«Неужели они хотят забрать у меня дом?!»

Таким отчаянным вопросом задаётся житель города Семей Камиль Зайнеев.
— Я пошёл получать пенсию, но выяснил, что получать вообще нечего! – с трудом сдерживая слёзы, рассказывает Камиль Шакурович. – Оказалось, что половину пенсии у меня удержали в счёт уплаты штрафа за незаконное использование земли. А половину я отдаю за кредит, который взял для строительства дома. Теперь мне ещё больше 50 тысяч осталось оплатить по штрафу. Значит, два месяца я буду без пенсии. Как же жить, на что я буду жить? – растерянно вопрошает Камиль Шакурович. И сам не знает ответа на этот вопрос.
В доме №29 по улице Братьев Мусиных в Семее живёт уже не одно поколение семьи Шакуровых.
— У меня есть уникальный документ, он остался от бабушки, когда она в 1905 году покупала этот дом и эту землю, — рассказывает Камиль Зайнеев. – Здесь жила бабушка, моя мать с отцом, здесь я вырос, выросли мои дети, внуки, а теперь будут расти правнуки.
С одной стороны от участка Зайнеевых располагалась временная котельная на два дома. На этом же участке была построена и трансформаторная подстанция. Затем котельную закрыли. Участок остался бесхозным, и сразу же превратился в свалку. Постепенно свалка достигла гигантских размеров.
— Я постоянно обращался в городской акимат с просьбой вывезти этот мусор. Мусорная гора уже наваливалась на мой участок. Но мои просьбы уходили в пустоту. Однажды аким города Айнабеков предложил: «Легализуйте этот участок, расчистите от мусора, и будет у вас дополнительная земля». Я подумал – и решил так и сделать, — вспоминает Камиль Шакурович.
20 августа 2007 года комиссия по легализации вынесла положительное решение, и на его основании был выдан государственный акт на земельный участок площадью 200 кв. метров.
— Границы участка были определены по моим словам, потому что сделать замеры в натуре было невозможно из-за мусора. Туда подойти было невозможно! После получения документов я начал расчищать землю от мусора своими силами. Это была грандиозная работа! Мы вывезли около 20 машин мусора. Всё грузили вручную, лопатами. Акимат отказал мне в помощи, поскольку земля уже находилась в моей собственности. Привлечь погрузчики я не мог из-за подстанции, там нельзя работать тяжёлой технике. У меня все пальцы переломаны после этой расчистки, — вспоминает Камиль Зайнеев.
Тем не менее, рано или поздно всё кончается. Закончилась и эта тяжкая работа. На свободном и чистом участке Камиль Шакурович хотел строить дом и гараж.
— У меня сыновья, и этот дом я планировал для младшего, — делится наш собеседник.
Строили своими силами, и постепенно работа продвигалась. Всё было нормально, но почему-то с 2010 года семью Зайнеевых стали беспокоить самыми различными проверками по поводу законности обладания земельным участком. Зайнеев связывает это с влиятельными соседями, которые поселились на противоположной стороне улицы. Почему их стал беспокоить участок, расположенный через дорогу, он до сих пор не поймёт, но заявления стали поступать именно от них. Камиль Шакурович, как человек аккуратный и законопослушный, в 2013 году подал заявление на уточнение границ земли.
— 25 ноября 2013 года мне был выдан новый государственный акт на землю, и площадь участка увеличилась до 361 кв. м. Землю замерили в натуре, и площадь оказалась больше, чем было записано первоначально. К этому времени были возведены стены гаража, и кое-где даже плиты перекрытия. Строительство велось в полном соответствии с законом, всё было утверждено в отделе архитектуры.
Стройка затянулась, и не только потому, что велась только силами семьи. В ход событий вмешались трагические обстоятельства.
— 16 ноября 2010 года с особой жестокостью был убит мой средний сын. Его убили и пытались утопить, — со слезами на глазах вспоминает Камиль Шакурович. – Розыск сына мне пришлось вести практически самому. Мы искали его полтора года. Со старшим сыном мы нашли свидетелей, которые видели, как его увезли в лес. В лесу мы и нашли место, где его закопали.
— В ходе следствия я выступил резко против попытки переквалифицировать дело со статьи «Умышленное убийство, совершённое с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору» на «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности». Какая может быть неосторожность, если сына увезли в лес и закопали?! – возмущается Камиль Шакурович.
– Конечно, не могу ничего утверждать, но, может быть, моя принципиальная позиция каким-то образом повлияла и на ситуацию вокруг земельного участка? Почему-то именно после этих событий всё закрутилось так, что этот никому раньше не нужный участок у меня отбирают всеми силами, всей мощью административного ресурса, — размышляет Камиль Зайнеев.
Как гром среди ясного неба пришло в семью Зайнеевых известие о том, что прокурор города подаёт в суд иск о признании незаконным решения комиссии по легализации и постановления акимата города об определении границ земельного участка. Иск подан после обращения двух жителей этой же улицы, дома которых расположены на другой стороне. В апреле 2015 года суд удовлетворяет иск прокурора. Апелляционная и кассационная инстанции оставляют решение в силе. Камиль Зайнеев обращается в Верховный суд, но его жалобу не принимают, ссылаясь на пропущенный срок обжалования. Однако Камиль Шакурович добивается в 2017 году приёма у председателя Верховного суда, предоставляет документы, подтверждающие, что срок обжалования был пропущен по уважительным причинам. Срок восстанавливают, жалобу принимают к рассмотрению, но решение оставляют в силе.
— После этого я прекратил строительство, перестал пользоваться земельным участком. Он стоит неогороженный, — рассказывает Камиль Зайнеев. – Никто не вёл речь о сносе недостроенного гаража, об этом в решении суда не было ни слова.
Но на этом беды Зайнеева не закончились. 30 октября прошлого года пришло уведомление о предстоящей проверке областного комитета по контролю за использованием земельных ресурсов. 16 ноября 2017 года инспектор составляет протокол о нарушении земельного законодательства, незаконном пользовании участком. И налагает штраф в 120 тыс. тенге! «Чёрная дата для нашей семьи, — говорит Камиль Шакурович, — в этот же день был убит мой сын».
— О каком незаконном пользовании идёт речь?! – недоумевает Зайнеев. – Когда я вёл строительство, земельный участок принадлежал мне на законном основании. Все разрешения на строительство имелись. После решения Верховного суда я остановил строительные работы. Всё, что имеется на участке — построено гораздо раньше, — поясняет Камиль Шакурович. – Более того, когда я пошёл в ЦОН взять справки, то выяснил, что участок площадью 200 кв. м. до сих пор зарегистрирован в моей собственности. Значит, тем более, никаких нарушений не было!
Но эти аргументы не были приняты во внимание ни в административном суде, куда Зайнеев подал иск об отмене протокола земельного инспектора, ни в вышестоящих судебных инстанциях. Штраф судьи не отменили.
— Тогда я обратился в акимат с просьбой, чтобы этот участок мне предоставили на платной основе, за выкуп, — продолжает рассказ Камиль Зайнеев. – И ведь меня снова обманули, во второй раз! Сначала сказали – собирай документы. И я пошёл их собирать. Собрал почти всё, кроме ситуационной схемы. А ведь все эти бумаги стоят денег, и немалых! Пришлось потратить половину пенсии. А зачем я их собирал, если земельная комиссия отказала в приобретении участка на том основании, что якобы нет возможности для соблюдения противопожарных норм!
— Государство кинуло меня два раза, — гневно говорит Зайнеев. – Первый раз, когда мне выделили участок, который был никому не нужен, который я сам же, своими силами очистил от мусорной свалки. И потом этот участок у меня отобрали. Второй раз меня обнадёжили, что можно будет купить этот участок, и снова обманули. Больше 2 миллионов я потратил на то, чтобы очистить участок, вывезти мусор, начать строительство. Я взял кредит для стройки, продал машину. И теперь всё это пошло прахом! Пытался добиться справедливости, побывал во всех инстанциях, самых высоких, в Генеральной прокуратуре, в Администрации Президента. Но нигде не находят оснований для отмены судебного решения!
— А теперь меня, наверное, решили окончательно добить. Недавно я получил иск о принудительном сносе возведённых строений. Всё, круг замкнулся. Я же ещё и должен своими руками снести всё, что построил! – печально произносит Камиль Шакурович.
Мы обратились в городской акимат Семея, пытаясь выяснить – почему власти города так «вцепились» в этот участок? Также был задан ещё один вопрос – «После вступления в силу решения суда о признании предоставления земли недействительной, Зайнеев К.Ш. обратился в городской акимат с просьбой предоставить ему эту землю за выкуп. Однако, получил отказ. Почему невозможно предоставить ему этот участок на основе денежной купли-продажи? Ведь целевое назначение – это ИЖС, а такие участки можно предоставить без проведения аукциона».
Заместитель акима Семея Кайрат Ерембесов прислал довольно длинный ответ. Но если его почитать, то сразу видно, что это ответ ни о чём. Чиновник ссылается на решение суда. А суд признал, что гараж построен Зайнеевым в нарушение противопожарных норм. Расстояние от гаража до подстанции – 4,7 м., а должно быть 6 м. При этом в суде и акимат города, и земельный комитет, и отдел архитектуры не признали исковые требования, и заявили, что и процедура выделения земли, и строительство велось законно.
Что касается предоставления участка под ИЖС на платной основе, о чём и просит Зайнеев, то акимат города поясняет, что «при этом учитывается наличие или отсутствие у гражданина земельных участков, права на которые были предоставлены государством для ИЖС. Зайнеев хотел приобрести право на земельный участок на основании нарушения права собственности государства на землю». Честно говоря, не совсем понятно, что нарушил Зайнеев? Ему не выделяют землю потому, что у него уже есть участок, приобретённый ещё в 1905 году? Но ведь у его сына нет земельного участка. Почему не выделить ему?
Что касается сноса – то заместитель акима поясняет, что незаконно возведённое строение должно быть снесено либо самостоятельно, либо за свой счёт владельцем строения, и он должен освободить незаконно занятый земельный участок. Странно, ведь в суде все представители городских органов власти не признавали иск прокурора, говорили о законности выделения земли и строительства, а теперь сами подают иск о принудительном сносе. При этом никакую компенсацию Зайневу никто выплачивать не собирается, поскольку сносится незаконное строение.
— Мне уже не нужны эти 200 квадратных метров земли, — говорит Камиль Шакурович. – Я человек пожилой, мне скоро будет вполне достаточно двух квадратных метров. Но я хочу защитить своё честное имя, я хочу справедливости. Разве можно вот так обманывать своих граждан? Теперь я остался ни с чем, у меня даже пенсию отобрали. Два месяца нам с женой теперь голодать. У меня уже был инсульт, я потерял последнее здоровье с этим участком! Осталось только отобрать дом, который принадлежал ещё моей бабушке. Наверное, дело идёт к этому. Кому я, старик, перешёл дорогу? Почему меня решили уничтожить? Меня загнали в угол, и, видимо, вынуждают к крайним мерам, — заявляет Камиль Зайнеев.

Денис Данилевский

Фото предоставлено
К. Зайнеевым
  • 0
  • 25 марта 2018, 21:13
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.