Как своровали деньги при строительстве Центра подготовки кадров для машиностроения

Это здание из стекла и бетона одиноко возвышается на окраине Усть-Каменогорска. Его видно издалека, и даже небольшие сопки не могут заслонить столь величественное строение. Но близко подойти к нему практически невозможно. По грунтовой дороге, ведущей к стройке, видно, что здесь давно не проезжал транспорт. А дальше – сплошные ямы и траншеи, земляные насыпи. Время словно остановилось. Такое впечатление, что здесь в одно мгновение прекратили работу, всё бросили, и сбежали… Ветер раскачивает отвалившиеся с крыши профлисты и они тоскливо поскрипывают.
Подпись в акте
дорого стоит!
Уже 4 года в левобережной части Усть-Каменогорска стоит заброшенное недостроенное здание межрегионального Центра подготовки кадров для машиностроения. А начиналось всё красиво ещё в теперь уже далёком 2010 году. Тогда в Казахстане с подачи Президента заговорили о построении Общества всеобщего труда. А поскольку всеобщий труд невозможен без квалифицированных кадров, то решили всерьёз заняться их подготовкой. Для этого было велено создать 4 межрегиональных центра по подготовке технических кадров. Для нефтегазовой отрасли – в Атырау, для топливно-энергетического комплекса – в Екибастузе, для обрабатывающей промышленности – в Шымкенте. В Усть-Каменогорске вроде бы логично было создать такой центр для металлургии. Но поскольку в областном центре ВКО динамично развивалось и развивается автомобилестроение, то решили готовить кадры для машиностроительной отрасли. Кадры действительно нужны с учётом строительства автозавода полного цикла «АЗИЯ АВТО КАЗАХСТАН», с объёмом выпуска автомобилей в 120 000 в год, и созданием более 4000 новых рабочих мест.
Именно в конце 2010 года и начинается строительство этого центра. Заказчиком является Министерство образования и науки. Из республиканского бюджета выделяется более 3 миллиардов 300 млн. тенге. В конкурсе по государственным закупкам побеждает ТОО «ЗАК Сервис». Между министерством и подрядчиком заключается договор на 3 286 719 720 тенге. Подрядчик получает положенный аванс в размере 30% от суммы договора. Построить центр на 700 учащихся должны были за 19 месяцев. В ноябре 2012 года сроки строительства корректируются и продляются до 31 июля 2013 года.
Для организации подобного строительства и контроля за возведением образовательных учреждений в министерстве была ещё в 2007 году создана дирекция строящихся объектов образования и науки РК. 13 мая 2011 года руководителем дирекции был назначен Александр Пак.
Именно в это время на арене появляется т.н. «Другое лицо». Именно так это «лицо» и названо в приговоре суда. Так вот, это «Другое лицо», далее цитируем приговор суда, «являясь учредителем и руководителем ТОО «ЗАК Сервис», проанализировав и сопоставив информацию, из корыстных побуждений, запланировал хищение государственных денежных средств Министерства, выделенных на строительство Центра, путем их растраты в особо крупном размере, для чего решил вовлечь к совместному совершению преступления работников ТОО «ЗАК-Сервис», должностных лиц Министерства и сотрудников Дирекции; поэтапно составлять и подписывать фиктивные акты выполненных работ, а также в последующем передавать их в Дирекцию и Министерство для подписания и производства оплаты, а также обналичивать денежные средства, перечисленных Министерством ТОО «ЗАК-Сервис», через счета различных предприятий».
Вот такая простая и довольно обычная для наших дней схема хищения денег. И пошло-поехало. Уже в мае 2011 года составляется первый фиктивный акт выполненных работ. По этому акту на счёт подрядчика перечисляется более 78 млн. тенге. Вскоре 22 млн. обналичиваются через перечисление в другую фирму и деньги уходят «Другим лицам».
На первом этапе в схеме участвует Пак, подписывая фиктивный акт выполненных работ и передавая его дальше в министерство для оплаты.
24 октября 2011 года на должность вице-министра науки и образования РК назначается Саят Шаяхметов. В его обязанности входит и курирование профессионального и технического образования, в том числе строительство объектов для ПТО. Его подпись является окончательной для проведения оплаты через казначейство.
С этого момента в преступную схему добавляется и Шаяхметов. Уже 15 ноября подписывается ещё один акт на 376 млн. тенге, перечисляется 233 млн., 25,6 млн. наличными похищены. 21 декабря 2011 года он ставит подпись под актом на 773 млн. тенге, фирме перечисляют 475,6 млн., 305 млн. из них были обналичены и похищены «другими лицами».
Поставленное на поток дело продолжается и в 2012 году. Май: подписан акт на 145 млн., перечислено 89,9, похищено 10,3 млн. тенге. Июнь: подписано на 301 млн., перечислено 186,7, похищено через счета других фирм 71,7 млн. Сентябрь: подписано на 353 млн., перечислено 218,9, 187 млн. ушли в карманы «других лиц». Декабрь 2012 года: подписано два акта на 290 и 167 млн., перечислено 180 и 114,6, всего похищено 294,6 млн.
Итого с ноября 2011 по декабрь 2012 года всего ущерб государству составил 917 млн. 616 тыс. 179 тенге, почти миллиард!

«Другое лицо» хочет больших денег, а чиновники «боятся потерять работу»
Каким же образом высокопоставленные чиновники совместно с «другими лицами» смогли пополнить чьё-то благосостояние практически на миллиард?! В ходе суда выяснилось много интересных деталей. Как оказалось, в министерстве образования и науки вообще нет регламента подписания акта выполненных работ! Об этом в свидетельских показаниях говорят ответственные работники министерства. Получается, что никаким документом не определено, при наличии подписей каких именно начальников акт считается подписанным, и на его основании можно оплачивать счет! А ведь речь идёт о народных деньгах, о миллиардах! Например, акты выполненных работ в декабре 2012 года не были подписаны всеми руководителями, которые визировали их ранее, не было даже подписи департамента финансов и инвестиционных проектов и департамента технического и профессионального образования. Тем не менее, вице-министр Саят Шаяхметов ставит свою подпись, и бумаги отправляются в казначейство на оплату. Как пояснил сам вице-министр, он подписал эти акты «в спешке», потому что в конце года нужно было освоение бюджета, и он не заметил, что в актах нет подписей всех ответственных руководителей департаментов министерства! И вообще он «акты не изучал, т.к. не является строителем, смотрел только наличие подписей». Выходит, что на уровне министерства царит полная неразбериха. Кто-то подписывает финансовые документы, кто-то не подписывает, но, тем не менее, оплата по таким документам проходит. Очень благоприятная почва для воровства! Если на уровне министерства нет никакой финансовой дисциплины, то, что говорить о нижестоящих подразделениях?! А может быть, так и нужно? В мутной воде, как известно, гораздо лучше рыбку ловить.
А как же осуществлялся надзор за строительством? Ведь если из перечисленных подрядчику денег десятки и сотни миллионов уходили в карманы «другим лицам», наверное, невооружённым глазом можно было увидеть, что работы на стройке ведутся плохо и медленно?
Да, именно так, — говорят в суде сотрудники министерства, ответственные за надзор. И видели, и даже докладывали «на верх». Так, свидетель К. Борибеков работал в департаменте технического и профессионального образования. Он был обязан еженедельно докладывать министру Бакытжану Жумагулову о ходе строительства. Выезжал в Усть-Каменогорск в январе 2012 года. Видел, что строительство ведётся слабыми темпами, с отставанием от графика. Доложил министру. В марте 2012 года обрушилась плита перекрытия столовой. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал, плита упала в нерабочее время. Были выявлены отклонения от проектно-сметной документации. При этом, как говорит свидетель, «о низких темпах строительства знали все»!
Кстати, после обрушения плиты при строительстве столовой было выявлено не только отставание от графика, но и другие многочисленные нарушения. Выяснилось, что заказчик не контролировал качество строительных материалов. А бетон обрушенной плиты перекрытия не набрал свою прочность.
Свидетель К. Турсынбаев работал инженером технического надзора в Дирекции строящихся объектов образования и науки РК. Именно он осуществлял технический надзор на месте. Еженедельно отправлял по электронной почте в дирекцию всю информацию о ходе работ с приложением фотографий. Зачастую отправлять было нечего, работы просто вообще не велись. Акты выполненных работ не подписывал, хотя дирекция, перед тем, как подписать такие акты, должна была удостовериться у него, каков фактический объём работ. Но никто не проверял, а сделана ли работа в реальности!
И даже сам вице-министр в октябре – ноябре 2012 года побывал на месте строительства и увидел, «что денежные средства, выделенные «ЗАК-Сервис», использованы не в полном объёме». Шаяхметов увидел, что не построено здание спортзала, столовая после обрушения состоит только из фундамента, отделочные работы ещё не начинались, также как и благоустройство территории. Тем не менее, вернувшись в Астану, он через месяц подписывает сразу два акта на 457 млн. тенге.
Мы видим, что система контроля вроде бы была. Но она не срабатывала. Все знали, что работы ведутся плохо, с огромным отставанием от графика, но, тем не менее, и Пак, и Шаяхметов подписывали акты выполненных работ, и по ним производилась оплата.
В чём же дело? Почему руководители подписывали заведомо фиктивные акты, и тем самым подписывали себе приговор? Надеялись, что «пронесёт»?
В приговоре суда постоянно упоминаются или «Другое лицо», или «Другие лица». Кто он или они такие? Почему их фамилии не называются? Впрочем, пару раз в свидетельских показаниях эта информация всё-таки появляется. И сразу всё становится понятным.
Обратимся к тексту приговора. В суде Шаяхметов показал, что с директором ТОО «ЗАК – Сервис» Романом Киреевым у него сложились дружеские отношения ещё задолго до строительства центра и работы в качестве вице-министра. Но никаких просьб о подписании заведомо фиктивных актов от друга не поступало. Дескать, акты он подписывал потому, что они были завизированы другими сотрудниками министерства.
Однако в ходе следствия, или, как теперь принято говорить, досудебного расследования, Шаяхметов давал совсем другие показания. Он сообщил, что ранее, во время доверительного разговора с Киреевым тот рассказал ему, что владельцем фирмы «ЗАК – Сервис» является сын министра образования и науки Бакытжана Жумагулова – Руслан Жумагулов. «После того, как был назначен на должность вице-министра, состоялся разговор с Р. Жумагуловым, который в очередной раз сказал, что ТОО «ЗАК Сервис» его фирма, а Киреев является его доверенным лицом. Также сказал, что по данному объекту (Центр подготовки кадров для машиностроения – авт.) нужно будет оказывать всяческое содействие при строительстве, при этом сказал, что помощь должна была заключаться в подписании актов выполненных работ без каких-либо задержек и дополнительных проверок».
При этом, как рассказывал Шаяхметов следователям, «он понимал, что если не подпишет акты выполненных работ, то Р. Жумагулов решит этот вопрос через своего отца Б. Жумагулова». Или, на его место придёт другой человек, и он всё равно подпишет эти акты. Шаяхметов прямо пояснил следствию, что не хотел портить отношения с Бакытжаном Жумагуловым и лишиться своей работы. Он надеялся, что, хотя бы и с задержкой, но центр всё-таки будет построен, ведь срок окончания строительства перенесли на 2013 год.
На суде бывший вице-министр изменил свои показания, и объяснил это тем, что на него в ходе досудебного расследования оказывалось психологическое давление. Но суд не стал исключать показания, данные на следствии, из числа доказательств.
Бывший руководитель дирекции строящихся объектов науки и образования РК Александр Пак пояснил суду, что первые акты в мае 2011 года он подписал потому, что поверил подрядчику, подготовившему эти акты. А затем ему указание давал Шаяхметов. К тому же подрядчик направил гарантийные письма, договора на приобретение строительных материалов и т.д. Т.е. показал намерение работать. Поэтому и подписал он акты. Пак, также как и его шеф Шаяхметов, не хотел потерять работу.
Итак, «другое лицо» установлено – сын бывшего министра образования и науки Руслан Жумагулов. Пока запомним этот факт.
А что же другая сторона этой печальной истории – подрядчик? Ведь первоначально акты готовит именно подрядчик. На суде были оглашены показания А. Султанбековой – начальника производственно-технического отдела ТОО «ЗАК Сервис». Именно она и сотрудники ПТО готовили акты. Она знала, что акты не соответствуют действительному объёму работ. Но ей давали указания Киреев, а затем другой директор – А. Тутубалин (Киреев к тому времени стал председателем наблюдательного совета). В ноябре 2012 года она выезжала на объект в Усть-Каменогорск (головной офис «ЗАК Сервис» находится в Алматы). И убедилась на месте, что работы сделано гораздо меньше, чем поступило оплаты. По её подсчётам, на тот момент было выполнено работ на 1,4 млрд. тенге, и на 300 млн. находилось стройматериалов. А перечислили более 2,9 млрд. тенге. Вот такая разница! Она докладывала об этом директору А. Тутубалину, но тот ответил: «Указание получили, выполняйте». И она выполняла, поскольку тоже боялась потерять работу. Она утверждает, что только в двух актах её подлинная подпись, а в остальных – кто-то за неё расписался.
Итак, печальный итог всех этих афёр таков. Экспертиза установила, что на строительстве Центра ещё не выполнены работы на 1 миллиард 062 млн. 597 тыс. 509 тенге. При этом перечислено ТОО «ЗАК Сервис» было 2 миллиарда 986 млн. 720 тыс. 204 тенге из 3 миллиардов 286 млн. 719 тыс. 720 тенге. Обратите внимание: стоимость невыполненных работ практически равна сумме похищенных средств. И уже более четырёх лет недостроенный центр стоит без присмотра, никому не нужный, и даже то, что всё-таки построено, приходит в негодность.
Целых четыре года шло до суда и это громкое уголовное дело. С 17 июня 2013 года Шаяхметов и Пак находились под арестом. 10 сентября 2014 г. суд возвратил дело прокурору г. Астаны для дополнительного расследования и проведения повторной экспертизы. 28 ноября этого же года подозреваемым изменили меру пресечения на денежный залог. С 27 февраля 2017 года они вновь взяты под арест, и только 2 мая районный суд №2 Алматинского района столицы вынес приговор. За растрату, хищение чужого имущества, совершённое группой лиц по предварительному сговору: Паку – 7 лет 6 месяцев лишения свободы, Шаяхметову – 7 лет. Обоим – конфискация имущества и лишение права занимать должности на государственной службе в течение 5 лет. В солидарном порядке с них должен быть взыскан ущерб государству в 895 млн. 235 тыс. 606 тенге. Им дан месяц для добровольного погашения ущерба. Приговор не вступил в законную силу, осужденные могут обжаловать его в апелляционной инстанции, чем, конечно, обязательно воспользуются.

Вопросы после приговора
Суд состоялся. Конечно, будет ещё и апелляция, и Верховный суд. Но даже после окончательного приговора ставить точку в этом деле рано. Вопросов остаётся много, очень много.
Начнём с того, что осуждены только исполнители. Шаяхметов и Пак совершили преступление, причём заведомо знали, что идут на преступление, подписывая фиктивные документы, и организуя оплату за не сделанную работу. Объяснение, что они боялись потерять работу, или, что всё равно бы акты подписали другие – это детский лепет. Да, они преступники, и наказание для них заслуженное.
А где же «другие лица»? Где владелец фирмы ТОО «ЗАК Сервис» Руслан Жумагулов? Ведь именно его имел в виду суд, когда говорил о «другом лице», вступившем в преступный сговор с целью получения выгоды, именно «другое лицо» придумало схему хищения государственных средств, вовлекло в эту схему сотрудников своей фирмы и должностных лиц министерства! Но это самое «другое лицо» почему-то не привлекли даже в качестве свидетеля. Почему? Не допрошены в суде и бывший директор ТОО Киреев, а ведь именно через него проходили и документы, и просьбы о скорейшем подписании актов. Странно всё это. Конечно, тот же Руслан Жумагулов может сказать, что никаких указаний подписывать липовые акты он не давал. И знать ничего не знает, всё это наговор. Типа, кто он такой, чтобы указывать вице-министру. Ну и что, что его отец в то время был министром, а Шаяхметов и Пак его подчинёнными? Действительно, прямых доказательств нет. Просьбы, звонки – всё это, судя по приговору, исходило от Киреева. Был лишь один разговор между Шаяхметовым и Русланом Жумагуловым. Но для того, чтобы раскрутить все эти «зацепки» и существуют правоохранительные органы, это уже дело следователей.
Ещё один вопрос – а деньги где? Паку и Шаяхметову присуждено возместить ущерб государству почти в 900 млн. тенге. Возможно, что они его возместят, но гораздо вероятнее, что дело это безнадёжное. У руководителей такого уровня, как правило, нет имущества, записанного на их имя. Они прекрасно понимают, что делают, и знают, что их, по выражению Президента, всегда можно «взять за руку и привести» куда надо. Под арестом, например, находятся 2 автомобиля, принадлежащих Паку – «Мерседес» и ГАЗ – 3302 415. Но такой имущественный актив – это несерьёзно для погашения колоссальной суммы ущерба. 900 млн. тенге – это почти 3 млн. долларов. Вряд ли у осуждённых найдётся имущество на такую сумму. И в колонии таких денег они не заработают.
Но ведь, исходя из приговора, сами они этот почти миллиард тенге себе в карман не положили. Они лишь способствовали тому, что эти деньги через различные фирмы были превращены в наличность и похищены «другими лицами». Опять «другие лица». Ничего утверждать нельзя, но элементарная логика подсказывает, кто может быть этим «другим лицом». Конечно, вряд ли само «другое лицо» снимало наличность в банке. «Другое лицо», вероятнее всего, нигде не засвечено. Но ведь у нас есть целая служба финансовой разведки, можно, наверное, проследить путь денег до «конечного бенефициара»! Не вывезли же за границу чемоданы наличности! Всё это можно сделать, или, хотя бы попытаться сделать. Но почему-то не сделано. В итоге всё может завершиться тем, что ущерб взыскан так не будет, а похищенные деньги так и останутся у тех, кто их похитил. А может быть, они их уже легализовали, и что-нибудь на этот миллиард приобрели? В стране ведь второй этап приватизации идёт. Или просто наслаждаются жизнью. Море, пальмы и цветы, девушки в бикини…
Следующий вопрос – а что же будет с многострадальным центром? Простоял он четыре года, что же ему, и дальше «век одному качаться»? Этот вопрос мы задали нынешнему министру образования и науки РК. Хотя ответ есть уже в приговоре суда. Сотрудники министерства говорят, что готовится передача недостроенного центра в распоряжение местного исполнительного органа, т.е. областного акимата ВКО. Ну, хорошо, передадут. Сама процедура передачи займёт немало времени. Вряд ли такой «геморрой» обрадует руководство области. Ведь даже на его консервацию нужны средства, объект необходимо хотя бы как-то охранять. Сейчас он стоит совершенно без присмотра, даже сторожевой дворняги нет, и только отдалённость спасает его от мародёрства. А чтобы достроить – это же, какие деньги нужны! Если там еще работ более чем на миллиард по ценам 2013 года, то по нынешним реалиям это уже два миллиарда как минимум. Где брать деньги? В местном бюджете вряд ли найдутся. Значит, нужно обращаться за помощью в Астану. Пока все эти бюрократические процедуры пройдут, пока выделят деньги, пока конкурс объявят и т.д. – это ещё год-два протянется. А за это время, возможно, новый автозавод на другой окраине Усть-Каменогорска уже построят, а кадры так и не будут подготовлены, и сама идея и предназначение строящегося центра так и не будут реализованы. Судьба других подобных центров более счастливая. Недавно телеканал «Хабар» показывал Центр подготовки кадров для нефтегазовой отрасли в Атырау. Он работает, готовит специалистов.
Ещё один момент, наводящий на размышления. Даже внешний вид, хотя и недостроенного центра, очень впечатляет. Это просто гигантское сооружение! Почти «египетская пирамида». А зачем такой гигантизм? Центр состоит из 13 объектов! Это и общежития, и столовая, бассейн, актовый и спортивный залы, мастерские, учебные корпуса, гаражи, склады… И всё – внушительных размеров, огромных площадей. Понятно, что общежития, столовая – необходимы, ведь центр межрегиональный, здесь будут учиться и приезжие. Конечно, нужны и мастерские, актовый и спортзал. А для чего бассейн? Не у каждого высшего учебного заведения, университета или института имеется такая база! А ведь здесь будут готовить не инженеров, не управленцев. Это всего лишь центр по подготовке и переподготовке кадров технического и обслуживающего труда для машиностроительной отрасли, именно так он официально называется. В советское время такие заведения назывались учебными комбинатами. Были они гораздо скромнее, но задачу свою выполняли, рабочие кадры для промышленных предприятий готовили. Почему же в данном случае пошли по пути гигантомании? Тех же слесарей – сборщиков можно подготовить и без плавания в бассейне. Вообще сегодня явно видна тяга к гигантомании. Руководство регионов, ведомства, похоже, так и норовят построить нечто громадное. Разгадка такого странного влечения, наверное, кроется в сумме бюджета. Чем величественнее здание или сооружение, тем больше денег выделяется на его строительство. Ну, а дальше вы уже сами понимаете. В конкретном примере с центром подготовки кадров для машиностроения из трёх миллиардов почти миллиард был похищен.
Кстати, в суде ведь рассматривалась история ещё одного строительства. И ещё на одном объекте хорошо погрели руки. В мае 2012 года в Усть-Каменогорске началось строительство общежития на 500 мест для студентов ВКГТУ им. Серикбаева. В тендере победила компания «Токжан», обязавшаяся построить общагу за 9,5 месяцев и на сумму 641,2 млн. тенге. Это строительство также курировал Пак. И здесь на арену выходит «Другое лицо». И здесь та же схема. «Другое лицо» в сговоре с Паком и владельцем фирмы «Токжан» Б. Тукубаевым составляют фиктивные акты выполненных работ. Уже в декабре 2012 года были составлены акты на 208 млн. тенге, хотя, как выяснилось позднее, реально работы были сделаны лишь на 110 млн. В итоге, с учётом аванса в 30%, всего через фиктивные акты и дальнейшее перечисление средств различным фирмам, «другими лицами» были сняты и присвоены наличные деньги в сумме более 101 млн. тенге. Которыми они, как сказано в приговоре, «распорядились по своему усмотрению». Материальный ущерб государству составил более 97 млн. тенге. Правда, в этом случае владелец фирмы «Токжан» Тукубаев был признан виновным и в феврале 2016 г. осуждён. И в отношении «Другого лица» дело выделено в отдельное производство. Так что в данной истории, возможно, мы узнаем имя и фамилию «Другого лица», и даже возможно, что это «Лицо» понесёт наказание. Более благополучный и финал этого строительства. Общежитие всё-таки было возведено, хотя завершала стройку уже другая фирма. С ТОО «Компания Токжан» договор был расторгнут. Хотя и в этом случае вопрос о том, будет ли компенсирован ущерб, остаётся открытым. Сумма не такая громадная, но, тем не менее.
Вот такие хищения произошли только на строительстве двух объектов и только в одном, не самом крупном городе страны. Что же творится в масштабах всего Казахстана! Об этом можно только догадываться. Ведь не все хищения становятся известны, и не все расхитители несут наказание.
Может быть, именно из-за скандального Центра подготовки кадров для машиностроения и студенческого общежития в Усть-Каменогорске и был отправлен в отставку 2 сентября 2013 года бывший министр образования и науки Бакытжан Жумагулов. После этого он вообще исчез с политического и делового Олимпа страны. Чуть позже журналисты интересовались его судьбой, и спрашивали, не является ли он фигурантом громкого уголовного дела о хищениях при строительстве. Финансовые полицейские тогда особо подчеркнули, что не является.
Да, некогда взошедший на самую вершину, Бакытжан Жумагулов теперь всего лишь учёный. Напомним, что долгое время, с 2005 года, он был в руководстве партии «Нур Отан», являлся первым заместителем председателя партии. Был заместителем председателя Мажилиса, руководителем фракции «Нур Отан». С 2010 года – министр образования и науки до 2 сентября 2013 года. Сейчас – президент Национальной инженерной академии РК. Хотя, наверное, и это хорошо для бывшего министра, в бытность которого были выявлены миллиардные хищения, да ещё на строительстве объекта, которым занималась фирма его сына.
Ну, и в конце немного о приятном. Суд вынес частное постановление о поощрении следователей Национального бюро по противодействию коррупции Д. Куракбаева, Д. Ертайлакова, А. Шевченко. Они так тщательно подготовили все материалы досудебного расследования, составляющие 20 коробок, что суд не испытывал никаких затруднений при рассмотрении уголовного дела. Хорошо, когда люди хорошо работают!

Денис Данилевский
  • 0
  • 03 июня 2017, 00:49
  • Flash

Комментарии (1)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.