Ярмарка, как боевая операция

8 апреля аким ВКО Даниал Ахметов побывал на ярмарке сельхозпродукции Глубоковского района. Такие ярмарки еженедельно проводятся в Усть-Каменогорске возле торгового центра «Fresh Market». В Семей также каждую субботу привозят свою продукцию КХ прилегающих к городу районов.
Даниал Кенжетаевич был возмущён увиденным, а ещё более – услышанным от горожан. Жители областного центра пожаловались главе области, что стоимость продуктов, указанная на ценнике, не соответствует реальности. Так, мясо, якобы по цене 1300 тенге за килограмм, на самом деле продаётся по 1600, а то и по 1800 тенге!
Кстати, эта проблема уже застарелая. Об этом говорят ещё с момента открытия коммунального, или, как его в обиходе называют горожане, «муниципального» рынка «Жардем». Его открывали с целью организации торговли по более низким, чем на обычном рынке, ценам. Достигнуть этого планировалось за счёт низкой аренды торговых мест и исключения перекупщиков. Однако, ничего хорошего из этой идеи не получилось. На первых порах цены действительно держались ниже, чем на соседнем Центральном рынке, а потом продавцы стали писать для комиссии одну цену, а продавать по другой. В итоге сейчас никакой разницы между частным и государственным рынком практически нет.
С этой же целью стали проводить и ярмарки выходного дня.
-Когда ярмарки проводились возле «Сулпака», там постоянно дежурили работники из акимата, проверяли соответствие цен, — говорит жительница Усть-Каменогорска Элеонора Беляева. – А когда перевели к «Fresh Market», контроля вообще не стало, наверное, чиновникам туда далеко ездить. Никакой разницы в ценах с рынком нет.
— Цены одинаковые, что на рынке, что на ярмарке, — делится своими наблюдениями Людмила Болотова. – На рынке выбор больше, а если приехать в конце торговли, то можно сторговаться подешевле. Я больше на ярмарку не езжу. Однажды мне в мякоть умудрились завернуть кость, а заплатила я как за мякоть. В этой суете и толчее проглядела, хотя всегда прошу полностью показать мясо. Дай Бог здоровья тому, кто меня обманул. Не зря говорят, что обучение платное. Вот и меня лишний раз научили. На рынке не торопясь выбираю, всё осматриваю, и потом решаю – покупать или нет. Не пойму этого ажиотажа вокруг ярмарок, делать там нечего.
В понедельник, 10 апреля, аким области на аппаратном совещании не скрывал своего негодования.
— Акимы районов к ярмаркам выходного дня подходят очень формально. Управление сельского хозяйства также недостаточно работает над этим вопросом. Аким Глубоковского района и его первый заместитель получили по строгому выговору. Если я еще раз узнаю о таком же отношении, то они уйдут в отставку. К такой же ответственности и такому же наказанию будет привлечен мой заместитель Дуйсенгазы Мусин. Мною дано поручение акимам городов Усть-Каменогорск и Семей, депутатам и общественным советам обязательно присутствовать на этих мероприятиях и контролировать цены. Факты привлечения к районным ярмаркам продавцов из Усть-Каменогорска и Семея будут караться.
Крестьяне хотят продавать свою продукцию из районов, пусть они и продают по вменяемым ценам. Ряд акимов районов облегчили себе задачу, устроили кормушку, что недопустимо, и что я увидел в прошедшую субботу. Местная полиция должна выявлять перекупщиков. На ярмарке в следующую субботу лично проверю.
Глава области также распорядился, чтобы на ярмарке были контрольные весы. И извинился перед горожанами за обман покупателей на ярмарке.
Итак, похоже, ярмарка теперь превращается в некую спецоперацию, подобную чуть ли не боевой. Оценка, данная акимом области проведению ярмарок, совершенно справедливая. Действительно, нужно принять меры, чтобы исключить из ярмарочного процесса перекупщиков, поставить за прилавки самих крестьян, продавать продукцию по ценам, ниже, чем на рынке, и дать возможность покупателям проверить правильность веса. Из всего этого перечня проще всего поставить контрольные весы. А вот бороться с перекупщиками и дать возможность крестьянам напрямую реализовать свою продукцию – такую задачу ставил практически каждый новый аким области. Даже государственное предприятие создавали для прямого закупа сельхозпродукции на селе, и специальный рынок открыли. Но перекупщики как были, так и остались. Ну, поймают перекупщика, покупающего оптом тонну мяса. За что его наказывать? Это официально разрешённая деятельность! Да что говорить о перекупщиках мяса, если у нас чуть ли не вся экономика построена на перекупке! У нас даже электроэнергию ухитряются перекупать, и перепродавать дальше, при этом, не имея в штате фирмы ни одного электромонтёра!
Конечно, после нагоняя со стороны главы области, и предупреждения о персональной ответственности, вплоть до увольнения, на ярмарке будут дежурить и акимы городов и районов, и их заместители. Сюда же подтянутся и депутаты, и общественный совет, и полиция. Это же сколько народа нужно задействовать, чтобы за прилавок встали сельчане, и чтобы еще до ярмарки у них не скупили оптом мясо местные продавцы! Выходит, что у каждого прилавка нужно поставить контролёра из числа госчиновников или общественников, чтобы отслеживать цены. Действительно, ярмарка становится, чуть ли не главной задачей всех властных структур.
Между тем, почему-то никто не задаётся простым вопросом, на который уже давно пытаются найти ответ журналисты нашей газеты – почему выделяются солидные субсидии в миллиарды тенге специально для удешевления продукции, а удешевлённых продуктов не найти? В управлении сельского хозяйства нам ответили, что такую продукцию можно приобрести на… ярмарке! Таких продуктов даже аким области не смог найти!
— Свекла стоит 150 тенге! – возмущается наша читательница Элеонора Беляева. – Как только закончилась торговля через стабилизационный фонд, так сразу овощи взлетели в цене в 2-3 раза! Власти объясняют, что в прошлом году мало закупили овощей в этот фонд. Да кто же делает так закупки, что в марте уже всё закончилось? А до осени придётся покупать всё втридорога на рынке.
Да, кроме ярмарок, стабилизационного фонда, да пресловутых меморандумов о сдерживании торговой наценки больше ничего власти придумать не могут. Есть ещё уже упоминавшиеся субсидии для удешевления продуктов. Но так и непонятен механизм их действия, и то, как же достигается главная цель – это самое удешевление? И вряд ли ещё что-то придумают власти в нынешней экономической системе. Капитализм подразумевает свободное ценообразование, которое регулируется только спросом и предложением. Регулируемых цен у нас практически нет, а если и есть, то их применение стремительно сокращается. Отменено регулирование стоимости бензина, тарифов на услуги для субъектов, доминирующих на рынке. Да и те цены, что регулируются – постоянно растут с одобрения государственных регулирующих органов. Так, монополисты теперь могут повышать тарифы чуть ли не ежемесячно, если у них возникают «чрезвычайные обстоятельства». А к таким обстоятельствам относятся, например, повышение стоимости угля, или бензина. Поскольку цена угля и бензина никак не регулируется, то и повышать их можно в любой момент. А далее – уже по цепочке. Что и произошло в Усть-Каменогорске и ВКО после повышения стоимости угля на разрезе Каражыра. Следом подорожали практически все тарифы на коммунальные услуги.
Ну, а на продукты можно повышать цену каждый день, и даже каждый час. Интересно, что ещё в 2010 году правительство приняло постановление «Об утверждении перечня социально значимых продовольственных товаров». Этот перечень был принят в целях реализации Закона РК «О государственном регулировании агропромышленного комплекса и сельских территорий», принятого еще в 2005 году.
27 марта этого года в это постановление были внесены изменения. В частности, из перечня социально значимых товаров убрали такие продовольственные товары, как баранина с костями, свекла, чай чёрный гранулированный, сыр сычужный твёрдый, вермишель и лапша, перловая, манная, и овсяная крупы. Теперь этот список выглядит так: мука пшеничная I сорта, хлеб пшеничный из муки I сорта (формовой), рожки (весовые), крупа гречневая (ядрица, весовая), рис шлифованный (круглозерный, весовой), картофель, морковь столовая, лук репчатый, капуста белокочанная, сахар белый (песок), масло подсолнечное, говядина (лопаточно-грудная часть с костями), мясо кур (бедренная и берцовая кость с прилегающей к ней мякотью), молоко пастеризованное (2,5% жирности в мягкой упаковке), кефир (2,5% жирности в мягкой упаковке), масло сливочное (несолёное, не менее 72,5% жирности, без наполнителей и растительных жиров), яйца куриные (I категория), соль поваренная пищевая (кроме «Экстра») и творог (5-9% жирности).
А какая же польза народу от этого списка? – спросит читатель. Да никакой. Ведь цены на перечисленные социально значимые товары не регулируются. Они лишь подлежат мониторингу, для тех, кто не знает значения этого мудрёного слова, поясним, что цены на них отслеживаются местными властями. И всё. Каждый житель, у кого кошелёк не трещит от денег, прекрасно знает, каковы цены на эти «социально значимые товары». У меня в руках рекламный буклет фирмы «Эмиль», призывающий купить молочные продукты этого производителя в период «небывалых скидок», только с 8 по 10 апреля. Творог 5% жирности, 400 граммов, стоит 485 тенге, но в дни «небывалых скидок» можно приобрести всего за 472 тенге. Масло сливочное, 72,5% жирности – 2700 тенге, со скидкой – всего за 2358 тенге за килограмм. Кефир 2,5% — 300 тенге за литр (в твердой упаковке), скидка – 282 тенге.
Про говядину или куриное мясо не будем говорить, зачем бередить раны? А что происходило в прошлом году с таким «социально значимым товаром», как сахар белый (песок) – все хорошо помнят, цена взлетала до 400 – 450 тенге за килограмм! Так в чём тогда смысл составления такого списка? Зачем принимать заведомо неработающее постановление?
Мораль же сей басни такова: цены на продукты, как впрочем, и на всё остальное, росли и будут расти. И чисто административный нажим, пусть даже и с участием силовых органов, с сотнями контролёров, не поможет. Такова реальность.

Денис Данилевский
  • 0
  • 28 апреля 2017, 23:26
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.