Курс – на повышение налогов и тарифов

Так что же происходит, и куда мы движемся? Эти вопросы возникают, когда узнаёшь о предстоящих реформах. А их так много, что голова кругом идёт. В здравоохранении одна реформа за другой, эта отрасль, наверное, самая реформируемая. Реформы и в образовании, и в гражданском, и в уголовном законодательстве… В этой череде реформ обычный человек просто теряется, и не может их толком осмыслить. Да что там осмыслить – хотя бы «переварить» информацию.

Больных рассортируют, и всех под одну крышу

Целый вал преобразований накрывает нашу медицину. Известия о новациях следуют одна за другой, как выстрелы из строчащего пулемёта. Так, наши медицинские светила – управленцы решили ликвидировать онкодиспансеры. Предлагается больных раком лечить в единой многопрофильной больнице. Министр здравоохранения Елжан Биртанов вообще клонит к тому, чтобы специализированные больницы и диспансеры ликвидировать, и всех врачей и больных объединить под одной крышей интегрированных многопрофильных больниц. Если такие преобразования произойдут, то в недалёком будущем в одной больнице будет и роддом, и онкодиспансер, и кожно-венерологический, наверное, и туберкулёзный… И всё это подаётся под флагом сокращения административных расходов.
Мы не раз уже писали о страданиях больных страшным недугом. И это в условиях специализированной больницы. Что же им предстоит в т.н. многопрофильной? Кстати, идея эта не нова. Ещё в начале нового века один из бывших акимов нашей области говорил об этом. Мол, в общей больнице онкологические больные будут чувствовать себя лучше. В онкодиспансере вокруг такие же страдающие неизлечимым недугом. А в обычной больнице они растворятся среди массы пациентов, глядишь, и веселее им станет. Этот руководитель хотел пойти ещё дальше – закрыть все сельские и районные больницы. Зачем они нужны? – рассуждал он. Оставить одного врача, чтобы вызвал санитарную авиацию, и пусть больного везут в город, здесь и вылечат. Нечего средства распылять, нужно укреплять крупные городские больницы. По иронии судьбы, вскоре этот аким скончался именно от онкологической болезни, сгорел буквально за несколько месяцев…
Не успели обыватели отойти от шока с онкологией, как ещё одна новость – о реформе службы «скорой помощи». Большинство читателей о предстоящих преобразованиях уже знают, так что на подробностях не будем останавливаться. Главное в том, что больных теперь будут «сортировать» по категориям, а в зависимости от того, к какому сорту просящего о помощи отнесут, будет зависеть и время прибытия кареты «скорой помощи»: от 10 минут для тех, у кого имеется угроза для жизни, до 60 минут – при отсутствии такой угрозы. К последнему сорту больных будет приезжать не бригада «скорой помощи», а медсестра или врач из поликлиники или СВА, к которой он прикреплён. Для этого в каждой медицинской организации будет создана круглосуточная служба неотложной медицинской помощи.
Столь кардинальные изменения предлагаются для вроде бы благой цели: освободить врачей «скорой» от тех вызовов, когда непосредственной угрозы жизни нет. Сейчас, выезжая на вызов к таким больным, медики тратят время, и случается так, что опаздывают к действительно экстренным больным.
Идея, конечно, хорошая – как можно быстрее помочь людям, находящимся между жизнью и смертью. Как её можно решить? Можно увеличить количество бригад «скорой», число автомобилей, оснастить эти автомобили самым современным оборудованием, чтобы оказывать помощь уже в пути, построить комфортные, отвечающие всем требованиям станции скорой помощи, и желательно в каждом городском районе, в каждом крупном селе. Расширить дороги, ликвидировать «пробки» в городах, воспитать водителей, чтобы уступали место машине «скорой помощи», решить вопрос с парковками, чтобы медики могли свободно проехать во дворах. А в сельской местности – хотя бы связать все населенные пункты гравийными дорогами, а то ведь не в каждое село «скорая» сможет проехать. Ну, а если уж «пробки» в крупных городах никак нельзя «рассосать», оснастить «скорую» лёгкими вертолётами, способными приземлиться во дворе, пригодится такая авиация и для села. Скажете, что это уже из области фантастики? Почему – всё реально, стоит только захотеть. Почему олигархи имеют собственные лёгкие вертолёты, а скорая помощь не может? Затраты, конечно, большие, но только так можно решить эту проблему. И разве могут жизнь и здоровье оцениваться деньгами? Они ведь бесценны!
Но наши чиновники пошли по другому пути. Формально они вроде бы и увеличили службу скорой помощи. Ведь теперь в каждой больнице будет своя подобная служба. Но стоит внимательнее вдуматься в суть этой реформы. Итак, кто будет определять «сорт» больного? Диспетчер станции скорой помощи. Именно диспетчер должен определить – нужно ли ехать к больному немедленно, или он может подождать. На основании чего будет принимать такое решение диспетчер? Со слов самого больного, его родственников или соседей. Что может сказать взволнованная мать о состоянии своего ребёнка? Да для неё он самый больной в мире! Или что может пояснить старушка, еле шевелящая языком от боли? Принцип «скорой помощи» основывается на том, что человеку плохо, и нужно ехать, и оказать ему помощь. Теперь всё в руках технического работника – диспетчера. Он будет долго и подробно расспрашивать – что болит, где болит, состоите ли на диспансерном учёте и т.д., чтобы принять на самом деле судьбоносное решение. Наконец, он определяется, что жизни больного ничто не угрожает, и он может подождать. И переадресует вызов в поликлинику или СВА.
А теперь представьте – в каждой, даже самой малой СВА, нужно организовать свою собственную службу неотложной помощи. Один человек должен сидеть на телефоне, и, как минимум, врач и санитар, или медсестра и санитар находятся в состоянии готовности. Кроме этого, должна быть машина с водителем. Итого, с учётом круглосуточной работы на такую службу потребуются, как минимум, три водителя, три диспетчера (эту роль, конечно, могут выполнять сотрудники регистратуры, но тогда ожидание в очереди за заветным талончиком, естественно, увеличится, и регистраторам придётся оставаться дежурить ночью), три врача, три медсестры и три санитара. Кроме этого, необходим гараж, или, как минимум, тёплый бокс для машины неотложной помощи. Автомобиль требует ухода и ремонта, значит, добавятся ещё затраты на эти нужды. Где найти столько медицинского персонала, если в больницах без того нехватка кадров?! Нанимать дополнительно? А где взять квалифицированных врачей и медсестёр (на неотложную помощь нужны именно квалифицированные), где найти деньги на дополнительных сотрудников, где вообще взять средства на организацию круглосуточной неотложной помощи, где обычная больница или частная СВА будет брать автомобиль скорой помощи? Покупать? Или действующая «скорая помощь» поделится? Или на такси будут врачи ездить к больным? А как всё это будет происходить в сельской местности? Вот сколько вопросов! И пока ни на один из них невозможно найти ответ. Министерство «прокукарекало», и на этом ограничилось.

Ставка на частника

Ещё одна «фишка» в медицине – это передача государственных больниц в доверительное управление частным предпринимателям. Опять же делается это, по словам чиновников, только с благими целями – повысить уровень доступности и качества медицинских услуг, а также снизить нагрузку на бюджет. В ВКО к передаче в доверительное управление намечены несколько объектов. Среди них больницы №3 и №4 в Усть-Каменогорске, амбулатория в селе Меновное, и больница №2 в Семее. При этом подчёркивается, что в этих больницах необходимо провести капитальный ремонт, и оснастить их новым оборудованием. Вы думаете, что капитальный ремонт будет проводить уже частный доверительный управляющий? Как бы ни так! В августовском номере мы рассказывали о проекте передачи в управление больницы №4 в областном центре. Так вот, это медицинское учреждение сначала отремонтируют за счет бюджета, и только потом передадут под управление частнику! А как же, ведь больница должна иметь привлекательный, «товарный вид», иначе, какой же частник будет брать раздолбанный объект! И всего-навсего нужно на ремонт только больницы №4 около миллиарда тенге. И где же в данном случае провозглашённое «снижение нагрузки на бюджет»?! Вот если бы частник взял больницу, и отремонтировал её за свой счёт, тогда ещё можно было об этом говорить. А так получается, что он берёт капитально отремонтированный объект, да ещё и будет получать финансирование за счёт государства и за счёт медицинского страхования. Хорошее управление, хороший менеджмент!
Как информационная поддержка передачи государственных медицинских объектов частникам, появилась информация о хронической убыточности государственных больниц. За прошлый год совокупный убыток государственного медицинского сектора составил 1,8 млрд. тенге, подчёркивается, что убыточными больницы и поликлиники, находящиеся в ведении государства, остаются уже с 2013 года. А вот частные клиники в 2016 году показали чистую прибыль в 9,4 млрд. тенге. Это совершенно некорректное сравнение. В этой же публикации подчёркивается, что многие государственные больницы не могут «отбить» затраты на приобретение дорогостоящего оборудования, к тому же импортного. А стоимость такого оборудования растёт из-за роста курса доллара. Сюда же нужно добавить и несопоставимость тарифов на услуги в государственных и частных больницах. Если только приём врача у частника стоит 3500-10 000 тенге, а в государственной — оплата идёт по утверждённому министерством ценнику, раз в 5 меньше. В прибыль частников вошли и доходы стоматологических клиник, какие там цены, все знают.
Курс взят не только на передачу госбольниц под управление, но и на продажу. В Алматы, например, выставлен на торги региональный диагностический центр при стартовой цене в 4,5 млрд. тенге.
Страховую медицину притормозить, но взносы платить!
Кстати, о медицинском страховании. С ним какой-то конфуз получается. Начали собирать деньги, за июль и август уже собрали с работодателей и индивидуальных предпринимателей 6 млрд. тенге, и вдруг заявляют, что старт медицинской помощи народу на принципе страхования будет перенесен года на два, т.е. до 2020 года. Стоило Президенту высказать сомнение по поводу участия в медицинском страховании самозанятого населения, как тут же в минздраве поспешили дать задний ход. Действительно, таких самозанятых очень много – 2,7 млн. человек. И вряд ли они будут самостоятельно, по своей инициативе, платить страховые взносы. Придут в больницу – а им от ворот поворот. В итоге миллионы людей останутся без полноценной медицинской помощи, а это уже чревато социальным взрывом. Пока решение этого вопроса не будет найдено, страховую медицину, судя по всему, приостановят. А в это время работодатели будут продолжать платить страховые взносы.
Интересная картина получается. До начала самой программы страховой медицины, получается, ещё целых 2 года, а взносы – плати! Говорят, для того, чтобы средства к этому времени «аккумулировались» в Фонде медицинского страхования. Выходит, что 2 года работодатели и ИП будут регулярно «отстёгивать» немалые денежки, а сама услуга – потом! Разве так бывает? Оказывается, у нас бывает. При этом уже создан Фонд медицинского страхования, распределены должности, заняты офисы, завезена мебель, оргтехника, приняты секретарши, водители, созданы филиалы в каждом регионе. Посмотрите сайт Фонда, на фото этих довольных, лощёных лиц. У них жизнь явно удалась! И что теперь, все эти сотрудники с приличными окладами будут просто сидеть, считать поступающие деньги, и ждать 2020 года? Что-то слишком часто правительство шарахается из стороны в сторону. Так получилось с земельным законодательством, теперь вот страховая медицина. Целая свора высокооплачиваемых чиновников не может элементарно просчитать последствия новых законов.

Какой бы ещё налог придумать?

А предприниматели в это время будут платить, по сути, дополнительный налог для содержания Фонда медицинского страхования! Есть мнение, причём на самом верху, что маловато наш бизнес и народ платят налогов. Об этом сказал сам Президент при открытии сессии Парламента, а ему, наверное, такую картину обрисовали в правительстстве. Глава государства посоветовал изучить опыт стран Северной Европы, где корпоративный налог, т.е. налог с прибыли, достигает 40%. Да, в в скандинавских странах налоги высокие. Там понимают, что лучше поделиться, чем рисковать потерять всё. Но там и премьер-министр летает на рейсовом самолёте, в эконом-классе. И в театр глава правительства ходит пешком, потому что это в нерабочее время. Наверное, этот опыт тоже нужно изучить.
А почему не изучить опыт стран, где вообще нет налогов? К примеру, в Объединённых Арабских Эмиратах не платят налоги, и страна процветает. Почему же у нас не видят никакого иного способа пополнить бюджет, кроме увеличения налогов?! Вот решили найти еще один способ – обложить налогами самозанятых. Теперь официально заявлено, что быть самозанятым – это способ уйти от налогов! Да им спасибо нужно сказать, что они сами себя кормят, живут за счёт личного подворья, да сами себе нашли работу, способ выживания. Не по своей же воле они оказались самозанятыми, не по своей воле оказались выброшенными в стихию «выживай, кто как может», всё это последствия шоковых рыночных реформ 90-х годов. Да, сейчас предлагаются программы переселения, переобучения и т.д. Есть варианты и возможности изменить свою жизнь. Но не все этого хотят. Кто-то уже в силу возраста не может, не так просто лет в 50 начинать жизнь сначала, кто-то уже приспособился, живёт помаленьку, и довольствуется этим. Так нужно ли ещё и налогами это население облагать? Какие из них предприниматели?

О «низких» тарифах и «эффективных» инвесторах

Но если на самом верху сказано, значит, жди увеличения налоговой нагрузки. А ещё и роста тарифов на коммунальные услуги. Они у нас тоже очень низкие. Поэтому и инвесторы не хотят идти в энергетику, водоснабжение, и прочие отрасли коммунальных услуг. Что такое «инвестор» жители Восточного Казахстана знают хорошо. 2 октября исполняется 20 лет с момента прихода подобного инвестора в энергетику региона в лице компании AES. Вроде бы обещали американцы вложить в нашу энергетику 600 млн. долларов инвестиций. Но, едва придя в ВКО, топ-менеджеры АЕS сразу заявили, что все инвестиции должны быть предусмотрены в тарифе! Что же это тогда за инвестиции?! И кто, в таком случае, инвестор – американская фирма или народ? В итоге, так оно и получилось. Всё, что за эти годы было отремонтировано или обновлено на энергетических предприятиях области, находящихся в собственности или под управлением AES, было сделано за счёт тарифов, т.е. за счёт потребителей. Американцы даже не стали финансировать строительство золоотвала №3 Усть-Каменогорской ТЭЦ! Он был построен за счёт областного бюджета, выходит, что для частного предприятия, для «инвестора», выделяли народные деньги!
Характерно, что, несмотря на 10-20 кратные повышения тарифов за эти годы, у всех поставщиков коммунальных услуг один и тот же вечный плач: сети, трубы, водопроводы, оборудование изношены на 60-70-80-90%! Как же так, столько лет прошло, тарифы выросли в разы, а износ как был не ниже 60-70%, так и остался?! Такого же быть не может! Всё равно износ должен уменьшаться, а он, как заколдованный, стоит на одном месте. Мистика? Или сознательная игра цифрами, нагнетание обстановки для очередного повышения тарифов?
Кстати, известный казахстанский олигарх Динмухаммед Идрисов, входящий в список богатейших людей страны по версии журнала «Forbes», приобрёл у американцев Усть-Каменогорскую и Согринскую ТЭЦ. Несмотря на то, что эти теплоэлектростанции хронически убыточные. В 2016 году убыток УК ТЭЦ от производства тепловой энергии составил 85 млн. тенге, а Согринской ТЭЦ – 51,5 млн. тенге. Какой бизнесмен в здравом уме будет покупать заведомо убыточные предприятия? Так может, и нет никаких убытков, может убытки эти только на бумаге? И вот уже с 1 сентября для обеих ТЭЦ утверждено повышение предельных уровней тарифов на тепловую энергию. И то, эти тарифы введены до 31 декабря нынешнего года. Значит, с нового года жди очередного повышения. Для жителей посёлка Новая Согра уже выросла плата за тепло и горячую воду, для потребителей, получающих эти услуги от УК тепловые сети, такое повышение произойдёт с 1 октября. И ещё один важный момент. Даже при таких «низких», как считают наши власти, тарифах, общий долг за коммунальные услуги по стране составляет 13 млрд. тенге. Что же будет, если тарифы существенно вырастут? И выстроится ли очередь из желающих инвесторов, когда они узнают о таких долгах?
Мы будем продолжать серьёзный разговор по всем этим важнейшим вопросам. Будем добиваться от министерств, департаментов и прочих чиновников, чтобы они очень подробно и доступно объяснили – для чего же все эти реформы происходят. И как всё будет на практике, как это отразится в реальной жизни каждого человека. Ведь Президент сказал, что законы нужно очень хорошо разъяснять, доносить их смысл до всех. Даже вспомнили советский опыт развешивания текстов законов в трамваях. Вот и мы хотим, чтобы нам объяснили – зачем и как? А пока с сожалением приходится констатировать, что за 26 лет новых экономических и общественных отношений курс так и не изменился. Ставка делается только на повышение. Налогов, тарифов, сборов. Народ при таком курсе становится не целью, а средством.

Денис Данилевский
  • 06 октября 2017, 14:59
  • Flash

Комментарии (1)

rss свернуть / развернуть
комментарий был скрыт

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.