западный опыт социализации инвалидов и происходящее в республиках бывшего Союза. Не только в экономических возможностях дело — они там богатые, а мы — пока нет. Налицо пропасть между тенденциями и подходами. На постсоветском пространстве в нас зачастую видят балласт. Когда на встречах поднимаю тему занятости, самый распространенный ответ: «О чем вообще речь? Здоровые работу не могут найти, а ты об инвалидах!». Государству стоит использовать наш разносторонний потенциал. Путь предстоит долгий, препятствий не перечесть. Но результаты появятся, вода камень точит. Мы будем и дальше предлагать, убеждать и требовать. Инвалидов нужно воспринимать как равных, это один из признаков цивилизованности любой страны».

Возле ЦОНа на ул. Найманбаева неудобная и маленькая парковка, выделенного места
для машин инвалидов нет вообще

Попрошу освободить территорию!
Председатель Семипалатинского кустового общества инвалидов Ерлан Кабдулдинов вполне здоров. «Но если дело так дальше пойдет, могу стать инвалидом», — невесело шутит он. Проблемы возглавляемого им общественного объединения (далее ОО «СКОИ» — прим. авт.) начинаются с аренды скромного по размерам помещения в районе железнодорожного вокзала. Инвалиды расположились на первом этаже ветхого двухэтажного дома. В месяц, включая коммунальные услуги, за аренду набегает около 70 тыс. тенге. Дорого и плохо с точки зрения логистики: людям с ограниченными возможностями добраться сюда тяжело. Недавно Кустовое общество инвалидов занимало помещение в самом центре Семея — на ул. Ленина, 4, в Городском доме дружбы. Затем, под предлогом «чистки рядов» от непрофильных ОО, инвалидов переселили в здание по ул. Уранхаева, 58. Оно тоже находится в оживленной центральной части, неподалеку от остановок общественного транспорта. Но и оттуда инвалидов по-быстрому выпроводили, отказавшись перезаключить ежегодный договор аренды. «Нам сказали: вы — общественники, сами должны заботиться о себе», — говорит Ерлан Кабдулдинов.
Из письма Е. Кабдулдинова руководителю ГУ «Отдел внутренней политики г. Семей ВКО» Айдару Садырбаеву, 11.03.2015 г., (здесь и далее орфография и пунктуация оригинала — прим. авт.):
— ОО «СКОИ» просит выделить здание по адресу г. Семей, ул. Уранхаева, 58, общей площадью 31,3 м2 для производственной деятельности на условиях льготной аренды помещения для инвалидов г. Семей: швейная мастерская и кабинет социальных работников.
Из ответа А. Садырбаева, 04.05.2015 г.:
— ГУ «Отдел внутренней политики г. Семей ВКО» поясняет, что не может выделить данное здание в связи с производственной необходимостью.
Из письма Е. Кабдулдинова акиму ВКО Даниалу Ахметову, 25.06.2015 г.:
— ОО «Семипалатинское кустовое общество инвалидов» было выделено помещение площадью 16,6 м2, находящееся по адресу: ул. Уранхаева, 58. 12 июня 2014 г. был заключен договор № 53 имущественного найма государственного имущества коммунальной собственности города между ГУ «Отдел финансов г. Семей ВКО» и ОО «СКОИ». 11 июля 2014 г. ОО «СКОИ» были написаны письма в ГУ «Отдел внутренней политики г. Семей ВКО» и ГУ «Отдел финансов г. Семей ВКО» о выделении большей площади по адресу ул. Уранхаева, 58, на что между ГУ «Отдел финансов г. Семей ВКО» и ОО «СКОИ» 15 июля 2014 г. было заключено дополнительное соглашение № 1 на общую площадь 63,3 м2. 15.03.2015 г. на имя руководителя Садырбаева А.С. было написано письмо о выделении оставшихся 31,3 м2, которые хотели использовать под социальный дом быта, который принадлежит ОО «СКОИ» и находится по адресу: ул. Утепбаева, 50, так как расположение дома быта неудобно для инвалидов г. Семей. Нами был получен ответ, что ГУ «Отдел внутренней политики г. Семей ВКО» заключит дополнительный договор аренды с ОО «СКОИ» на свободные 2 комнаты общей площадью 31,3 м2 по адресу ул. Уранхаева, 58. Так как срок действия договора аренды № 53 от 12.06.2014 г. истекал 5.05.2015 г., 27.04.2015 г. нами было написано письмо на имя руководителя ГУ «Отдел внутренней политики г. Семей ВКО» о выделении здания по ул. Уранхаева, 58, общей площадью 93,7 м2. Ответом на данное письмо от 19.06.2015 г. нам было отказано в продлении договора. 29 мая 2015 г. договор был расторгнут. Согласно процедуре продления договоров аренды, арендатор пишет на имя арендодателя ходатайство о расторжении договора, который подходит к концу, подписываются акты приема-передачи арендуемого объекта, затем подписываются новые договора об аренде имущества. По факту мы не отказываемся от здания, находящегося по адресу ул. Уранхаева, 58. 4 июня 2015 г. представители ГУ «Отдел финансов г. Семей ВКО» пришли в ОО «СКОИ» по адресу ул. Уранхаева, 58 с целью выселения общества. Просим разобраться в данном вопросе.
Библиотека им. Абая — одно из немногих учреждений Семея, где для посещения инвалидов предусмотрено все

Из ответа заместителя акима г. Семей Надежды Шаровой, 29.06.2015 г.:
— Помещение по ул. Т. Уранхаева, 58/1, закреплено на балансе отдела внутренней политики. По ходатайству балансодержателя и ОО «СКОИ» заключен договор имущественного найма аренды со сроком действия до 5.05.2015 г. ОО «СКОИ» письмом от 27.04.2015 г. направил ходатайство в отдел финансов о расторжении договора. Соглашением о расторжении договора от 29.04.2015 г. договор расторгнут. Подписан акт приема-передачи объекта, где предусмотрен возврат объекта балансодержателю. В связи с производственной необходимостью, данное помещение будет использовано для государственных нужд.
Общественники, Отделу внутренней политики г. Семей ВКО неважно, что вы защищаете интересы инвалидов. Впрочем, Ерлан Кабдулдинов надеется, что вопрос с предоставлением ОО «СКОИ» удобного помещения в центре Семея с приемлемой арендной платой властями все же будет решен. Когда-нибудь. «Я смотрел статистику. Ужаснулся. Два региона Казахстана, мы и Караганда, лидируют по приросту числа людей с инвалидностью. Нужно расширять помощь. Нельзя перекладывать решение масштабных вопросов с плеч государства на общественные объединения», — считает он.

Верните цех — он нужен
В Семее нет возможности отремонтировать инвалидную коляску, ходунки и костыли. Каждому инвалиду с нарушениями опорно-двигательного аппарата один раз в пять лет бесплатно положены две коляски: домашняя и прогулочная. Но если коляска вышла из строя раньше срока, ремонтировать или покупать новую инвалид и его семья должны за свой счет. Прежде с мелкосрочным ремонтом помогало ОО «СКОИ»: при обществе работал небольшой цех. Мастер выезжал к инвалиду на дом, забирал коляску, производил ремонт, сам возвращал коляску владельцу и брал за труды символическую плату. С 2014 г. такой услуги нет, цех закрыт из-за отсутствия финансирования. Ерлан Кабдулдинов неоднократно обращался в Отдел трудоустройства и социальных программ Семея с предложением вернуть деятельность цеха — потребность в ремонте колясок, ходунков, костылей велика. «Отвечают, нет статьи расходов, нет программы, под которую можно подвести целевые бюджетные средства, — рассказывает он. — Цена вопроса — не более 8 млн. тенге в год. Для государства сумма посильная, а у инвалидов каждая копейка на счету! Купить коляску взамен сломанной часто нереально. На новые костыли-то не у всех есть деньги, ищут б/у».

В булочную на такси
не ездят
Острой проблемой инвалидов Семея является вопрос специализированного транспорта. В настоящий момент при ОО «СКОИ» работают на постоянной основе 5 «Инватакси». На 2 тыс. инвалидов, которым положены поездки, не маловато ли? «Очень мало», — констатирует Ерлан Кабдулдинов. — С 9 до 9.15 утра диспетчер принимает заявки на следующий день. 15 минут телефон разрывается, список моментально полон, и начинаются жалобы — «Мне срочно нужна машина, дозвониться не смог, чем вы там занимаетесь, людям не помогаете, сочувствия нет к инвалидам». Сочувствие есть, технической возможности нет. В течение дня каждая из 5 машин может обслужить 6 инвалидов. Так положено в рамках государственного социального заказа, всего 30 человек в день могут куда-либо поехать. Заявок куда больше! В качестве «Инватакси» ходят переоборудованные «Фольксвагены», новый такой микроавтобус стоит примерно 30 млн. тенге. Мы согласны и на переоборудованные «ГАЗели», их цена не превысит 10 млн. тенге. Ведь люди не покататься машину просят. Инвалиду — «спинальнику», ребенку с ДЦП нужно попасть в больницу, а как? В обычное такси инвалидное кресло не входит, пересаживать на сиденье «легковушки» бывает нельзя по медицинским показаниям. Еще в Семее 140 человек стационарно получают услугу гемодиализа, день в день. Как не дать машину? Жизнь вообще хрупка, жизнь инвалида — втройне. Дополнительные машины нужны как воздух. Автомобили 2010-2013 гг. выпуска стареют, пробег большой, ремонт дорожает. Дорожает ГСМ. Но мы не отчаиваемся. Обязаны помогать и помогаем».

Коллеги, будьте людьми!
«Не могу понять водителей, которые грубо нарушают правила движения, хотя ясно видят на моей машине отражающие знаки и крупную надпись «Инватакси», — возмущается Рустем Жакманов, водитель «Инватакси» с пятилетним опытом. — И подрезают, и не пропускают, и словесно задеть стараются. Вы подумайте, кого я везу?! Лишний раз на кочке не подпрыгнешь, тормозить резко нельзя. Поражаюсь, ну зачем сигналишь, если видишь, что из машины выгружают инвалидную коляску? Ну, подожди три минуты, не ругайся — будь нормальным человеком! Прояви уважение, вспомни про водительскую солидарность! Парковочные места для инвалидов занимают машины здоровых людей — ребята, где совесть? Вы уверены, что беда обойдет стороной? Мы все одинаково под богом ходим, никто ни от чего не застрахован».

Доступная среда для инвалидов в Семее — пока только в мечтах. По ледяному бугристому тротуару на ул. Момышулы с трудом передвигаются
даже здоровые люди

Отчаянные надежды
жить достойно
«Глобальной бедой, которую нужно последовательно искоренять совместными усилиями всех заинтересованных сторон, является слабая юридическая осведомленность людей с ограниченными возможностями и членов их семей о тех правах, которыми их наделило государство», — говорит исполнительный директор ОФ «Центр семьи» Людмила Асташкина. — Мы работаем с 2011 г. и постоянно сталкиваемся с тем, что люди не знают элементарного — как получить гарантированное государством пособие, к кому обратиться за содействием в санаторно-курортном лечении, получении спецсредств, прохождении курса реабилитации в рамках квоты. Отфутболенные чиновниками, инвалиды и их родственники приходят за помощью в общественные организации, к нам в том числе. Мы бьем в набат, привлекаем внимание. Сколько страшных историй! Молодая женщина 20 лет билась, не могла оформить инвалидность, хотя все видели ее искалеченную в ДТП ногу. Женщина 50 лет вовремя не пролечилась от онкологии, сейчас на птичьих правах лежит в больнице Красного полумесяца. И туда не попасть: с 2018 г. госпитализация нуждающихся в экстренной помощи должна проходить по направлению СВА по месту жительства через портал! Какое направление, какой портал, у 90% тех, кто оказывается в этой больнице, давно нет документов, они в подъездах ночуют! Родители детей-инвалидов в шоке: невозможно ребенка, полностью зависимого от помощи и присутствия мамы, на 30 дней положить в стационар одного! А специалисты психолого-медико-педагогической комиссии заставляют! К чему ввергать ребенка-инвалида в еще более некомфортные условия, нежели он находится сейчас? То, что я озвучила, лишь часть постоянных испытаний, которые преодолевают инвалиды и их близкие».
Жанна Жибраева — президент ОФ «Центр семьи» и общественный деятель, чей авторитет в Семее непререкаем. «Нужно менять отношение государства и общества к людям с ограниченными возможностями. Необходимо кардинально пересматривать государственные стандарты в области здравоохранения, — убеждена она, — Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи — услуги зачастую не соответствуют заявленным в законе требованиям. Весь мир движется по пути реформ, реформы направлены во благо людей, а наша медицина больных не слышит. Нужна постоянно действующая «горячая линия» информирования, куда человек, попавший в трудную жизненную ситуацию, может позвонить и получить полную консультацию, определиться, в каком направлении двигаться дальше. Беспокойство вызывает сельское население — многие сельчане пребывают в каких-то буквально средневековых представлениях, часто крайне стеснены финансово. Сельские дети-инвалиды практически не охвачены лечением и коррекционным развитием. Мальчика из Знаменки с задержкой психического развития родители не могли отправить в городской интернат — нет 4 тыс. тенге в месяц. Мы частично сами оплатили его пребывание, потом нашли спонсора. Выезжаем в села, организуем тренинги, семинары, объясняем, даем практическую помощь, контакты, законы. Не раз писали в Департамент агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО, направляли предложения по улучшению работы учреждений здравоохранения, высказывали опасения, приводили конкретные примеры нарушений — ясного результата нет. Ждем встречи с Маратом Шорановым, руководителем управления здравоохранения ВКО — он обещал».

P.S. Размер статьи не позволяет затронуть все «болевые» моменты темы и рассказать о каждом, нуждающемся в помощи. Предлагаю стартовать с малого: не будем ругать государство, начнем с себя. Поможем хотя бы одному человеку с ограниченными возможностями, семье с ребенком-инвалидом, одинокому престарелому.
Общество — это мы с вами, и мы можем многое.

Виктория Купцова
  • 0
  • 25 марта 2018, 21:19
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.