Трамвай заехал в тупик

— В трамваях обшарпанные салоны, грязь, повсюду оборванные рекламные плакаты, двери плотно не закрываются, зимой холодно, летом жарко, остановки не всегда объявляют, вагоны дребезжат — таков был вывод комиссии партийного контроля Усть-Каменогорского филиала партии «Нур Отан». Партийцы и общественники совершили рейд по городскому общественному транспорту, в том числе и по трамваям.
Впрочем, эта картина давно известна всем горожанам, пользующимся трамваями. Действительно, вагоны внутри могут служить декорациями к съёмкам фильма даже не о лихих 90-х, а, наверное, о времени восстановления послевоенной разрухи. К этой картине можно добавить и томительное долгое ожидание нужного маршрута. А разве можно рассчитывать быстро доехать до места назначения, если в январе, в разгар зимы и морозов, на линии выходило всего 8 вагонов! И это на 3 маршрута: до станции Защита, «Казцинка» и УМЗ!
— Сейчас на линии 11 вагонов, — рассказывает директор ТОО «Усть-Каменогорский городской трамвайный парк» Анатолий Успенский. Да, увеличение уже почти в 2 раза, но стало ли легче, нужно спросить изнывающих на остановках от жары пассажиров.
А начиналось все действительно в лихие 90-х. Развал прежней экономической системы, шоковый переход к рынку ударил и по общественному транспорту. Горожане старшего возраста помнят, как автобусы из-за дефицита бензина ходили лишь утром и вечером. С 11 и до 16 часов в городе был «тихий час». Люди добирались, как могли. Кстати, тогда многих выручали трамваи, этот вид транспорта работал без пауз, и народ мог хотя бы проехать на трамвае, а потом дойти пешком. Хотя и трамваю пришлось нелегко, вместо стёкол в вагоны устанавливали листы ДВП! Тогда и было принято уникальное решение – передать трамвайный парк в частную собственность! Такого примера, когда предприятие городского электротранспорта становится частной собственностью, точно нет ни в одной стране бывшего Советского Союза. Впрочем, наверное, и в мире нет таких примеров. Анатолий Успенский говорит, что в России, и, тем более, в Беларуси – электротранспорт в собственности государства. Для снижения тарифа на проезд выделяются дотации, есть существенные налоговые льготы. Трамвайщики и троллейбусники там не платят налог на добавленную стоимость и налог с прибыли. Только сейчас в России в порядке эксперимента собираются приватизировать трамвайные парки в трёх городах. Кстати, говорит Анатолий Анатольевич, в том же Челябинске внимательно изучают опыт частного парка в Усть-Каменогорске.
Что же, если челябинцы действительно присматриваются к опыту трамвайного парка нашего города, то от приватизации они могут и отказаться. Уж очень негативный наш опыт.
Итак, в 1995 году, в период распродажи всего и вся, трамвайный парк был приобретен фирмой под очаровательным названием – ТОО «Ягодка». В кулуарах говорят о весьма символической сумме купли – продажи, но поскольку все сделки того периода покрыты тайной, официальных сведений у нас нет. Как потом рассказывал один из совладельцев парка Юрий Ли, первоначальный капитал учредители фирмы сколотили на продаже шашлыков. За всё время своего хозяйничанья частные владельцы так и не удосужились провести хотя бы частичное обновление подвижного состава. Был приобретён один новый вагон, и это стало частью предвыборной кампании Юрия Ли, который баллотировался в Мажилис. Он был соискателем депутатского мандата дважды. Живым анекдотом стал ещё один предвыборный ход, когда ещё в первую выборную кампанию, на проспекте Сатпаева на разделительной полосе положили рельсы. Правда, всего на пару десятков метров. Дескать, на Левый берег проведём трамвай, вот видите, даже рельсы уже положили! Потом рельсы быстренько убрали. Недолго красовался на улицах города и новый трамвай. Оказалось, что он совершенно не приспособлен для нашего климата.
Но худо-бедно на советском запасе трамвайное движение в городе осуществлялось. Наверное, были довольны и владельцы парка. А вот с 2006 года трамвайный парк стало сотрясать. Скончался один из совладельцев, и между компаньонами началась битва за его долю. Партнёры по бизнесу стали писать друг на друга заявления, в парк по этим заявлениям нагрянули проверки. Капиталистов-трамвайщиков не смущало, что по закону долю должна была наследовать жена покойного. В итоге все эти взаимные доносы закончились тем, что практически все совладельцы, разошедшиеся по разные стороны баррикад, оказались в местах лишения свободы. Естественно, в период разборок им было не до производственных дел. Парк работал сам по себе, а они делили наследство сами по себе. Такая битва всего лишь за часть акций доказывает, что биться было за что.
В период этой междоусобицы акциями трамвайного парка удалось завладеть Эдуарду Киму. Чем либо памятным для предприятия его руководство не запомнилось, тем более, какими-то полезными делами для развития. Как теперь выясняется, возможно, что именно в это время и началась распродажа территории трамвайного парка. Но об этом немного позже. Затем Ким как-то стремительно сделал головокружительную карьеру и стал не просто государственным служащим, а начальником департамента экологии! Но на этом посту он проработал недолго. Избил в разборках местного предпринимателя и угодил за решётку.
Затем хозяином парка стал известный в городе и области бизнесмен Тофик Исмаилов. Бизнес Исмаилова был весьма разнообразным. И рыбозавод, и строительство, и салоны красоты, и туристическая сфера. Вроде бы ситуация в парке стабилизировалась, хотя бы прекратились бесконечные разборки между хозяевами. Но и в этом случае не повезло. К Исмаилову предъявили претензии правоохранительные органы по его рыбным делам, и он был вынужден скрыться. Сейчас он находится в розыске, а владельцем парка стал Анатолий Успенский. С ним мы и беседуем о делах трамвайного парка. А беседа получилась, из разряда «поговорим о делах наших скорбных».
— С 2010 года в парке начались самые различные проверки. Уже 5 лет, как у предприятия арестованы счета. Разве можно в такой ситуации нормально работать?
Нас проверяли прокуратура, финансовая полиция, налоговый комитет. Работали четыре опергруппы. Ничего не нашли. Cтали проверять документацию, увидели договоры передачи трамваев в аренду индивидуальным предпринимателям. Посчитали, что это способ уйти от уплаты налогов. Доначислили огромную сумму налогов, заблокировали счета. Мы опротестовали акт налоговой проверки в суде. И началась многолетняя судебная эпопея.
Добавим, что проверки в трамвайном парке начались, скорее всего, именно в связи с рыбным делом, по которому проходил Тофик Исмаилов. Тогда начали проверять все бизнес-структуры Исмаилова, в том числе и принадлежавший ему трамвайный парк.
— Чем завершились судебные разбирательства?
— Началось всё в 2013 году. И лишь 18 января этого года Верховный суд отменил все предыдущие решения не в нашу пользу и отправил дело на новое рассмотрение в областной суд. В марте 2017 года облсуд поставил точку – аннулировал акт налоговой проверки, по которому нам и были доначислены якобы неуплаченные нами налоги.
— Счета парка уже разблокировали?
— Пока нет. Теперь мы судимся, чтобы отменить наложенные на нас штрафы. На основании этого акта предприятие было подвергнуто административным штрафам. Суд первой инстанции мы выиграли. Хотя было бы логично — если акт проверки, из-за которого и заблокировали счета, отменен, значит, и счета нужно разблокировать. Всё это время любые средства, поступающие на счета, сразу изымались департаментом госдоходов.
Самое интересное в том, что через полгода после проверки, после ареста счетов, когда мы оказались с огромными убытками, люди пошли в налоговый комитет, и спокойно зарегистрировались как ИП по перевозке пассажиров трамвайным транспортом. Их только попросили принести договоры об аренде трамваев!
— Анатолий Анатольевич, несмотря на все сложности с положением трамвайного парка бытует мнение, что владелец парка только собирает наличные деньги, и ничего не хочет делать, даже вложить средства, чтобы привести вагоны в более нормальный вид.
— Если бы я действительно клал наличку себе в карман, неужели это бы не обнаружили проверяющие? Я бы уже давно сидел в тюрьме. Оперативники в первую очередь проверили кассу. Убедились, что все поступающие средства пробиваются через кассовый аппарат.
Да, конечно, есть мнение, что если поступают наличные в немалом количестве, то здесь шикуют. Когда инспекторы предъявили нам уклонение от уплаты налогов, я сказал: «Да, действительно, мы уходим от уплаты налогов». А почему? Только потому, что нам так хочется? Нет, мы вынуждены искать такие схемы. Иначе не выжить. При стоимости поездки в 55 тенге выручка составляла 39 млн. тенге в месяц. Около 36 млн. это затраты. Вроде бы 3 млн. прибыли получается. Но ведь нам нужно заплатить 12% НДС, зачёта по НДС практически нет. Получаем 4,6 млн. налога на добавленную стоимость. Вот вам и убыток в 1,6 млн. в месяц. Как можно работать с такими убытками? Поэтому мы и пошли на этот вариант с передачей вагонов в аренду ИП. Законный вариант, как теперь уже установлено судом.
Вообще, а зачем воровать у самих себя? Вот когда мы в хорошие времена вкладывали средства, этого никто не замечал. Заменили пути на улицах Ворошилова и Казахстан. Закупили запчасти, и до сих пор на этом запасе ездим. Конечно, за последние 5 лет ничего не вкладывается. С нами многие наши партнёры прекратили сотрудничество, потому что у них тоже начались проверки. Даже типография в Семее, где мы печатали билеты, прекратила с нами работу.
— Есть ещё одно мнение. Что собственник трамвайного парка распродаёт его территорию под строительство коммерческих объектов. Ведь площадь парка заметно сократилась, на его бывшей территории теперь торговый центр «Мегастрой», автомойка, кафе и т.п.
— Как я принял имущество, состоящее на балансе ТОО «Усть- Каменогорский городской трамвайный парк», в таком виде оно существует до сих пор. Вся земля, которая была продана под коммерческие объекты, в том числе и для «Мегастроя», была продана прежними владельцами. Пусть найдут хоть один документ о продаже, где стоит моя подпись.
— Почему ведётся строительство очередного торгового центра прямо на территории тяговой подстанции напротив Дворца спорта? Ведь от этой подстанции зависит электроснабжение всех трамвайных линий. По моему мнению, а первое образование у меня техник-электрик, там нарушаются все нормы правил технической эксплуатации и правил устройства электроустановок. Объект будет расположен в нескольких метрах от подстанции. Случись что, там даже ремонт трудно будет сделать из-за такой тесноты.
— Повторю, что этот земельный участок был продан прежними владельцами. Кем конкретно, я не знаю, но уже давно продан.
Вот к чему привела деятельность «эффективных собственников»! Они даже на подстанции умудрились землю продать! В нарушение всех норм и правил! Но продолжим нашу беседу.
— Этой зимой трамвайный парк был в центре внимания, когда трамваи из-за обильного снегопада не вышли на линию. Горожане сразу задались вопросом – а где мощный вагон-снегоочиститель? Почему с его помощью не чистят пути? Неужели и снегоочиститель продали?
— Снегоочиститель никуда не делся, он просто физически не смог выйти. Дорог ведь в городе совершенно не было. Возьмем улицу Ворошилова. Вот смотрите (показывает видео на смартфоне – авт.). Везде по обочинам горы снега. Машины поехали по трамвайным путям, и укатали рельсы мокрым снегом. Такой слой укатанного снега не позволил снегоочистителю даже выйти из парка. Тут нужно было только очищать со спецтехникой и вручную. Чтобы трамвай вышел на линию, необходимо пути прочистить полностью, движение ведь круговое. Да, это была чрезвычайная ситуация. Нам помогли, и мы благодарны за помощь и поддержку городскому акимату, отделу ЖКХ. Мы благодарны всем предприятиям, которые прислали технику и людей для расчистки путей, это «Оскемен Водоканал», УК тепловые сети, «Казцинк». Общими усилиями мы восстановили движение.
Кстати, большой общественный резонанс вызвало недавнее ДТП с наездом трамвая на пешехода – пожилую женщину в районе остановки «Электротовары». К сожалению, спасти женщину не удалось, она скончалась. Ситуацию по ДТП с участием трамваев обсудили на Общественном совете города. Общественность считает, что таких происшествий происходит много, и в последнее время они случаются очень часто. Прошлой осенью также на проспекте Независимости еще одна пенсионерка скончалась под рельсами трамвая. В 2014 году 30-летняя женщина, попав под трамвай возле остановки «Нефтебаза», скончалась в больнице. В 2013 году на перекрестке Кирова-Орджоникидзе трамвай переехал 90-летнюю женщину. А буквально месяц назад, сошедший с рельсов трамвай создал опасную аварийную ситуацию, и многие пассажиры получили травмы.
— За 10 лет произошло 19 ДТП с участием людей. Но это не значит, что все 19 случаев – это наезды. Допустим, трамвай столкнулся с автомобилем, и от удара пассажиры в вагоне упали. Это тоже считается ДТП с участием людей. Из этих ДТП было 5 наездов на пешеходов, из них только в одном была признана вина водителя трамвая. Водители у нас очень опытные. С участием автомобилей в городе происходят тысячи ДТП, гибнут десятки людей, – говорит Анатолий Успенский.
Присутствовавшие на заседании Общественного совета полицейские сообщили, что действительно, практически во всех случаях виноваты пешеходы, не соблюдающие правила. Они не ждут, когда отъедет трамвай, не идут к пешеходному переходу, торопятся перейти на другую сторону улицы через трамвайные пути, и попадают перед вагоном в «слепую зону», когда водитель не видит пешехода. Не помогли и сферические зеркала, в солнечную погоду они ослепляют водителей. Пока предупредить пешеходов об опасности можно только звонком. Как повысить безопасность движения пешеходов на остановках трамваев – этот вопрос пока остаётся открытым.
— Анатолий Анатольевич, всё-таки, каково сейчас экономическое положение предприятия? Ведь, кроме того, что счета до сих пор заблокированы, трамвайному парку нужно возвращать и банковский кредит.
— Да, у нас банковский займ, кредитная линия более чем на 400 млн. тенге. Конечно, когда у нас заблокировали все счета, и налоговый комитет снимал все поступающие средства, мы не могли платить по кредиту. Судебная экспертиза оценила наше имущество в 2 млрд. тенге, банк в ходе последней оценки дал цифру в 1,2 млрд. тенге, сказывается снижение цен на недвижимость. Но в целом кредит обеспечен залоговым имуществом, превышающим его сумму почти в 3 раза. Хочу выразить благодарность Банку «ЦентрКредит». В этой ситуации банк повёл себя в высшей степени благородно, понимая, что нам очень тяжело и не стал выставлять имущество на торги. Сейчас ситуация изменилась, мы ведём переговоры по реструктуризации займа, надеюсь, что всё решится положительно, и будем постепенно его выплачивать.
— Есть ли какие – то перспективы по выходу на стабильную работу?
— Бизнес-план у нас был готов давно. Сейчас мы действуем практически по этому плану, который нам не дали реализовать. Конечно, ни о каких инвестициях в последние 5 лет и речи не могло быть. Кто будет вкладывать инвестиции, если каждый день идут проверки, счета заблокированы, и судьба предприятия непонятна? Еще один важный момент – мы потеряли работников. И не потому, что сокращали штаты. Люди сами ушли, их угнетала обстановка неопределённости, они нашли другую работу. А восстановить кадры очень непросто.
Конечно, снизилась и выручка. Сейчас при цене поездки в 65 тенге мы получаем в месяц 27-28 млн. тенге, а необходимо не менее 30 млн. Вагонов мало, поэтому и выручки мало.
Тем не менее, мы пытаемся привлечь инвесторов. Уже закуплена первая партия запчастей. Будем приводить в порядок вагоны. Но нужен новый подвижной состав. По этому вопросу мы ведём переговоры с германской компанией. В сентябре планируется поступление 17-18 новых вагонов модели Tatra 2008-2009 годов выпуска. Это вагоны с электронной системой управления, с гораздо меньшим потреблением электроэнергии. Они способны работать и в 40 – градусный мороз, и в такую же жару. Ведутся переговоры и по закупке запчастей, по привлечению средств для обновления путей. Ведь приобрести вагоны — этого мало. Нужно выйти на совершенно другой уровень обслуживания, ремонта. Необходимо новое оборудование – диагностическое, ремонтное, нужно обучать персонал. Но мы настроены работать. В ближайшее время планируется восстановить число трамваев на линии до 25
— В это непростое для трамвайного парка время был проект по вхождению государства в уставной капитал через социально-предпринимательскую корпорацию «Ертiс». Почему не был реализован этот проект?
— Вот у меня переписка, начиная с 2013 года, — показывает увесистую папку Анатолий Успенский. – Да, мы обращались за помощью, потому что остановка трамваев повлияет на социальную обстановку в городе. Я даже предлагал безвозмездно передать городу в коммунальную собственность 49% уставного капитала. Однако аким города Темирбек Касымжанов ответил, что это нецелесообразно. Потом возникла идея с СПК «Ертiс». Но вот последний ответ от 31 мая этого года. Вхождение СПК в уставной капитал трамвайного парка признано нецелесообразным.
— И теперь Вы отказываетесь от сотрудничества с государством? Больше не будете предлагать 49% уставного капитала?
— Почему? Мы будем рады любому предложению, любой поддержке.
А что думают в городском акимате Усть-Каменогорска по поводу ситуации в трамвайном парке?
— ТОО «Усть-Каменогорский городской трамвайный парк» является 100% частным предприятием. В связи с доначисленными налогами по итогам проверки налоговых служб и арестом расчётных счетов и кассы, последние несколько лет у предприятия возникли сложности по осуществлению стабильной деятельности. На сегодняшний день все доначисления с ТОО «УК городской трамвайный парк» сняты.
Вместе с тем, у ТОО «УК городской трамвайный парк» на сегодняшний день существует не погашенная кредиторская задолженность перед АО «Банк ЦентрКредит», а также задолженность перед Шыгысэнерготрейд. В связи с задолженностью за электроэнергию неоднократно поднимался вопрос об остановке трамвайного сообщения. Акматом города во избежание обострения социальной напряжённости среди населения и недопущения остановки трамваев регулярно проводились беседы с заинтересованными сторонами о компромиссных решениях.
На протяжении всего периода и до сегодняшнего дня акиматом города Усть-Каменогорска активно ведётся работа по сохранению данного вида общественного транспорта, урегулированию вопросов по его деятельности, улучшению состояния предприятия и рассмотрению возможностей выхода из сложной ситуации.
Были рассмотрены варианты развития и модернизации трамвайного парка, в том числе через механизм привлечения заёмных средств в рамках сотрудничества с Европейским банком реконструкции и развития. Однако ввиду несоответствия нынешнего положения трамвайного парка требованиям ЕБРР инвестирование средств не одобрено банком.
Также рассматривался вариант решения проблемы по урегулированию деятельности парка посредством участия государства в уставном капитале предприятия через СПК «Ертiс». Однако в связи с имеющимися задолженностями парка участие государства в уставном капитале также не представляется возможным, — сообщил редакции заместитель акима города Ержан Конырбаев.
Итак, трамвайный парк оказался в тупике. Пока можно лишь констатировать завершение судов по налогам. Эта эпопея позади, но на сегодня мало что изменилось. Счета до сих пор не разблокированы, и не исключены длительные судебные или административные процедуры для их разблокирования. Предприятию предстоит выплатить внушительную сумму банковского кредита, погасить долги за электроэнергию. Пока на линию не выйдет хотя бы 25 трамваев, выручки не хватает на самое необходимое. Государство не может участвовать в уставном капитале, пока имеются эти долги, и в первую очередь банковский кредит. Ведь имущество находится в залоге у банка, и только добрая воля банкиров не даёт старт процедуре распродажи этого имущества с торгов. Получается, что даже имущество формально находится не во владении собственника, а в распоряжении банка. Есть ли гарантия, что имущество не будет выставлено на торги? Соглашение о реструктуризации долгов ещё предстоит обговорить и подписать. И вариант того, что парк останется лишь с частью нераспроданного имущества — исключать нельзя.
По этой же причине многомиллионных долгов невозможно привлечь инвестиции ЕБРР, активно сотрудничающего с нашим регионом (напомним, что средства ЕБРР будут направлены на приобретение новых автобусов в Усть-Каменогорске и Семее). По информации владельца парка, ведутся переговоры с частными инвесторами, которые могут помочь закупить новые вагоны, запчасти, оборудование. Хорошо, если такие инвесторы действительно найдутся. Сентябрь уже через месяц, и можно будет сделать вывод – действительно ли появились эти инвесторы – спасители. Хотя, прежде чем вложить деньги, любой инвестор подумает – а как он должен их возвращать? На 17 трамвайных вагонов нужно несколько сотен миллионов тенге. Как их будет выплачивать инвестору трамвайный парк, если нужно вести расходы на текущую деятельность, отдавать кредит, рассчитываться с долгами за электроэнергию? Не получится ли так, что долги будут только расти, превращаясь в лавину, которая просто сметёт трамвайный парк?
Завершая эту статью, мне хотелось поставить точку. Но в данном случае даже многоточие не поставишь. Разве что жирный вопросительный знак. Что же будет дальше с трамваем? Лично я ответить на этот вопрос не могу. И пока никто на него определённо не ответил. Что может сделать для спасения этого вида транспорта городской акимат? Судя по ответу заместителя акима, власти в патовой ситуации – они не могут войти с государственной поддержкой в предприятие, имеющее долги, и имущество которого заложено. Но какие-то меры принимать нужно, причём кардинальные меры. Иначе, финал этой истории может быть печальным, и трамвай просто исчезнет с улиц города.

Денис Данилевский
  • 0
  • 04 августа 2017, 13:05
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.