Банк ядерного топлива – это почти курорт!

В этом усиленно пытались убедить работники Ульбинского металлургического завода немногочисленных горожан, собравшихся на общественном слушании по размещению на заводе Банка ядерного топлива. Простите, банка низкообогащённого урана, как рекомендует говорить руководство АО «УМЗ».
Теперь мы осведомлены, не только как правильно «обозвать» БЯТ, но и о том, что гексафторид урана не только совершенно безопасен для здоровья, но и даже полезен!

Так, уже после окончания слушаний, в кулуарах, кто-то из умэзэвцев даже убеждал в том, что теоретически гексафторид урана даже …. можно есть! Опешившие от такого известия простые горожане не сразу догадались попросить подтвердить это утверждение на практике. А что – доказывать ведь нужно личным примером! Из истории известно, что в 1990 году полковник Петрушенко, избранный депутатом Верховного Совета СССР, чтобы доказать полную безопасность подземных ядерных испытаний, сам, на глазах у многочисленных журналистов, искупался в озере, возникшем на месте воронки от ядерного взрыва. Вот это личный пример! Кстати, полковник жив и здоров, сейчас живет в Беларуси. Так что и в этом случае безвредность гексафторида урана и возможность употребления его в пищу хорошо бы доказать наглядно.
Конечно, нас удивил не только этот неизвестный науке факт. Уже перед самым общественным слушанием было понятно — неладно что-то в «датском королевстве». Опять та же песня –пригласили на слушания лишь представителей местных исполнительных органов и заводской проектной организации, партии «Нур Отан», профкома и работников АО «УМЗ», а из СМИ – присутствовали только мы и республиканская газета «Экспресс К», и всё! В общем, объективность оставляет желать лучшего, да и кому она нужна? По итогам столь честного и открытого слушания, никого не удивляют цифры: 36 участников проголосовало «за», восемь «против» и пятеро «воздержались». Интересно, что большинство голосов «за» поступило из числа работников АО «УМЗ». Впрочем, обо всём по порядку.

— В соответствии с пунктом 3, статьи 57 Экологического кодекса РК, по проектам, реализация которых непосредственно может повлиять на окружающую среду и здоровье граждан, проводится общественное слушание, — заявила представитель городского акимата, руководитель «Отдела предпринимательства Усть-Каменогорска» Кымбат Акажанова. — Сегодня на общественном слушании присутствуют жители города, разработчики документации и представительные органы. Информация о проведении слушания доведена до общественности посредством публикаций в СМИ: областных и городских газетах.

Последнее высказывание, мягко говоря, неправда. Многие СМИ не знали об этом процессе, не то, что жители. И обращались позже к нашей газете, хоть за какими-то разъяснениями. Стоит отметить, что именно наше издание стало инициатором справедливого общественного слушания, о чём неоднократно говорило — а всё, как горохом об стену. Опять тот же официоз и почти никакой общественности, про простых жителей города я молчу. На мой вопрос — почему такая плохая осведомлённость (информация о слушании была на двух сайтах: акима города и АО «УМЗ»), мне заявили: мы действовали в рамках Экологического кодекса, и что нам теперь возле каждого дома объявление расклеивать? А как же стандартный набор публикаций о мероприятии: газеты «Дидар» и «Рудный Алтай». Судя по возмущенным комментариям жителей в интернете, которые не знали о важном заседании, такие объявления не очень эффективны. К примеру, в 2012 году на дискуссионной площадке по обсуждению банка низкообогащенного урана журналисты также упрекнули компетентные органы в слабой информированности об этом горожан и СМИ.

Итак, отвечаем, статья 57 Экологического кодекса пункт четвертый предусматривает следующее — «порядок проведения общественных слушаний устанавливается уполномоченным органом в области охраны окружающей среды и должен определять»: указание способа информирования населения (расклейка афиш в определенных местах, публикация в газетах, организация выставок с представлением планов, чертежей, таблиц, графиков, моделей); определение способа, которым осуществляется консультация населения (письменные представления, опрос населения).

Понятно, что никакой опрос населения не проводился и проводится не будет. Потому что, это не выгодно власть имущим и самим инициаторам размещения БЯТ в Усть-Каменогорске.

Естественно, собравшиеся говорили и о нашумевшем событии, когда в праздник Наурыз произошло ЧП на бериллиевом производстве АО «УМЗ». Людская молва гласила — на заводе случилась страшная авария, и даже горел склад с кислотой. Эти слухи поспешили опровергнуть.

— 22 марта текущего года в корпусе №24, это вспомогательный корпус бериллиевого производства, произошло возгорание кровельного материала, — сообщил директор по технической подготовке АО «УМЗ» Андрей Быков. — Сотрудники вызвали отряды пожарной охраны, которые приступили к тушению. Это произошло в 00.30 минут 22-го числа. Площадь возгорания составила 300 квадратных метров, приехавшими пожарными территория кровли была локализована, чтобы пламя не распространилось на остальные участки. Тушение, на самом деле, очень сложное, потому что кровля многослойная. Причины возгорания сейчас устанавливаются, будет создана комиссия в органах ЧС с привлечением наших специалистов, которые будут устанавливать причину возгорания.

Однако, вернёмся к обсуждаемому проекту. Как возник банк низкообогащенного урана, и кто, собственно, заварил эту кашу?

— В 2006 году фонд «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» выступил с предложением создания Международного банка ядерного топлива под эгидой МАГАТЭ, — рассказал директор по сбыту АО «УМЗ» Александр Ходанов. — В конце июля 2011 года от РК в МАГАТЭ была подана официальная заявка о намерении разместить банк НОУ МАГАТЭ на своей территории. Были предложены две площадки — это территория АО «УМЗ» и бывшего Семипалатинского ядерного полигона. После чего была проведена техническая миссия экспертов МАГАТЭ с целью осмотра заявленных площадок. По результатам этой процедуры предпочтение отдали площадке Ульбинского металлургического завода.

Всего было проведено 25 раундов переговоров, состоялось 15 технических миссий экспертов МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии). Квинтэссенцией послужила дата 27 августа 2015 года, когда в Астане был подписан пакет соглашений.

— НОУ МАГАТЭ означает низкообогащенный уран, принадлежащий МАГАТЭ в связи с функционированием банка для хранения гексафторида урана с обогащением урана — 235 до 5%, — пояснил директор по сбыту АО «УМЗ» Александр Ходанов. — По сути, банк представляет собой хранилище с 60 тоннами цилиндров гексафторида урана. Учитывая, что в каждом цилиндре находится до полутора тонн урана, то всего в банке будет хранится не более 90 тонн урана или гексафторида урана. Этого количества достаточно для одной полной загрузки активной зоны реактора мощностью 1000 мегаватт. Гексафторид урана является исходным сырьём для производства топливных таблеток, которые выпускают на АО «УМЗ» более 40 лет.

Любопытная деталь вырисовывается по самой подготовке общественных слушаний. Для того, чтобы нам дали трибуну, мы заранее, еще 18 марта отправили заявку на выступление в данном слушании. Вечером в этот же день, в квартиру Алексея Божкова — редактора Агентства правовой информации и журналистских расследований «Витязь», пожаловали господа полицейские. С подробным расспросом — что и зачем вы собираетесь там говорить. Вот вам и демократия, граждане! В нашей стране не приветствуется такое, стоит высказаться, и всё – ты в «черных списках». Как там: один народ, одна правящая партия и, следовательно, одна судьба… А тут такой проект, главное, ведь выгоды для нас с вами никакой, зато имидж для страны! Вспомнят ли о нём, если, не дай Бог, произойдёт катастрофа? Да, не до пресловутой репутации будет, можно с уверенностью предположить, что круг власти побежит в первую очередь спасать себя любимых.

— Вы ссылаетесь на группу экспертов МАГАТЭ, сделавших вывод в независимой оценке о том, что ядерная безопасность будет обеспечена, — подчеркнул редактор Агентства правовой информации и журналистских расследований «Витязь» Алексей Божков.
— И вот вам мой ответ: МАГАТЭ всю свою историю, на мой взгляд, была и будет марионеточной конторой, которая напишет лишь то, что угодно управленцам сильных государств. И вся ваша гражданская оборона, при этом, ничего не значит.

Как сработала гражданская оборона при аварии на бериллиевом производстве Ульбинского завода 12 сентября 1990 года? Я был школьником, и в тот день занятия никто не отменил. Часть моих одноклассников дошла до школы и вернулась. Мы красили окна дома до моей школьной смены. Лишь приехавший отец, находившийся в момент аварии на территории СЦК, пресек этот идиотизм.
Где была ваша хваленая гражданская оборона в Припяти, в апреле 1986 года после аварии на Чернобыльской АЭС, когда сутки не объявлялась эвакуация, лишь бы показать, как все здорово и распрекрасно?
Где были независимые эксперты МАГАТЭ, когда академик Легасов на своем публичном выступлении толкнул им «липу» о том, что ядерное топливо осталось внутри поврежденного реактора? Лишь в 1990-х годах Чичерин со своей командой выявил, что топлива внутри нет, а все оно было выброшено наружу при взрыве.
Где ваши хваленые эксперты сейчас, когда АЭС Фукусима льет радиоактивную воду в мировой океан?

С чего вы вообще взяли, что МАГАТЭ нужна наша безопасность? Считаю, что, в совокупности с ничтожной гражданской обороной, когда город сначала покинут все чиновники, а потом уже дойдет очередь до убогого мужика, МАГАТЭ закроет на все глаза, как закрыла глаза на вывоз радиоактивного металла из зоны отчуждения Чернобыля. Посмотрите журналистские расследования на эту тему – там, в зоне заражения, практически не осталось техники!

Это официальное мероприятие обещало стать таким, как подобает фиктивному слушанию с соблюдением строгих канонов — собрать, как было сказано выше, побольше работников АО «УМЗ» и, если другие оппоненты будут высказываться крайне негативно, то отвечать им, что они не правы, несут чушь, да и образования соответственного у них нет. При чём тут образование? Мы, как представители общественности, в соотношении явного меньшинства, высказали свою точку зрения, и кто знает, если в зале присутствовали не только работники предприятия, наверняка, люди бы нас поддержали. Алексей Николаевич тщательно изучил вопрос размещения БЯТ, просто многим не понравилось, что мы не «дифирамбы пели». Нам, нашим детям жить в такой чудовищной экологии, где даже исследования на должном уровне не проводились.

— Гексафторид урана транспортируется по железной дороге, таким образом, он поступает на наш склад, корпус 695/696, — отметил директор по сбыту АО «УМЗ» Александр Ходанов. — Гексафторид перевозится на таких флэтреках по размеру — это открытый двадцатикубовый контейнер, на каждом флэтреке может размещаться до четырёх цилиндров с гексафторидом урана. Гексафторид урана транспортируется в специальной защитной упаковке.

Разгромил речи, звучащие из официальных документов, редактор Агентства правовой информации и журналистских расследований «Витязь» Алексей Божков:

— Я не увидел в тексте ни слова о том, кто отвечает и каким образом будет организована транспортировка гексафторида урана. Ощущение такое, что он окажется внезапно сразу на складе. При наличии такого уровня коррумпированности в стране и низкого профессионализма специальных служб, ничто не помешает остановить состав и произвести отцеп вагона где-либо на тихом разъезде, чтобы выгрузить ваши упакованные цилиндры.

Мало того, вы провезете эти цилиндры через всю область и город на железнодорожной платформе, а прием будет осуществляться лишь на ж/д станции УМЗ. То есть, никакого контроля во время транспортировки не будет — все возлагается на транспортирующую сторону. При этом вы умудряетесь расхваливать упаковку цилиндров с ГФУ, но упоминаете о том (цитирую), что «внешние поверхности не имеют выступающих частей, что не допускает скапливание воды и не представляет трудности для дезактивации». Если все столь замечательно, тогда, почему на этом сделан акцент? От чего вы собираетесь дезактивировать упаковку, если выход ГФУ в атмосферу исключается, как об этом сказано ниже?

Не вижу я в вашем документе ни слова о том, как будет осуществляться защита склада после того, как данный объект станет прицельным для мирового терроризма. Подозреваю, что сотрудники полиции, в подавляющем большинстве привыкшие лишь обирать водителей на дорогах, устроят в городе подобие комендантского часа, когда после определенного времени носа на улицу не высунуть. И всюду будут ходить стукачи, не допускающие никакого вяканья против чего-либо. Иных способов защиты, на мой взгляд, у нас не придумано…

Далее, вы пишете (цитирую): «Все цилиндры 30В с ГФУ при поступлении в АО «УМЗ» на хранение в склад НОУ МАГАТЭ будут проходить входной контроль для подтверждения безопасности. Утечки, трещины, сильная деформация, дефект клапана или заглушки, сломанное или погнутое кольцо жесткости или юбки основания, а также другие повреждения, которые могут снизить безопасность цилиндра, являются причиной отказа для размещения их на территории АО «УМЗ».

И вот тут, вновь вопросы: Первый. При обнаружении подозрений, вы опять, через город и область повезете его обратно? С утечками и прочим? Второй. Кто дает гарантию целостности упаковок в принципе? Третий. В районе промышленной площадки проходит маршрут авиации, кто даст гарантию защиты от атак с воздуха? Или, вы будете отрицать 11 сентября в Нью-Йорке и недавний суицид пилота, управляющего самолетом с пассажирами? Кто-либо изучал вопрос, сколько иностранных пилотов управляют воздушными судами в РК? Кто они, и каковы могут быть их задачи?

Вопрос из зала: У нас очень много пустых зданий, не функционирующих, почему бы там не разместить БЯТ?

— Наши установленные здания были построены до введения нового стандарта, — ответил директор по технической подготовке АО «УМЗ» Андрей Быков. — В 2006 году в РК был установлен новый стандарт по сейсмичности. До этого времени здания строились на сейсмичность в шесть баллов, а начиная с 2007 года, все здания должны возводить сейсмическую устойчивость в семь баллов. Для того, чтобы старые здания привести в соответствие с новыми правилами, нужно провести их модернизацию с точки зрения сейсмостойкости. Модернизация будет в несколько раз дороже, чем строительство нового здания.

От себя добавим, если не терпится разместить банк низкообогащенного урана — разместите его на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона. Странно, почему этот вариант, устраивающий всех и во всех отношениях, не понравился МАГАТЭ? И почему МАГАТЭ решило за нас, что уран нужно размещать именно в Усть-Каменогорске? А еще лучше, как отметил Алексей Николаевич, разместить БЯТ в Астане, в подвале Министерства энергетики.

Большинство устькаменогорцев, (если их спросить) будут против БЯТ! Кстати, несколько лет назад, когда шли только разговоры о Банке, инициативная группа во главе с жительницей города Гаухар Ботабаевой при поддержке известного общественника Леонида Карташева собрала около 3000 подписей против создания в Усть-Каменогорске банка ядерного топлива. Кто-нибудь учёл это мнение горожан?!
Вот, что сейчас думает об этом народ (обсуждение на сайте yk.kz):

«Что тут скажешь!?!? Нас — горожан, тут вообще никто не слушает. Спросили бы 100 коренных жителей, и я уверен абсолютно все 100, были бы против. Город, который не хочется покидать, но бежать придётся».

«И кто же эти 36 участников… Озвучьте этих антигероев народа!».

«То, что богатые страны не хотят оставлять у себя этот «безопасный» груз, уже о многом говорит».

«Ключевые слова:" Они выделят сто пятьдесят миллионов в американской валюте." Это же сколько своровать можно будет при строительстве. А потом опять уголовные дела по фактам хищения, опять не качественное строительство хранилища и т.д.».

«ВСЁ!!! ПИШИТЕ ПИСЬМА. И почему ни одна общественная организация, ни одна партия не поставила своей целью добиться запрета на строительство ни одному горожанину не нужного банка. Почему наши партии и депутаты не отстаивают интересы горожан Усть-Каменогорска? Кто из депутатов на своей предвыборной агитации затрагивал тему экологии? Надо требовать от них, чтобы выполняли обещанные заявления, чтобы собирали списки с горожан».

«На общественных слушаниях размещение банка ядерного топлива поддержали… 36 участников общественных слушаний. В ВКО 36 человек что ли всего живет? О каких общественных слушаниях идет речь, если голосует 36 человек?».

«На эти общественные слушания не пригласили ни одного учёного, ни одного эколога из тех, кто против создания БЯТ в Усть-Каменогорске. Узким кругом решили общенациональный вопрос. После таких вот управленческих решений пропадает всякое желание быть сторонником власти. Политическая ошибка, иначе это не назовёшь».

«А можно фамилии, должности и место жительства «героев» озвучить. Хотелось бы знать. А еще лучше баннер повесить на дворце спорта с фотографиями. Город должен знать своих героев».

Пусть граждане знают, кто и зачем одобрил этот проект. Хорошее предложение, действительно надо знать своих «героев» в лицо, разместите баннера, уважаемые чиновники и прочие господа, да так, чтобы на каждом углу и закоулке, их было видно. Как в предвыборные часы за тридевять земель буквально сверкали плакаты партии «Нур Отан». А проголосовали «за», как мы уже сообщали, в основном работники УМЗ. Они защищали свои корпоративные интересы. Но и даже среди них нашлись те, кто хотя бы воздержался. Да, тех, кто отстаивал законные права устькаменогорцев на запрет БЯТ, на такой закулисной игре было меньшинство, но мы выразили свою точку зрения, думая о будущем нашего прекрасного города, а не о тугом кошельке и тем более имидже.

Странно получается, что экологи вроде бы должны быть на стороне граждан, а выходит иначе. Так, Дмитрий Корешков, ведущий специалист ТОО «Центр экологической безопасности» поддержал размещение низкообогащенного урана в центре города, ещё и хвалебную речь произнёс из разряда «всё будет хорошо». Кстати, в городе он больше известен как популярный хоккеист. Может быть, ему лучше делать заявления по хоккейной тематике?

Вот, что думают по этому поводу казахстанцы: «Настораживает тот факт, что «Независимые экологи Усть-Каменогорска оказались в числе тех, кто поддержал этот проект», может они не такие уж и независимые...? С нашей коррупцией и головотяпством такие проекты непозволительны так как могут привести к республиканской катастрофе!».

Вот что значит болеть за хоккей, но не болеть душой за судьбу города и людей. Достаточно вспомнить серию терактов в Брюсселе, которые произошли совсем недавно. И понять, что изначально мишенью для террористов были именно бельгийские атомные электростанции. В представляющем угрозу всему миру т.н. «Исламском государстве» уже вовсю говорят о «ядерном джихадизме». Об этом сообщают мировые СМИ. Если произвести атаку на ядерные объекты, то жертв будет в десятки, сотни раз больше, чем после терактов в Париже или Брюсселе.

Мы считаем, что в этом управленческом решении по размещению БЯТ должны поставить точку именно простые жители Усть-Каменогорска. В истории немало примеров, когда именно активная жизненная позиция граждан дала отпор сиюминутным интересам руководящих кругов. В ближайшее время мы намерены предпринять все возможные шаги, чтобы признать эти слушания незаконными. Думаем, что на этот раз гражданская позиция людей не останется в стороне.

Анжелика Бакирова

От редакции. Многие жители города хотят знать пофамильно, кто же проголосовал «за» размещение Банка ядерного топлива. Почему-то никто не ставит вопрос – а кто-же проголосовал «против»? Ведь, по сути, они сделали все возможное, чтобы защитить горожан. Мы сообщаем их фамилии. Анжелика Бакирова, Дмитрий Алексеев, Ксения Фоминская – сотрудники газеты «Flash!», Алексей Божков – редактор Агентства правовой информации и журналистских расследований «Витязь», Элеонора Беляева, Татьяна Ерёменко – читатели газеты «Flash!», Татьяна Нетунаева – руководитель молодежного экологического центра «Кругозор».
К сожалению, имя восьмого проголосовавшего «против», нам неизвестно. Надеемся его узнать после опубликования на сайте УМЗ протокола слушаний. Спасибо этому человеку за его принципиальную позицию.
  • 0
  • 27 марта 2016, 15:10
  • Flash

Комментарии (1)

rss свернуть / развернуть
комментарий был скрыт

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.