Три в одном ... Три новых ядерных объекта почти в центре города!

Вот этого для полного счастья нам и не хватало! «Постановлением Правительства РК принято решение о строительстве ядерной установки «Объект по производству тепловыделяющих сборок (ТВС)» в городе Усть-Каменогорск. Как сообщается в тексте документа, данный проект предполагает создание высокотехнологичного производства с использованием передовых технологий по производству ядерного топлива, привлечение иностранных инвестиций, создание новых рабочих мест, а также вовлечение строительных и промышленных предприятий города Усть-Каменогорска.
Ядерная установка – это не страшно, это механика
Таким образом, «обеспечение АО «Ульбинский металлургический завод» заказами урановой продукции будет осуществлено путем заключения долгосрочных контрактов между ТОО «Ульба-ТВС» и АО «Ульбинский металлургический завод» на поставку топливных таблеток в период с 2019 года по 2038 год в объеме от 50 тU в таблетках в год (в первый производственный год) до 225 тU в таблетках в год (на завершающем этапе эксплуатации завода по производству ТВС). В объем работ АО «Ульбинский металлургический завод» по выполнению заказов входят реконверсия гексафторида низкообогащенного урана (далее — ГФУ) до диоксида урана, изготовление и контроль топливных таблеток. ГФУ будет изготовлен из природного урана казахстанских месторождений».
Cтроительство ядерной установки позволит создать 129 новых рабочих мест. Обучение персонала пройдет в 2 этапа (во Франции и в Казахстане). Начнется оно уже в 2018 году. К строительно-монтажным работам планируется привлечь строительные организации ВКО и РК».
Такое официальное сообщение, появившееся в середине июня, буквально повергло в шок горожан. Новостные интернет-сайты, социальные сети сразу заполнили гневные и недоумённые комментарии, смысл которых сводится к следующему: куда же в нашу, и без того тяжёлую экологию, ещё и завод ядерного топлива? Пресс-служба АО УМЗ поспешила успокоить жителей областного центра.
«В социальных сетях и мессенджерах рассылается Постановление Правительства РК от 9 июня 2017 года «О строительстве ядерной установки «Объект по производству тепловыделяющих сборок (ТВС)». Термин «ядерная установка» вызывает не понимание и настороженность среди части населения.
В связи с этим поясняем, что в Постановлении идет речь о создании на территории АО «УМЗ» производства ТВС. В соответствии с Законом РК «Об использовании атомной энергии» такое производство считается ядерной установкой, как и любое другое производство, на котором осуществляется обращение с ядерными материалами.
Строительство производства ТВС – один из прорывных проектов, реализуемых по поручению Президента РК Нурсултана Назарбаева.
Подготовка к реализации проекта велась на протяжении нескольких лет. Перед принятием решения о создании производства было разработано технико-экономическое обоснование проекта «Производство тепловыделяющих сборок (ТВС) мощностью 200 тонн в год». По данному проекту прошли общественные слушания. ТЭО проекта было согласовано со всеми государственными уполномоченными органами. По итогам этих процедур было получено положительное заключение государственной экспертизы по созданию производства тепловыделяющих сборок. В соответствии с требованиями Закона РК «Об использовании атомной энергии» вопрос о создании производства ТВС был рассмотрен на сессии Восточно-Казахстанского областного маслихата 18 марта 2016 года, по итогам которой было принято соответствующее положительное решение.
Изготовление тепловыделяющих сборок является завершающей стадией производства топлива для АЭС. Оно не связано с производством каких-либо ядерных материалов. ТВС – это сложная металлическая конструкция из нескольких сотен циркониевых трубок, в которые будут помещаться урановые таблетки. Урановые таблетки изготавливаются на АО «УМЗ» более 40 лет и поставляются на фабрикационные заводы за пределы Казахстана. Идея проекта заключается в том, чтобы фабрикационный передел был создан в нашей стране, и Казахстан будет экспортером не просто топливных таблеток, а готового ядерного топлива в виде ТВС. Таким образом, проект никак не влияет на объемы производства урановых материалов в г. Усть-Каменогорске. По сути, производство ТВС является исключительно механосборочным. Запуск производства ТВС запланирован на 2020 год.
Старт началу реализации проекта по созданию производства ТВС дал Глава государства в ходе Дня индустриализации 6 декабря 2016 года. Это событие широко освещалось в средствах массовой информации».
Да, действительно всё так. Общественные слушания были. И даже два слушания. Сначала по самому факту строительства завода, затем по воздействию на окружающую среду. Протокол первого слушания найти не удалось. Второе слушание состоялось 12 февраля прошлого года. Присутствовало 27 человек. Из них 2 сотрудника городского акимата, 1 – департамента экологии, 1 – Центра экологической безопасности, журналист газеты «Flash!» Анжелика Бакирова, все остальные 22 человека – это работники УМЗ. Вот такое получилось собрание «общественности». Естественно, докладчик козырял цифрами о том, что никакого вреда новое производство окружающей среде не нанесёт. Суммарные выбросы от завода ТВС составят чуть более 1% от общих выбросов УМЗ, а в общей доле городских выбросов и вовсе сотые доли процента. УМЗ, дескать, даже не придётся просить повысить лимит своих выбросов, уложатся в действующий.
Всё-таки, лукавая вещь эти цифры! Да, сотые доли процента звучат успокаивающе. Но что скрывается за этими сотыми долями? И как эти дополнительные сотые доли и новые химические вещества поведут себя, соединившись в реакции (это называется «эффект суммации») с уже поступающими в воздух города вредными веществами? Может быть, этих сотых долей и не хватает до создания удушающего «коктейля»? Ведь говорят же, что капля никотина убивает лошадь. А так получается, что мы, вроде бы, ещё должны спасибо сказать за то, что у нас появится новый ядерный завод! Повысит ли создание ещё одного ядерного производства безопасность жизни и здоровья горожан? Имеется ли стопроцентная гарантия исключения технологических аварий? Понятно, что УМЗ создавался в 1949 году для нужд атомного проекта СССР. Это было великой целью. И завод «привязали» как к источникам урана, так и к источнику электроэнергии. Его построили в Усть-Каменогорске именно из этих соображений. Здесь уже огромными темпами возводилась УК ГЭС, началась эксплуатация УК ТЭЦ, поэтому практически в центре города и появился ядерный завод. Но сейчас–то зачем лепить всё на эту площадку? Неужели нельзя было построить этот завод где-нибудь подальше, скажем, в окрестностях Курчатова, на территории бывшего полигона? Инженерная инфраструктура там есть, и возили бы туда урановые таблетки, чтобы загрузить их в циркониевые трубки. Да, наверное, проект обошёлся бы дороже, но зато город был бы избавлен от ещё одного источника радиационной опасности. «Казатомпром» — компания богатая, в этот проект солидные вложения делают китайцы, могли бы раскошелиться.
Журналист нашей газеты Анжелика Бакирова на тех слушаниях задала резонный вопрос: а куда будут складироваться радиоактивные отходы нового завода? Ответ: на действующее хвостохранилище УМЗ, в могильник радиоактивных отходов. Напомним, что этот могильник расположен недалеко от Объездной дороги на Защиту, в нескольких метрах от нового городского кладбища и пахотных земель Опытной сельскохозяйственной станции! Вот вам и ещё одно последствие нового завода – рост количества радиоактивных отходов, захороненных в 20 минутах езды от центральной площади.
На слушаниях произошёл небывалый случай – из 27 человек один проголосовал «против» строительства завода. Это Анжелика Бакирова.

Банк ядерного топлива – это имидж страны

8 человек проголосовали «против» и на слушаниях по размещению на территории УМЗ ещё одного ядерного объекта – Банка ядерного топлива, или хранилища низкообогащённого урана (НОУ). Эти 8 человек – сотрудники газеты «Flash!» и её читатели. 36 человек (практически все — работники УМЗ) одобрили этот проект, 5 человек воздержались. Уже в этом году в построенное здание склада завезут 90 тонн НОУ на хранение. Это международный проект, главная цель которого, чтобы практически весь мировой запас низкообогащённого урана хранился в одном месте, и не достался террористам, которые могут его обогатить и использовать для ядерного оружия. Прекрасная идея, но почему крайним оказался Усть-Каменогорск и его жители? Почему мы должны своими могучими плечами и риском здоровью и жизни защищать весь мир?! Между тем, человечество не торопится нас за это облагодетельствовать. Выделяют 150 млн. долларов на организацию хранилища – и всё. Предоставили бы каждому жителю города право бесплатного лечения в любой клинике мира за счёт средств МАГАТЭ (международного агентства по атомной энергии, МАГАТЭ и будет хозяином этого урана), да плюс ежегодный отдых в любой точке мира, чтобы прочистить лёгкие атлантическим или тихоокеанским бризом. Тогда можно было бы поторговаться, а так, что мы получаем, кроме «укрепления имиджа Казахстана на международной арене»?! Кстати, рассматривался ещё вариант хранения НОУ на бескрайних просторах бывшего Семипалатинского ядерного полигона, но его почему-то отклонили.
На этих слушаниях нас также убеждали, что всё прекрасно, и никакой угрозы, никакого негативного воздействия на окружающую среду Банк ядерного топлива не представляет. Между тем, так и не был дан внятный ответ о мерах безопасности, в частности, при транспортировке урана до города и до территории УМЗ. Даже в официальном проекте допускается, что цилиндры с ураном могут быть повреждены, деформированы, в таком случае они на территорию завода не допускаются. Ничего толкового не сказали и о мерах защиты объекта от международного терроризма.
В ходе слушаний директор по технической подготовке АО УМЗ Андрей Быков пояснил, что будет построено именно новое здание для склада. Потому что пустующие на заводе здания не соответствуют новым требованиям по сейсмичности. Раньше запас прочности должен был быть для землетрясения в 6 баллов, а теперь здания должны выдерживать толчки подземной стихии в 7 баллов. А вот генеральный директор ТОО «Ульба – ТВС» Владимир Вахненко, выступая на слушаниях по строительству завода тепловыделяющих сборок, сообщил, что производство ТВС планируется разместить на свободных площадях существующего здания 600, расположенного на Северной площадке УМЗ. А как же сейсмическая безопасность, если это здание построено по старым нормативам в 6 баллов?

Завод по производству триоксида урана – что будет, ещё не знаем, но должно быть хорошо
Вопросов много, а ответ на них один – всё нормально, и всё прекрасно. И если о Банке ядерного топлива и заводе по производству ТВС хотя бы говорили и говорят, то ещё один завод на УМЗ, похоже, хотят начать строить вообще тихо-мирно, без всяких дискуссий и предварительных разговоров в СМИ. На сайте акима города 12 июня в разделе «Общественные слушания» размещена информация о том, что на УМЗ прошли общественные слушания по проекту «Создание аффинажного завода по производству UO3 мощностью 6000 тонн в год в виде UO3». Пока ничего непонятно? Теперь обратимся к выдержкам из официального документа – технико-экономического обоснования и предварительной оценки воздействия на окружающую среду.
Итак, аффинажное производство предназначено для получения триоксида урана ядерной чистоты из концентрата природного урана (закиси – окиси урана U308), добываемого на рудниках Казахстана. Топливо ядерной чистоты будет производиться путём аффинажа – растворения природного урана в азотной и фосфорной кислоте для удаления примесей, и затем после высокотемпературной обработки уже получение готовой продукции – триоксида урана. После этого триоксид урана будет погружена в стальные бочки ёмкостью 150 литров и отправлена на конверсионный завод для получения гексафторида урана. Теперь понятнее? Завод планируется построить в 2020 году, и после выхода на проектную мощность он будет производить 6000 тонн триоксида урана в год.
Разместится новый завод всё в том же здании 600. Сейчас в нём действующее урановое производство, здесь же будет и новый завод ТВС, а в недостроенной части – аффинажный завод. Таким образом, в здании 60-70-х годов постройки будет действовать сразу три ядерных производства.
Как всё будет происходить? Закись — окись урана на УМЗ привозят в бочках по железной дороге и автотранспортом. Таким же образом станут поставлять и опасные реагенты для самого процесса аффинажа. Реагенты будут храниться на складе готовой продукции, также планируется строительство ещё одного склада. Готовая продукция – триоксид урана, как уже известно, погруженная в стальные бочки, или сразу отправится для дальнейшей переработки, или будет храниться на складе, где может разместиться 13-суточный запас.
Производство опасное, персоналу предстоит работать с открытыми источниками излучения, поэтому предусмотрены особые меры безопасности.
В процессе аффинажа получаются промежуточные продукты, содержащие остаточный уран. Они подлежат дальнейшей переработке на ураноперерабатывающих предприятиях Казахстана. Бочки с этим остаточным ураном планируется хранить на асфальтобетонных площадках до отправления на переработку. Из мер охраны столь опасного радиоактивного материала – ограждение площадки и сигнализация.
Контейнеры и бочки, в которых перевозится концентрат природного урана, и реагенты для производства будут переплавляться. Другие отходы производства планируется сжигать 1 раз в месяц в течение двух недель. Твёрдые отходы будут захоронены на могильнике радиоактивных отходов, всего таких должно быть более 35 тонн в год.
Самое интересное в том, что возможные выбросы в атмосферу, отходы и иные виды воздействия на окружающую среду сейчас точно рассчитать невозможно. Потому что завод будет построен по аналогии с канадским предприятием Blind River компании Cameco. И все параметры, приведенные в ТЭО и предварительной оценке воздействия на окружающую среду, весьма ориентировочные, и пока не подлежат утверждению в качестве нормативов природопользования. Параметры канадского завода ещё нужно рассчитать на нашу действительность, на мощность будущего завода. Так что пока нельзя сказать точно – какой вред нанесет аффинажное производство. Только примерные расчёты. По этим примерным расчётам получается, что выбросы диоксида серы могут быть в 2 раза больше ПДК, по диоксиду азота почти 1 ПДК, оксиду углерода также почти ПДК. Будут и выбросы урана. А ещё нужно рассчитать суммацию с уже имеющимися выбросами УМЗ. Суммация может быть от соединения с диоксидом серы, диоксидом азота, оксидом свинца, фтористым водородом.
На новом предприятии штатная численность работников – 152 человека. Уже в ТЭО выражается озабоченность вполне возможным кадровым дефицитом в связи с уникальностью производства. Поэтому сразу планируются затраты на дополнительную подготовку специалистов.
Однако, разработчики ТЭО нас успокаивают, что в целом вредные выбросы на УМЗ снизятся, т.к. после запуска нового аффинажного завода будет закрыто (законсервировано) имеющееся на предприятии производство закиси-окиси урана. И есть ещё один утешительный момент – пока обсудили лишь ТЭО и предварительную ОВОС. Впереди ещё разработка проектной документации строительства завода и проекта оценки воздействия на окружающую среду в период возведения предприятия и его эксплуатации. Впереди ещё государственная экологическая экспертиза и рассмотрение вопроса депутатами областного маслихата. Так что, ещё будут общественные слушания, и горожане могут на них высказать своё мнение.

Авария на бериллиевом производстве не подлежит забвению

Итак, УМЗ становится даже не ядерным, а суперядерным производством. 2017 год – начало проекта Банка ядерного топлива, 2019-2020 – запуск завода ТВС, 2020 год – запуск аффинажного завода по выпуску триоксида урана. С учётом уже действующего уранового производства – четыре ядерных объекта на одной производственной площадке! А если ещё добавить могильник радиоактивных отходов – пять объектов! Есть повод гордиться промышленной мощью нашего города, или повод валить отсюда побыстрее, да как можно дальше?
Из приведённого в статье документа можно узнать немало интересных фактов о вредном воздействии на экологию уже имеющихся мощностей УМЗ. Так, к примеру, загрязнение почвы бериллием выросло в 2015 году по сравнению с 2012 годом в 3,5 раза, в 2016 несколько снизилось. Общая альфа–активность (или, говоря проще, радиоактивность) в 2016 году больше уровня 2012 года почти в 3 раза, особенно большой рост происходит в 2015-2016 годах. Интенсивность загрязнения подземных вод в районе хвостового хозяйства, там, где хранятся отходы УМЗ, в том числе и находится радиоактивный могильник, остаётся высокой.
Кстати, в исторической справке, приведённой в технико-экономическом обосновании нового аффинажного производства по выпуску триоксида урана, ничего не говорится об аварии на бериллиевом производстве УМЗ 12 сентября 1990 года. Как будто и не было такой аварии. Или была, но уже быльём поросла, чего, мол, её вспоминать. А вспоминать нужно. Такие события из числа тех, о которых говорят: «Не забудем, не простим!». До сих пор так и не понятно, какое воздействие оказал мощный выброс бериллия на жителей Усть-Каменогорска. Прошло 27 лет, у горожан, подвергшихся бериллиевой атаке, выросли дети, уже есть внуки. Но никакого обследования так и не проводилось, хотя подобная авария стала единственной в мире, и устькаменогорцы стали участниками своеобразного эксперимента по массовому воздействию залпового выброса бериллия. Даже для науки такие исследования были бы бесценными. Но комиссия учёных, медиков, экологов, направленная в город правительством СССР, провела лишь предварительную работу, а затем прекратила своё существование с развалом Советского Союза. А потом эту катастрофу просто забыли, замолчали. Дескать, ну не было же тысяч трупов, чего беспокоиться?
Помнить о бериллиевой аварии нужно ещё и потому, что на столь опасном производстве не исключены крупные технологические аварии. Ведь даже в условиях Советского Союза, на секретном предприятии, где производственный процесс был отлажен по секундам, а за малейшее нарушение дисциплины жёстко наказывали, всё-таки случилась такая авария. А сегодня такая дисциплина уже вряд ли имеется, времена другие. Да и квалификация персонала, по всей видимости, снижается. Старое поколение уходит, а вот составляет ли им полноценную замену молодёжь? Напомню, что уже сейчас говорится о дефиците кадров на заводе, который ещё даже не начал строиться. В чьи руки попадёт управление производством, технологические процессы, связанные с ядерной энергией? Пожар 22 марта прошлого года на крыше бериллиевого производства – ещё один тревожный звонок.

К чему приведёт «всё нормально»?

Однако, и специалисты – экологи УМЗ, и чиновники департамента экологии твердят, что всё нормально. Пока существующие выбросы УМЗ и прочее воздействие на окружающую среду находятся в пределах норм. Ну, да, повышение есть, но несущественное. Радиоактивные отходы хранятся под мощными бетонными плитами, в надёжном укрытии. Так что, ничего страшного, и не надо нагнетать обстановку.
Для наших управленцев, связанных с экологией и природными ресурсами, это вообще любимая фраза: «Всё нормально». Всё нормально было, когда в городе длительное время фиксировались превышения по формальдегиду, хотя производств, выбрасывающих это вредное вещество, в Усть-Каменогорске вообще нет. У них всё нормально, когда производства «Казцинка» остановлены на ремонт, а диоксид серы в городе зашкаливает. Откуда он может взяться в таких количествах – никто не может ответить, беспомощно разводят руками. Использование угля, добываемого на испытательной площадке бывшего ядерного полигона – тоже нормально. Кольцо хвостохранилищ, полигонов техногенных отходов промышленных гигантов, сжимающих город – и это нормально. Пожар на городской свалке, который не могли потушить неделю, а жители задыхались от смрада – тоже всё тип-топ. Оштрафовали мусороуборочное предприятие – и на этом умыли руки. До чего же доведёт нас вот это «всё нормально»?!
И в заключение несколько слов о нас самих. Каждому нужно признать свою вину за то, что происходит, в частности, с экологией. Мы можем часами просматривать в WhatsApp разные прикольные картинки и видео, пересылать их друг другу, но, ни за что не потратим это выброшенное из жизни время, чтобы найти в том же Интернете объявление об общественных слушаниях по строительству нового завода. Ведь это так. Даже если мы случайно наткнёмся на такое объявление, то ни за что не оторвём свою попу от дивана, чтобы пойти на эти слушания, и выразить свою позицию, проголосовать «за» или «против». Мы не сделаем это усилие даже ради своих детей, которым жить в ещё более загрязнённом и опасном городе! В лучшем случае, мы напишем гневный комментарий на сайте или в соцсетях, мол, вот ведь, сволочи, что делают, совсем со свету нас сжить хотят! И на этом посчитаем свою миссию законченной, и снова быстрее к прикольным картинкам. Поэтому мы так и живём, поэтому решение о строительстве новых вредных предприятий принимается в узком кругу, на междусобойчике, а мы об этом узнаём уже как о свершившемся факте. Наша справка: последний митинг на экологическую тему в городе прошёл почти 15 лет назад – 19 октября 2002 года.

Денис Данилевский
  • 0
  • 10 июля 2017, 21:01
  • Flash

Комментарии (2)

rss свернуть / развернуть
комментарий был скрыт

комментарий был скрыт

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.