САМОУБИЙСТВО КАК СПОСОБ ДОКАЗАТЬ НЕВИНОВНОСТЬ

Когда подсудимого Даурена Ибраева оправдали первый раз, прокуратура, преследуя непонятные нам цели, посредством апелляционной инстанции Восточно-Казахстанского областного суда, вернула дело на новое рассмотрение. Наверное, пытались добиться объективности. Но добились только нового оправдательного приговора, вынесения частного постановления в придачу, да еще всех участников событий выставили в негативном свете. И не устроил такой итог людей в погонах – вновь появился на свет апелляционный протест!

Позиция прокуратуры
Мы уже рассказывали об этой истории в №7 от 8 апреля 2010 года. Вкратце повторим, что история была связана с якобы издевательствами дежурного воспитателя Даурена Ибраева над несовершеннолетним воспитанником Белоусовской спецшколы. И сей сомнительный факт даже затмил издевательства над семерыми несовершеннолетними со стороны должностного лица!
После вышедшей в свет публикации, Восточно-Казахстанская областная прокуратура прислала нам письмо, в котором рассказывалось о том, как прокуратура «держит руку на пульсе»: предшествовала уголовному делу тщательная проверка, преступление было установлено. А суд, мол, грубо нарушил нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, в том числе искажая показания свидетелей.
Кстати, уже отмечалось, что органы прокуратуры могут обсуждать даже решения, вступившие в силу! Мухамеджан Пакирдинов, председатель Восточно-Казахстанского областного суда давал по этому поводу комментарий нашему журналисту. А тут уже следуют фразы типа «грубого нарушения», «часть доказательств исследована поверхностно». И, по сути, идет обвинение в необъективности.

Позиция суда
Но, дело «протекло сквозь пальцы» блюстителей – Глубоковский районный суд, при вынесении приговора отмечает, что предъявленное обвинение не нашло своего подтверждения. И указывает почему. Во-первых, несовершеннолетний потерпевший по данному делу вновь, уж не знаем который раз, поменял показания. Еще на первом рассмотрении, он то обвинял воспитателя, то отказывался в суде от показаний и извинялся, а то и вовсе заявлял о том, что его заставили оговорить воспитателя. Теперь же он опять начал повторять все ту же историю сначала, только уже «сбивчиво, непоследовательно и противоречиво».
Во-вторых, предысторию суду рассказала бывшая работница спецшколы: сбежавших воспитанников поймали и привезли часть из них в багажнике автомашины. Затем их заставили раздетыми сидеть на корточках с руками за головой на солнцепеке, как в фашистском лагере, а около них прохаживался директор. Она сняла все на мобильный, отослала в органы, а потом это «отозвалось» на воспитателе, севшем на скамью подсудимых по надуманному (вывод из исследуемых материалов) преступлению, потому что кое-кто посчитал, что это он снял на мобильный этот эпизод.
В-третьих, за подсудимого выступили практически все свидетели, кроме некоторых, чьи показания также различны и противоречивы. Но, тут нет чего-либо требующего пристального внимания.

Должностные лица

Зато показания некоторых должностных лиц очень и очень интересны. Н.А. Кондратьева, старший помощник прокурора области, говорила, что проводила проверку по факту массового побега несовершеннолетних из спецшколы в июне 2009 года, и никто ей не жаловался на какое-либо насилие (хотя видеозапись уже должна была быть в областной прокуратуре). Как никто не жаловался и проводившей работу главному специалисту отдела попечения и оказания помощи детям Департамента по защите прав детей. А в августе вдруг «всплыла» история с жестоким обращением со стороны воспитателя аж 29 мая!
Л. Д. Уфимцева, старший инспектор по делам несовершеннолетних Глубоковского РОВД признала, что события, рассказанные работником спецшколы, имели место. Она действительно, приехав в спецшколу, видела всю картину издевательств над несовершеннолетними. Но меры, воспользовавшись статьей 177 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Казахстан, дающей ей эти полномочия, не приняла (об этом, почему-то и ДВД ВКО, и прокуратура ВКО молчат, несмотря на то, что факт налицо). Вместо этого, она потом, мерами прокурорского реагирования, провела проверку и вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении директора школы! Мало того, в тот день часть несовершеннолетних незаконно поместили в центр изоляции! Уфимцева на суде признала, что действия «были неправомерными». И за эти действия, как нам пояснили в ДВД ВКО, она была наказана в соответствии с трудовым законодательством.
Дознаватель Халелов также отличился. Постановление о продлении дознания, как мы говорили еще в прошлой статье, не было утверждено, и дознание проходило после истечения срока с 21 августа по 25 октября. И 25 октября оно еще не было утверждено. Капитан Д.А. Халелов, дознаватель Глубоковского РОВД в суде заявил, что адвокат хитростью подменил бумаги. Зато экспертизой было установлено, что на следующем листе дела имеются соответствующие вдавленные штрихи, а это показывает, что запись «Ознакомлены 25.10.2009г. Постановление о продлении срока дознания не утверждено. Поэтому сроки истекли», была сделана прямо тут же, в подшитых материалах. И как можно в подшивку подложить листок? Зато суд установил, что «задним числом» постановление утвердил Е. Мамырбаев, зам. начальника по службе Глубоковского РОВД. И, соответственно, уже обвинительное заключение считает недействительным.
Но, Халелов получает выговор не за это, а за то, что несвоевременно провел допрос обвиняемого и за отсутствие в деле сведений об ознакомлении с постановлениями о назначении судебно-психиатрических экспертиз!..

А был ли мальчик?
Кстати, обвинение постоянно утверждает о том, что воспитатель заставил отжиматься воспитанника, причиняя ему боль в правой руке, которая неправильно срослась после перелома семилетней давности. Экспертиза показала, что движение в правом локтевом суставе в полном объеме, а хирург, допрошенный в качестве специалиста, пояснил, что боли быть не могло, потому, что «кость срослась нормально, функции правой руки не нарушены». Соответственно, было опровергнуто даже неправильное срастание кости!!!
Воспитанники спецшколы, ставшие свидетелями того, чего, как потом выяснилось, не было, на обоих процессах постоянно путались в своих же показаниях. Все находились в одном месте, но, один видел, как воспитатель заставлял потерпевшего отжиматься, другой утверждает – отжимались все! Третий видел потерпевшего заплаканным, четвертый утверждает, что никто не плакал!!! То над потерпевшим издевался воспитатель, а потом выясняется, что воспитанники соревновались в отжимании, а воспитатель давай их ругать за это!!! А кто-то вдруг вспомнил, что 29 мая потерпевшего били в туалете воспитанники, за то, что он не умеет подтягиваться.
Гособвинение пыталось даже апеллировать к показаниям воспитанника, который в «авторитете» среди остальных, и к которому, якобы, обращался дежурный по режиму, чтобы тот уговорил всех изменить показания. А «авторитет» взял, да и в суде от всего отказался, как это отмечено в приговоре: не знаю, не видел, никто не обращался!
И постоянно, если верить приговору (а у нас нет оснований не верить), показания кардинально менялись и все больше «наводили тень на плетень». И уже складывается впечатление, что все забыли, о сути дела (было ли издевательство вообще?), а только и занимаются выяснением чего-то своего и защищают свою честь. Ведь издевательства надо доказывать, а тут все построено только на одних домыслах и показаниях, да и то меняющихся с быстротой молнии. Так что выяснения вскоре превратились в мыльную оперу, основными действующими лицами в которой оказались втянутые многочисленные люди в погонах, которые, ну никак, принципиально, не могут признать, что дали маху и привлекли к ответственности невиновного!
К тому же суд отметил, что пока шел процесс, полицейские выезжали в спецшколу для проведения процессуальных действий, что суд оценил, как вмешательство в отправление правосудия. Это и остальные нарушения подвигли суд на вынесение частного постановления. В нем отмечено незаконно проводившееся дознание по делу, служебный подлог (смотри выше), фальсификация документа, вмешательство органов в отправление правосудия, недоумение суда о том, что прокуратура Восточно-Казахстанской области не нашла достаточных оснований для возбуждения уголовного дела по факту издевательств над несовершеннолетними, которым были причинены куда более тяжкие страдания.
Также суд посчитал далеко не случайным, что 17 марта 2010 года воспитанники, все до одного, сбежали из спецшколы, избив двух работников, которым были причинены серьезные телесные повреждения. И в то же время «взрослые дядьки и тетки вместо того, чтобы заниматься надлежащим воспитанием несовершеннолетних, учиняют разборки между собой, в результате в орбиту их склок втягиваются дети» (цитата из постановления). Поэтому суд обращает внимание Генерального прокурора, Министра образования на нарушения и предлагает Генеральному прокурору дать правовую оценку действиям директора спецшколы и других лиц, решить вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении капитана Халелова. О принятом решении сообщить в суд.

И вновь прокуратура…
Конечно, районная прокуратура не согласилась ни с приговором, ни с частным постановлением. На все это был вынесен апелляционный и частный протест. В частном протесте утверждается, что выводы суда в части процедуры дознания и следствия не соответствуют нормам уголовно-процессуального законодательства, а с неутвержденным постановлением все нормально. И получается, что суд вроде бы настолько глуп, что даже закона не знает!
В апелляционном протесте говорится, что все показания всех свидетелей подтверждают вину воспитателя, показания потерпевшего менялись только один раз, а показания «авторитета», мол, изложены в приговоре суда неверно. Вроде как на самом деле он говорил прямо противоположное. И так далее, в том же духе, обходя острые углы. Только теперь прокурор просил не вернуть дело на новое рассмотрение, а оправдательный приговор отменить и вынести новый обвинительный приговор, которым признать виновным и назначить 1 год ограничения свободы. Вскоре должно было быть рассмотрение в областном суде.

Можно ли дожить до справедливости?
Оправданный, который всегда старался держаться спокойно, и который верил в справедливость, а нам регулярно сообщал о текущих событиях, после судебного процесса вдруг пропал. А совершенно недавно раздался звонок телефона и нам сообщили страшную новость – потерявший веру в справедливость уже оправданный 35-летний Даурен Ибраев гражданин Республики Казахстан, защищаемый Конституцией и уймой Законов, получив на руки протесты прокурора, покончил жизнь самоубийством.
И теперь уже делом чести для родных должно быть привлечение к уголовной ответственности всех участников этой истории за доведение до самоубийства. Необходимо добиться, чтобы «перетрясли» весь Глубоковский район. Чтобы больше неповадно было других терроризировать. Надеемся, что В. Асанов, адвокат, который упорно и надежно стоял на защите гражданина, в то время как многие другие могли махнуть рукой на происходящее, окажет помощь родным погибшего в этом.
Кстати, в деле стали уже появляться «бывшие»: давал показания в суде Ж. К. Амодилов, бывший заместитель прокурора Глубоковского района, не утвердил постановление Е. А. Игенов, бывший начальник Глубоковского РОВД (орган дознания). Возможно, что «бывшие» в связи с переводом – не знаем. Мы надеемся, что остальные действующие лица тоже станут бывшими, только в связи с увольнениями, ведь оставлять так дело нельзя. Уж слишком Глубоковский район любит прогреметь на всю страну громкими скандалами, связанными с деятельностью силовиков! А теперь к их рядам уже примкнул и надзорный орган.
Не лишним было бы подумать еще вот над чем: Казахстан уже больше полугода председательствует в ОБСЕ. И за эти полгода казахстанцы так и не почувствовали какой-то пользы для себя, каких-то улучшений в своей жизни. И если до вступления в ОБСЕ Казахстан обещал навести порядок внутри себя, а по прошествии полугода граждане доказывать свою невиновность вынуждены путем самоубийства, то чего нам следует ждать, когда Казахстан уже не будет лидером в этой международной организации?

Алексей БОЖКОВ
  • 0
  • 06 августа 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.