Вышли в народ… и не дошли

Недавно прокуратура Усть-Каменогорска озаботилась проведением рейдовых мероприятий по взысканию штрафов, а прокуратура Восточно-Казахстанской области – сбором информации о дорогах.

Если внимательно прочитать Кодекс об административных правонарушениях, то совершенно все понятно: штраф подлежит уплате не позднее 30 суток со дня вступления постановления в силу, либо со дня истечения отсрочки (если не упрощенное производство). Затем, лицо, подвергнутое штрафу, уведомляет в письменной форме судью или орган, вынесший постановление.
Принудительное исполнение производится путем направления постановления в организацию, где правонарушитель получает вознаграждение, пенсию, стипендию для удержания из его доходов. Срок удержания не должен превышать 6 месяцев. Постановление направляется судом, или органом, вынесшим постановление о взыскании штрафа.
Если человек уволился или нет возможности удержать штраф из дохода, то организация возвращает в 10-дневный срок постановление органу, вынесшему постановление, с указанием нового места работы, причин невозможности взыскания и с отметками о произведенных удержаниях.
Если правонарушитель не работает, для принудительного исполнения постановление направляется судебному исполнителю в течение 10 дней после истечения срока добровольного исполнения с приложением сведений о том, что сумма штрафа не поступила. Далее действуют нормы Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». Если штраф назначался органами государственных доходов – постановление исполняется ими же.
Исполнительные документы могут быть направлены на исполнение в течение 1 года. Исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено не в полном объеме, по постановлению судебного исполнителя возвращается взыскателю в случае, например, если у должника отсутствуют имущество, в том числе деньги, ценные бумаги или доходы, на которые может быть обращено взыскание, и принятые судебным исполнителем все предусмотренные законом меры по выявлению его имущества или доходов оказались безрезультатными.
При неизвестности места пребывания должника судебный исполнитель обязан обратиться в суд по месту исполнения с представлением об объявлении розыска должника через органы внутренних дел, антикоррупционную службу, службу экономических расследований.
Органы внутренних дел оказывают содействие судебным исполнителям в ходе исполнительного производства при возникновении угрозы жизни или здоровью судебного исполнителя, а также привлекаются для обеспечения правопорядка на месте совершения исполнительных действий.
Так в чем сложности-то? Теперь поговорим о прокуратуре. Ее назначением является от имени государства осуществлять высший надзор за соблюдением законности, представлять интересы государства в суде и от имени государства осуществлять уголовное преследование.
Прокуратура осуществляет высший надзор за законностью, среди прочего, исполнительного производства и производства по делам об административных правонарушениях. То есть, мы так понимаем, что им достаточно получить информацию о неисполнении постановлений – для принятия мер.
Вместо этого, прокуратура сама выдвинулась, вслед за судебными исполнителями, на рейдовые мероприятия по взысканию штрафов. Читаем: «Прокуратура Усть-Каменогорска в рамках реализации проекта «Заплати штраф!» с 13 по 22 сентября проводит рейд совместно с сотрудниками батальона дорожно-патрульной полиции, участковыми инспекторами полиции и частными судебными исполнителями. Представители ведомств проведут поквартирный обход, а также проверку на дорогах областного центра.
В рамках мероприятия прокуратура города проводит разъяснения о необходимости вовремя оплачивать штрафы. Правоохранительные органы также будут разъяснять, что в отношении злостных неплательщиков административных штрафов применяются меры по привлечению к административной и уголовной ответственности с дальнейшей конфискацией и реализацией имущества, принадлежащего должникам.
Прокуратура города рекомендует оплатить имеющиеся штрафы до 25 сентября текущего года».
Внимание, вопросы: судебные исполнители сами не справляются? Для чего нужны при исполнительном производстве сотрудники батальона ДПП и участковые? Все должники угрожают жизни судебных исполнителей? И для чего угрожать злостным неплательщикам ответственностью, если есть элементарные методы взыскания штрафа? Заметьте, что в пресс-релизе судебные исполнители указаны последними, а прокуратура – первой. Кто же, в таком случае, осуществляет исполнительное производство?
Мы видим это следующим образом: либо наши доблестные полицейские и суды не получают точные сведения о правонарушителях, и потом не знают, куда направлять постановления. Либо они совершенно или не умеют, или не знают норм Кодекса о принудительном исполнении. Либо хваленая система судебных исполнителей как была не на уровне, так и осталась. Либо у злостных должников нечего забрать, и исполнительные документы остались не исполненными. А бюджет, мы так понимаем, прохудился, и нужно его срочно восполнить к концу года. Да и некоторые сроки исполнительного производства и вовсе, вероятно, истекли. Потому все эти угрозы о привлечении к ответственности – для должника, в некоторых случаях, откровенные понты. Поскольку злостное уклонение может быть применимо, только если у гражданина имелся умысел скрываться и скрывать свои данные.
Аналогично и в отношении дорог. Контроль за качеством и содержанием дорог возложен на конкретные государственные органы. Если они не справляются – привлекайте их к ответственности. И для этого совершенно необязательно писать такие тексты:
«Прокуратура области проводит анализ текущего состояния автомобильных дорог. Учитывая социальную важность и актуальность вопроса, призываем Вас к участию в данной работе. Просим обо всех фактах некачественного строительства, ремонта автомобильных дорог, разрушениях полотна, сообщать в прокуратуру области. Фото- и видеоподтверждение приветствуется».
Мы, народ, платим налоги. А взамен получаем вместо качественных дорог – некое жалкое их подобие. Вместо того, чтобы «оторвать голову» тому, кто за это отвечает, и вообще вести надзор – на наши же плечи перекладывается предоставление доказательств некачественного ремонта. Тогда зачем вы вообще нужны, если вы, то осуществляете поквартирный обход, то смотрите наши фотографии? В конце концов, для чего тогда вообще существует исполнительная власть, если она ни на что не способна, а прокуратура области опустилась до уровня ямочного ремонта?
Почему бы прокуратуре, вместо прогулок по квартирам и просмотру фотографий и видеозаписей ям, не обратить свой взор в другую область: на кой черт реализуется за 400 миллионов проект надземного пешеходного перехода у Дворца Спорта в Усть-Каменогорске, если есть гораздо больше мест, куда эти миллионы можно было бы вложить? Почитайте мнение горожан по этому вопросу. Вырубаются деревья в разных местах города, а ведь по проведению реконструкции этих улиц люди также возражают. Почему бы не проверить законность вырубки деревьев?
Не знаете, куда вложить деньги? Подсказываем: убрать мост на перекрестке 30-й Гвардейской дивизии, сделав прямой и широкий проспект; либо добавить две полосы, либо перенести движение на 30-ю Гвардейскую дивизию с Серикбаева, продлив проезжую часть от ВКГТУ до 30-й Гвардейской дивизии, и сделав полноценное круговое движение на «кольце» Виноградова. Нужны надземные переходы на проспекте Сатпаева (особенно после расширения). Нужно расширение улицы Пограничной от моста до проспекта Независимости. Нужно расширение улиц Карбышева и Бажова, в конце концов! Вот, где нужна работа прокуратуры – проверить экономическую целесообразность затрат на всякие проекты, а не заглядывать в ямы и не ходить по квартирам. Вот в этих вопросах прокуроры до народа так и не дошли.
Агентство правовой информации и журналистских расследований «Витязь»
  • 12 октября 2017, 18:26
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.