Никто не будет работать себе в убыток… кроме крестьян! Всем вопрошающим –«Почему не дешевеют продукты питания, несмотря на миллиардные дотации?»- посвящается

«Чёрная дыра» экономики
Любой гражданин, хотя бы изредка просматривающий газеты и новостные программы по телевидению, в курсе того, что правительством страны ежегодно из бюджета выделяются миллиарды тенге на поддержку сельского хозяйства. Причём эта помощь, по уверениям чиновников, из года в год только растёт. На отчётных собраниях акимы всех уровней, как из рога изобилия, сыпят статистическими данными о количестве произведённой сельхозпродукции и очередном побитом рекорде «застойных брежневских времён». Подсчитано всё, вплоть до последнего куриного яйца! Почитаешь такие сводки, посмотришь новости, сходишь на отчётные встречи акимов, и воистину не узнаёшь страну, в которой живёшь. Руководство государства с постоянством, достойным лучшего применения, также не упускает случая сравнить нынешние витрины магазинов с витринами времён «Горбатой перестройки» — вот как мы стали жить, всего завались, не то, что раньше. Уверен, что очень многие соотечественники разделяют вышеупомянутое мнение руководства страны, ставя заполненные прилавки магазинов в заслугу капитализму, пришедшему на смену плановой экономики и принёсшему «долгожданное изобилие». Главные вопросы, возникающие у большинства потребителей после посещения продуктового магазина, можно сформулировать следующей фразой – «Где дешёвые продукты, на производство которых крестьянам выделяются миллиарды? Какой смысл тратить миллиарды бюджетных средств на сельское хозяйство, от которого всё равно нет никакой отдачи, если за эти деньги можно за границей накупить всего и дёшево».
В этой статье, господа (бывшие товарищи), я попытаюсь ответить на вопросы – почему миллиарды, вкладываемые в сельское хозяйство, не приносят очевидной для вас отдачи в виде дешёвых продуктов питания, и зачем вообще эти миллиарды тратить, и так ли велики на самом деле эти миллиарды? Про продовольственную безопасность говорить не буду, т.к. для большинства это пустой звук, не потому, что дефицит патриотизма, а потому, что выбирать особенно не из чего. Кроме хлебопродуктов, нескольких видов круп, подсолнечного масла и картофеля страна ничего в достаточном количестве не производит. Миф о «ломящихся от изобилия прилавках магазинов» базируется на двух китах. Во-первых, это низкие доходы населения, вследствие чего большая часть наших жителей потребляет гораздо меньше не только своих личных потребностей, но и минимально-необходимых норм потребления. Во-вторых, это набивший оскомину суррогат, когда вместо молока – эмульсия из воды, пластмассы и растительного жира, вместо колбасы – колбасообразная эссенция из сои, крахмала и продуктов химической промышленности и т.д. Если убрать из магазинов суррогаты и оставить только натуральные продукты, полки магазинов будут неотличимы от горбачёвских времен. Исполнительная власть, эксперты всех мастей постоянно говорят о том, что вот-вот будет принят очередной закон, который, наконец, положит конец контрафакту, вот-вот суррогат выведут на «чистую воду». Вот-вот нерадивых производителей заставят писать вместо слова «МОЛОКО» на упаковке с химическим коктейлем — политкорректное слово «МОЛОЧНЫЙ ПРОДУКТ», а вместо пальмового масла с пластмассой, носящих гордое звание «СЫР», начертают – «СЫРНЫЙ ПРОДУКТ», но воз, как говорится, и ныне там. И он (в смысле воз) ещё очень долго будет там, а если честно – всегда. Что бы власть и т.н. эксперты не говорили — никаких реальных и кардинальный действий предпринято не будет. Почему? Да потому, что изъятие суррогата из обращения мгновенно приведёт к пустым полкам, т.к. заменить этот самый суррогат попросту нечем. Ни мяса, ни молока страна уже давным-давно не производит, а разговорами о «мясо-молочных поясах» сыт не будешь. При таком повороте событий разговорами об очередном «побитом рекорде» не отделаешься. Придётся отвечать на вопрос – как получилось, что страна осталась без животноводства. Так что можете быть спокойны, вымирание «МОЛОЧНЫМ», «СЫРНЫМ» и прочим «продуктам» не грозит, прилавки и дальше будут ломиться от суррогата, а сельхозпроизводство и дальше «прирастать» бумажными статистическими отчётами.

Что они не делают не идут дела…
На отчётных встречах чиновники любого уровня доносят до сведения населения, что в текущем, катастрофическом состоянии дел в животноводстве виноваты ленивые крестьяне, которые упорно не хотят диверсифицировать свою деятельность и вместе с растениеводством заниматься и животноводством. Это при том, что государство делает всё, что от него зависит: субсидии на племенной скот — пожалуйста, кредиты — извольте, субсидии на молоко – на здоровье, а вот крестьяне, из-за своей ограниченности и лени, ну никак не хотят заниматься этим выгодным и перспективным направлением. Тем более, что за примером далеко ходить не надо – в каждой области есть образцово-показательное хозяйство, где каждая корова уже как минимум трижды перекрыла рекорды «застойных времён» по надою, а руководителям таких хозяйств по числу врученных государственных наград и присвоенных званий позавидовал бы и сам Л.И. Брежнев. Вот только о том, что лимит, выделенный на сельское хозяйство в бюджете области, второго и последующего «рекордсменов» не «потянет», все заинтересованные лица предпочитают скромно умалчивать.
Даёшь 2-х кратный рост производительности труда в сельском хозяйстве!
Главой государства в новом 2018 году поставлена очередная амбициозная задача сельскому хозяйству страны – вдвое увеличить производительность труда. Поскольку животноводство в стране «приказало долго жить», увеличивать производительность труда в 2 раза предстоит, по-видимому, растениеводству. Растениеводство в стране пока ещё живо, в том смысле, что мы всё ещё способны, вопреки всем т.н. реформам, обеспечить себя хлебом, минимальным набором круп и растительного масла. На этом положительные моменты в растениеводстве исчерпываются. У растениеводства тот же корень проблем, что и у животноводства, и движутся они к одному знаменателю, только с разной скоростью.
Причина всех бед в сельском хозяйстве – это плановая убыточность. Плановая убыточность – это тогда, когда никакими экономическими мерами невозможно окупить вложенные в производство средства, вследствие умышленных административно-политических решений, произвола переработчиков и сбытовиков. Проще говоря, 1 рубль (или тенге) вложенный в производство может принести вам 50, 60, 70 копеек (или тиынок) дохода, иногда, в отдельные периоды, даже больше рубля, но в среднем за несколько лет, эта сумма будет всегда меньше 1 рубля.

Кому это выгодно?
Ответ на поставленный выше вопрос, многих, думаю, удивит – государству. По крайне мере, тому, кто за ним стоит. Корень проблем сельского хозяйства заключается в порочности самого принципа капитализма, несправедливом распределении дохода, которое государство обязано минимизировать, однако не делает этого по причине срастания олигархии с государственным аппаратом. Вследствие несправедливого распределения дохода, большая часть населения не способна заработать даже на продукты питания по их реальной стоимости. Поэтому капитализм «родил» идею минимально-достаточного пайка. Суть данной идеи в том, что продукты питания продаются ниже их реальной стоимости. При этом государство компенсирует убытки сельхозпроизводителям (т.н. субсидии), так как в противном случае производить продукты питания будет некому. Это необходимо для того, чтобы рабочая сила не вымерла или (что ещё страшнее) не взбунтовалась против эксплуататоров. В странах Запада – родоначальниках капитализма, норма субсидирования достигает 70% от затрат, иными словами, продукты питания продаются в 3 раза дешевле истинной стоимости. После уничтожения «железного занавеса» и плановой экономики вышеуказанный принцип стал действовать и на постсоветском пространстве с одной, но существенной разницей. У нас установили искусственно заниженные цены на сельхозпродукцию, только разницу между реальной себестоимостью и заниженной ценой никто компенсировать не собирался. Государство снабжало население, которое в результате так называемых рыночных реформ оказалось на грани голода, дешёвыми продуктами за счёт села и сельских жителей, ничего не давая взамен. Проще говоря, город «съедал» деревню и продолжает это делать, причём, питались за деревенский счёт не только малоимущие и старики, но и вполне себе обеспеченные граждане, которые ни в чём не нуждались и ни в чём себе не отказывали.
Первым было «съедено» животноводство, как наиболее капиталоёмкое и наименее рентабельное. В 90-х годах с уничтожением колхозов и совхозов животноводство было уничтожено в сельхозпредприятиях, в 2000-х в личных подсобных хозяйствах. В 2000-е катастрофическая ситуация сложилась и в растениеводстве. В то же время в государственных кабинетах осознали, что если мало-мало не подкормить погибающих сельхозпроизводителей, то сельскому хозяйству придёт окончательный и бесповоротный конец, со всеми вытекающими последствиями. И начали выплачивать т.н. субсидии на компенсацию части понесённых затрат. Только это были далеко не 70% как на Западе, а максимум 5-7%. Это при том, что естественное плодородие в нашей природно-климатической зоне в 2,5-3 раза ниже, чем в странах Запада, с которым мы вынуждены конкурировать. Что такое урожайность в 3 раза меньше? Это значит, что при одинаковых технологиях и одном уровне затрат, себестоимость продукции будет в 3 раза выше, т.е. мы НИКОГДА не сможем конкурировать с импортной продукцией, которая изначально в 3 раза дешевле нашей, а с учётом разницы субсидий в 9 раз! Тем «патриотам», которые прочитав вышесказанное, изрекут – «Мне всё равно, чем питаться — отечественным или импортным — лишь бы было дёшево и качественно», задам вопрос – «Неужели Вы всерьёз думаете, что иностранные дяди будут кормить Вас продуктами, которые на 70% оплачены из их кармана?». Господа, товарищи, кому как нравится, то, что сейчас происходит, называется ценовая война за рынки сбыта. Как только отечественное сельхозпроизводство будет уничтожено, «дяди из-за бугра» в разы поднимут цены и сделать ничего уже будет нельзя, все нефтедоллары уйдут на хлеб.

Спад пошёл в гору
В текущем году сложилась катастрофическая ситуация в сельском хозяйстве. Цена на пшеницу 3 класса составляет 40 000 тенге за тонну, при том, что только материальные затраты на производство одной тонны пшеницы превышают 50 000 тг/тн — и это без учёта заработной платы и амортизации, без которых невозможно функционирование производственного процесса. Скажите, много среди Вас найдётся желающих устроиться на работу и в конце месяца получать… нет, не зарплату, а счёт к оплате за то, что Вам предоставили работу? И так из месяца в месяц, из года в год.
Ситуацию в сельском хозяйстве усугубляют перекупщики, переработчики и сбытовые сети, которые имеют рентабельность в десятки, а в иные годы и сотни процентов за счёт сельхозпроизводителей. Стоит только внутренним ценам на зерно подняться выше себестоимости — тут же пекари, мукомолы, производители крупы начинают «бить в барабаны», писать в газеты письма о том, что они терпят убытки и не могут сдерживать цены и работать себе в убыток, т.к. цены на сырьё выросли. Исполнительная власть тут же начинает создавать стабилизационные фонды, заставляя крестьян сдавать в эти фонды зерно по цене ниже сложившейся и спасать «погибающих» хлебопёков и мукомолов, при этом про «саморегулирующуюся» рыночно-лавочную экономику предпочитают не вспоминать. Краткий момент всплеска цен проходит, и они (цены на сельхозпродукцию) возвращаются к своему традиционному уровню – т.е. ниже себестоимости, однако цены на муку, хлеб, крупы остаются на прежнем уровне. Ответ у хлебопёков и переработчиков на вопросы потребителей – почему не дешевеют хлеб, мука и крупы, если цены на сырьё значительно снизились? – уже готов. Оказывается, удельный вес сырья в себестоимости их продукции не превышает 15-17%. Остальное, мол, это свет, зарплата, транспортные расходы и т.п., которые постоянно растут, и, следовательно, они никак не могут снизить цены. Ну, в самом деле, не могут же они работать себе в убыток! Реальность же такова, что переработчики и продавцы продукции растениеводства имеют стабильную рентабельность не менее 30-50% от понесённых затрат (это в среднем, во время колебания цен их рентабельность может превышать 100%), независимо от сложившихся цен на сельхозсырьё. Например, в текущем году сложились следующие цены на сельхозсырьё: пшеница 1-3 класса – 40 тг/кг (в 1,5-1,7 раза ниже себестоимости), гречиха -35 тг/кг (в 2 раза ниже себестоимости) и т.д. Зайдите в магазин и посмотрите, сколько стоит гречневая крупа и мука — и это при том, что реальная себестоимость при текущей цене на сырьё не превышает 60 тг/кг на гречневую крупу и 65-67 тг/кг на муку – всё остальное — это «накрутки» переработчиков и торговых сетей.
Сельхозпредприятие в своей производственной деятельности потребляет огромное количество товаров, производимых другими отраслями народного хозяйства. Это, прежде всего, продукция машиностроительной, химической, нефтяной, энергетической отраслей. Цены на продукцию этих отраслей фактически никак не регулируются и устанавливаются производителями на том уровне, который устраивает собственников данных предприятий. В результате мы имеем гигантскую разницу цен между промышленными товарами, используемыми при производстве сельхозпродукции, и продукцией АПК. Несколько простых примеров: в 1998 г. дизтопливо стоило 6 тг/л, трактор МТЗ-80 -600 000 тг, тонна пшеницы 3 класса – 11 тг/кг, т.е., крестьянин мог поменять трактор МТЗ-80 на 55 тонн пшеницы и на тонну зерна купить две тонны солярки. В 2014 году дизтопливо перевалило за 90 тг/л, трактор МТЗ-80 «взял отметку» 3 000 000 тг, тонна пшеницы 3 класса «засохла» на уровне 35-37 тг/тн, иными словами трактор МТЗ в обмен на себя потребовал 84 тонны зерна, а солярка «заявила», что иначе чем 1:3 она с пшеницей размениваться не будет. В текущем году дизтопливо «клятвенно обещало» преодолеть отметку 200тг/л, трактор МТЗ-80 давно перевалил за 6 млн. тг, в общем, для покупки 1 тонны солярки требуется 5 тонн пшеницы, а «камикадзе», решившему прикупить новый трактор МТЗ-80, придётся выгрести из закромов 150 тонн пшеницы. Иными словами, реальная стоимость пшеницы за минувшие 20 лет «независимости» упала в 4-5 раз, и теперь абсолютно «независима», в том смысле, что совершенно не завит от реальных затрат на производство.

Вот это научно-обоснованные нормы!
Ах, да, забыл упомянуть, государство же выплачивает нам субсидии: в минувшем году они составили 3 тенге!!! На 1 литр дизтоплива и 50% на семенной материал, гербициды и удобрения. Поскольку с соляркой думаю всем и без слов всё понятно, остановимся на 50% возмещении затрат на гербициды и минеральные удобрения. Механизм 50% компенсации возник несколько лет назад. Выгоден он, прежде всего, производителям этих самых гербицидов и удобрений. Почему? Все гениальное просто. Если до введения принципа компенсации единица товара стоила, условно говоря, 100 тг/шт, после введения данного механизма она стала стоить 200тг/шт, т.е. реальная цена для крестьянина осталась прежней, в отличие от нормы прибыли химической промышленности, которая, безусловно, выиграла от этого. В текущем году ситуация с минеральными удобрениями сложилась ещё интереснее, по ним (в смысле, минеральным удобрениям) также законодательно предусмотрена 50% компенсация затрат. Механизм субсидирования выглядит следующим образом: сельхозпроизводитель заключает с производителем удобрений договор на поставку необходимого ему объёма продукции, оплачивает 50% от стоимости товара, подаёт в исполнительный орган заявку на субсидирование. Исполнительный орган её рассматривает, и если не находит никаких нарушений, передаёт её в казначейство, которое оплачивает производителю удобрений оставшиеся 50% от стоимости товара. После чего производитель удобрений отгружает сельхозпроизводителю заказанный им товар. Такая схема действовала несколько лет и позволила обеспечить хоть какие-то подвижки в вопросе увеличения плодородия почв и урожайности сельхозкультур. Однако в минувшем году случилось непредвиденное (по крайней мере, непредвиденное чиновниками). Сельхозпроизводители купили удобрений на сумму, вдвое превышающую размер средств, заложенный в бюджете, пришлось срочно изыскивать дополнительные средства. К слову, тот объём удобрений, что вносится сейчас, как минимум на порядок (для тех, кто не знает — в 10 раз!) меньше того, что необходимо вносить, нет, не для того, чтобы повысить плодородие почв, а просто для того, чтобы предотвратить их истощение. В текущем году минсельхоз и местные акиматы провели работу над ошибками, чтобы не допускать дефицита средств в бюджете на оплату минеральных удобрений, как случилось в году 2017 -м. В чём заключалась эта работа – читайте ниже.
Заключение договоров с традиционного времени – конец января – начало февраля текущего года, было перенесено на декабрь года предыдущего – т.е. декабрь 2017 г. Наивные читатели, как и наивные крестьяне решат – с целью определить потребность в финансовых ресурсах, необходимых для компенсации затрат сельхозпроизводителям. Ан, нет. Дабы читатель понял весь масштаб чиновничьей мысли, необходимо сделать одно уточнение. Объём внесения минеральных удобрений не должен превышать максимально установленных размеров, т.е. вносить больше производитель может, только компенсировать сверхлимитный объём ему никто не будет, иначе говоря, сверхлимитные удобрения вдвое дороже лимитных. В минувшем году лимит на удобрения по ВКО составлял 270 кг/га по аммиачной селитре и 210 кг по аммофосу (данные приведены по яровой пшенице), в чём можно убедиться, посетив официальный сайт сельхозуправления ВКО.
Так вот, заключив договоры в пределах всем известных лимитов и оплатив 50% стоимости удобрений, мы через 1,5 месяца после заключения договора узнаём, что исполнительные органы установили новые лимиты по внесению удобрений — в 4 раза меньше применявшихся ранее, причём, эти нормы носят гордое название – научно – обоснованные. В чём заключается их научность и кем они обоснованы, мы добиться не смогли ни от облсельхозуправления, ни от минсельхоза. Впрочем, механизм работы чиновничьей мысли понятен и так: проанализировав данные по заказанному объёму удобрений на текущий год, исполнительные власти подогнали нормы внесения удобрений под отпущенный бюджет, понизив эти нормы в 4 раза и назвав их научно — обоснованными. Дабы неискушённый читатель понял масштаб манёвра, объясню: действовавшие до текущего года нормы вдвое ниже традиционных норм внесения удобрений в «Загнивающем Западе», с которым мы призваны конкурировать, а нормы данного года ниже «Западных» в 8-10 раз, и рассчитаны на урожайность 5ц/га. Иными словами, для сельхозпроизводителей вдвое подняли цену на удобрения, причём сделали это «задним числом». В хороших домах это называется шулерство, а в нашей стране – научно — обоснованными нормами. Теперь, по крайней мере, понятно, каким образом государство будет содействовать повышению производительности труда в сельском хозяйстве.
Особого удивления, однако, это уже не вызывает. Все привыкли. Привыкли, что чиновники и диванные эксперты, которые ни одного дня не отработали в сфере реального производства, учат нас, как правильно работать на земле, и заявляют, что себестоимость пшеницы в текущем году составляет 28 тг/кг, так что ничего катастрофического в сложившейся ситуации нет, сельхозпроизводство более чем рентабельно. Привыкли к обвинениям в «засилье» пшеницы на наших полях, что (по мнению чиновников) и стало причиной обвала цен, который, впрочем, и обвалом-то, как выяснилось, не является. Привыкли к рекомендациям о необходимости диверсификации производства путём перехода к высокорентабельным сельхозкультурам, взамен «никому не нужной пшеницы». Человек вообще ко многому привыкает. Больше и дольше всего он не может привыкнуть к несправедливости.

На одного с сошкой…
В чём страна действительно преуспела, так это в количестве иждивенцев на одного работающего. По официальным данным в стране только 10-15% людей заняты в сфере реального производства, всё остальное – сфера услуг. Индустриально-аграрная, рабочая страна превратилась в типичную «банановую» республику, только без бананов, или иначе в «страну-бензоколонку». Исчезли целые отрасли народного хозяйства: машиностроение, лёгкая, пищевая промышленность, целые направления АПК. Корень бед сельского хозяйства заключается не в том, что на наших полях «засилье» пшеницы, и «тупоголовые» и ленивые крестьяне никак не хотят выращивать высокорентабельные культуры и разводить скот, а в разнице цен, в том, что цена на сельхозпродукцию ниже себестоимости. Сельское хозяйство является единственной отраслью экономики, в которой производитель не просто не может устанавливать цены на свою продукцию, но даже повлиять на них. До тех пор, пока не будет обеспечена нормальная и стабильная рентабельность (для тех, кто не знает — это 20-25%) сельхозпредприятий, никаких положительных изменений на селе не будет. Пока молоко у населения покупается по 70 тг/л, а фальсификат из растительных жиров с аналогичным названием продаётся по 400 тг/л, когда мясо закупается по 700-800 тг/кг, а на прилавках оказывается уже по цене 1600-1900 тг/кг, ничего не изменится. Следствием проводимой в стране политики удушения села стал массовый отток населения в города, деревня не выживает – она вымирает. Как социальный, культурный, хозяйственно-экономический объект, село прекратит своё существование в самое ближайшее время, самое большее 15-20 лет. Уже сейчас сельское население по сравнению с 1991 г. сократилось втрое, дальше процесс будет только нарастать.
Никакие диверсификации выращиваемых культур не помогут. Стоит только сократить удельный вес пшеницы в севообороте и начать выращивать так называемые высокорентабельные культуры, как цена на них мгновенно рухнет, и они превратятся в низкорентабельные, а если точнее, в убыточные. Проблема растениеводства в том, что нет животноводства, которое потребляет выращенный урожай, а животноводства нет, потому что в селе не осталось желающих ходить на работу и в конце месяца вместо зарплаты получать счёт к оплате за то, что тебе разрешили ходить на работу.
Экспертам, которые определили, что себестоимость пшеницы составляет 28 тг/кг, мы предлагаем переехать в деревню, и показать, нам как нужно работать, мы даже предоставим им свою землю и будем покупать весь выращенный ими урожай по 28 тг/кг.
В общем, милости просим, господа чиновники и эксперты, приезжайте к нам и покажите, как нужно работать на земле, диверсифицировать структуру посевных площадей, добиться себестоимости в 28 тг/кг зерна и вдвое повысить производительность труда, когда цена на продукцию вдвое ниже себестоимости.
Петр Серохвостов, глава крестьянского хозяйства,
Шемонаихинский район
  • 0
  • 09 марта 2018, 17:37
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.