Жизнь в латифундии: земельный «беспредел» по-казахстански

Были времена, когда Казахская ССР по праву гордилась достижениями сельского хозяйства, основанного на общественной собственности на средства производства. Всё изменилось с ликвидацией коллективных хозяйств: уровень жизни сельчан резко пошёл вниз, а их земля фактически перешла в руки новоявленных латифундистов.

Сельские жители (в первую очередь – молодёжь) мигрируют в города, а те, кому некуда ехать, выживают за счёт натурального хозяйства.
Земля как бы есть, но её как бы нет
От села Новоникольское до ближайшего областного центра – города Кокшетау – более 100 километров. Формально все жители окрестных сел являются учредителями товарищества с ограниченной ответственностью ПКФ «Новоникольское». Но товарищескими их отношения с директором ТОО не назовешь. Скорее это взаимоотношения хозяев и рабов наподобие древнеримских или латиноамериканских латифундий. ТОО занимается выращиванием зерна на огромной территории, включающей в себя земли нескольких сёл.
Боранбай Баялин – житель села Кундыколь. Его семья многодетная даже по казахстанским меркам – шестеро детей. По словам Боранбая Баялина, проблемы с ТОО «Новоникольское» начались после того, как он решил передать собственный надел другому арендатору. «Земля моя, кому хочу – тому и отдаю», — рассудил он. Но не тут-то было. Для начала семье Баялиных перестали отпускать хлеб. А после того, как он рассказал об этом одному из республиканских телеканалов, дирекция ТОО и вовсе перешла к полномасштабным угрозам.
— Приезжал сам Юрин, директор. Угрожал. Говорит: «Ты что делаешь? Ты землю отдал. А если дети заболеют? Мы дорогу не пробьем». У нас если буран дорогу заметет, то конкретно. Без воды будете сидеть, говорит. Вы ничего не получите. Лучше отказывайтесь от этого дела, — рассказывает Боранбай.
Огораживание по-кокшетауски
Впрочем, проблемы Боранбая Баялина – полбеды. За несогласие с политикой руководства ТОО «Новоникольское» можно и вовсе остаться без надела, как это случилось с жителем села Меньшиковка Даулетом Амриным. Его ситуация до боли напоминает известное из истории «огораживание» в Англии в период первоначального накопления капитала. Тогда, напомним, землевладельцы-лорды массово сгоняли крестьян с наделов, а земли отдавали под разведение овец. Так и Даулета Амрина исключили из состава учредителей ТОО, а земельный пай — 76 гектаров — попросту отобрали. Впрочем, физически сгонять с земли, как это было в «старой, доброй» Англии не потребовалось – пай со времен развала колхоза был только на бумаге и никогда не выделялся в натуре.
— Я приехал в Новоникольское к директору Юрина, Владимиру Васильевичу, — говорит Даулет Амрин. – Зашел к нему и сказал, что приехал за дивидендами. Он мне сказал: «Ты уже не участник». Я говорю: «Как не участник? Я наследник. Вы же за прошлый год выдали». Он мне говорит: «Я тебя уволил». «На каком основании?» — спрашиваю. «Я тебя вычеркнул из списка. Ты никто», — говорит.
Сельчанин пригрозил судом, чем вызвал нескрываемое раздражение директора.
-«Кто ты такой? Ты против Мустафаева – букашка» — сказал он мне, — разводит руками Даулет Амрин.
Земля в залоге
Таинственный Мустафаев, говорят в народе, является истинным владельцем ТОО «Новоникольское». В село практически не приезжает, живет в Астане, а делами управляет через родственников и подручных-директоров. К слову, ТОО два раза становилось объектом пристального внимания правоохранительных органов. Правда, обошлось без возбуждения уголовных дел.
По словам кокшетауского юриста Талгата Кульжабаева, дело осложняется тем, что хозяева ТОО «Новоникольское» заложили всю землю в банк под многомиллиардные кредиты. Новоявленных латифундистов и банкиров нисколько не смутил тот факт, что сельчане не давали согласия на залог своей земли. Их попросту поставили перед фактом. А перед этим сельчан буквально шантажировали, чтобы те дали доверенности на право распоряжения своими наделами. Тем, кто не подпишет, угрожали отобрать земельные паи. Большинство сельчан подписали. Теперь, чтобы забрать свою землю, понадобится много лет. Да и возможно ли это в принципе – большой вопрос.
Дивиденды — отрубями
Формально большинство сельчан (те, у которых не отобрали землю) считаются её собственниками. Их даже можно назвать громким словом рантьё – поскольку свои паи они сдают в аренду. Если бы не одно «но». За каждый гектар (!) они получают плату (внимание!) аж целую тысячу (!) тенге в год (!). Таким образом, семья из двух взрослых и двух детей, получившая 30 гектаров от бывшего колхоза, имеет доход 30 тысяч тенге в год. Но и то – не деньгами. С нашими «рантьё» рассчитываются хлебом, отрубями и другой продукцией ТОО.
Ведут сельчане и собственное хозяйство – скотина, огород. Выращивают ровно столько, чтобы хватило для собственного пропитания. За сто с лишним километров в областной центр везти мешок картошки или выращенного гуся нет никакого смысла.
Так и живут в сельской глубинке обитатели некогда славной целины. Как на подводной лодке, с которой тоже никуда не денешься.
Андрей Цуканов
Акмолинская область, специально для газеты «Flash!»
  • 12 октября 2017, 19:05
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.