Образование, или игры вокруг образования?

Кому нужно «два в одном»?
«Восточно-Казахстанский государственный университет им. С. Аманжолова и Восточно-Казахстанский государственный технический университет им. Д. Серикбаева будут объединять в одно высшее учебное заведение» — такие слухи упорно гуляют не только по аудиториям и коридорам ВКГУ и ВКГТУ, но и среди горожан. К нам в редакцию и пришли специалисты высшего образования, обеспокоенные этими тревожными слухами. Дело доходит даже до того, что начинают уезжать в университеты Астаны и других городов преподаватели, и не просто преподаватели, а доктора и кандидаты наук. Люди просто не могут находиться в состоянии неопределенности, и принимают предложения других ВУЗов. И понять их можно. А вдруг объединение состоится? Будут ли они востребованы в новом учебном заведении?
Обсуждая эти слухи, многие сходятся на том, что если такое объединение состоится, то последствия будут просто катастрофическими для высшего образования областного центра. Несмотря на обилие всевозможных высших учебных заведений, университетов, институтов, филиалов, и прочих, два наших государственных университета остаются ведущими. И будут оставаться таковыми, ведь их фундамент заложен многие десятилетия назад, когда в Усть-Каменогорске появились педагогический и строительно-дорожный институты. Два института были базой высшего образования в городе и области, и славились далеко за их пределами. И только в новейшее время стали появляться многочисленные новообразованные ВУЗы. Стать равноценными с двумя университетами, имеющими давние традиции, прекрасную материальную базу, квалифицированный профессорско-преподавательский состав, таким новообразованиям, конечно, трудно и практически невозможно. Объединить два университета в один – совсем не означает, что появится суперуниверситет с удвоенным потенциалом. Тут, скорее, сработает формула 1+1=0.
Мы решили обратиться в то ведомство, которое может принять такое решение – в министерство образования и науки. В министерстве нас заверили, что таких планов нет. Вопрос об объединении ВКГУ и ВКГТУ не поднимался и не рассматривался, — сообщает пресс-секретарь министра А. Шокпаров. Это хорошо. А то в погоне за пресловутой оптимизацией расходов можно таких дров наломать, что потом долго разгребать придется.
Борьба за гранты

А как вообще обстоят дела в высшем образовании, чем живет эта важнейшая отрасль? Конечно, в беседе с читателями мы не могли обойти острые темы.
Не секрет, что в условиях сокращения доходов населения из-за кризисных явлений, основная ставка делается на государственные образовательные гранты. Кроме снижения доходов основной массы казахстанцев, для образования важен еще один фактор. Сегодня за студенческую скамью садится поколение, родившееся в середине 90-х годов прошлого века. Какое это было время – не нужно напоминать. В эти самые годы и случился страшный демографический провал, народ перестал рожать детей, не до этого было. Так что студентов нынче просто физически мало. Да еще серьезнейшую конкуренцию составляют российские ВУЗы. Выпускники едут учиться в Россию, имея в виду перспективу получения гражданства и шанс «зацепиться» в Российской Федерации. Об угрозе утечки студентов за пределы Казахстана заговорили всерьез на самом высшем уровне. Все эти факторы поставили казахстанские университеты и институты перед серьезным вызовом времени.
Как, например, распределены государственные образовательные гранты на нынешний 2015-2016 учебный год? Почему столь неравномерно распределены гранты между двумя университетами Усть-Каменогорска — в пользу технического университета?
Наши читатели обращают внимание, что распределение большего количества грантов в пользу ВКГТУ им. Д. Серикбаева совпало по времени с моментом, когда будущий ректор ВКГТУ Ж. Шаймарданов еще работал в министерстве образования директором департамента высшего и послевузовского образования и международных связей, но уже знал о предстоящем назначении на должность ректора. В связи с этим они задают вопрос – не было ли в данном случае использования своего служебного положения или это простое совпадение?
В министерстве образования такое предположение отвергают сходу: «Относительно заявлений об использовании служебного положения Ж.Шаймардановым сообщаем, что при определении перечня вузов для размещения госзаказа на 2015-2016 учебный год в июле текущего года он не работал в МОН РК, также не является членом Комиссии. Таким образом, данное заявление не соответствует действительности».
Далее министерство поясняет, как все происходит с госзаказом. Формирование государственного образовательного заказа основано на заявках государственных, местных исполнительных органов и национальных компаний с учетом потребностей отраслей экономики.
А размещение госзаказа проводится через конкурс, для этого образуется специальная комиссия, в которую входят работники министерства, других ведомств и общественных организаций. Среди критериев отбора кадровое и материально-техническое оснащение ВУЗов, уровень квалификации педагогов, обеспеченность литературой, научный потенциал, наличие общежитий, столовых, медпунктов, спортзалов, образовательных программ, востребованность и трудоустройство выпускников, инновационные образовательные технологии. Вот сколько критериев! Вроде бы все должно быть по справедливости. Однако, почему-то возникают вопросы. Ведь гранты – это вопрос работы ВУЗов, их существования.
Итак, комиссия делает свои выводы, а министерство на этом основании утверждает перечень ВУЗов, в которых размещается госзаказ. При этом чиновники министерства обращают внимание, что абитуриенты самостоятельно указывают желаемую специальность в университете или институте.
А еще есть такой фактор, как государственные приоритеты. Сейчас, например, в приоритете технические специальности. И понятно почему – специалистов по техническим направлениям катастрофически не хватает. Так, на 2015 год на базе 10 ВУЗов был размещен госзаказ на 1900 мест для подготовки кадров в профильной магистратуре, в том числе в ВКГТУ – 124 места.
Есть еще и специальные государственные проекты. Так, начал действовать проект «Мәңгілік ел жастары — индустрияға!». Это проект обучения выпускников школ Южного Казахстана, где большая численность населения, в ВУЗах северных и восточных регионов страны, где, напротив, население сокращается, и трудовых ресурсов не хватает. Напомним, что этот проект активно продвигал еще в бытность акимом ВКО Бердыбек Сапарбаев. Став вице-премьером, он дал ему дополнительный толчок. Так вот, на 2015-2016 учебный год в рамках этого проекта выделено 5000 грантов по педагогическим, техническим, сельскохозяйственным и ветеринарным специальностям на 19 ВУЗов Казахстана. ВКГТУ получил 450 мест по техническим специальностям, ВКГУ – 180 (педагогические), Семейский госуниверситет – 305 (педагогические, технические и сельскохозяйственные).
Налицо явное преимущество технического университета – почти 10% от всего количества грантов. А сможет ли ВКГТУ принять 450 студентов с юга? Хватит ли мест в общежитиях? Ведь сразу нужно расселить полтысячи ребят. По имеющейся у нас информации на первых порах были трудности с жилищным вопросом. На сегодня, как сообщает министерство (по информации самого ВКГТУ), все поступившие по этому гранту студенты заселены в общежития. А в конце года университет планирует ввести в эксплуатацию новое общежитие на 500 мест, о чем уже сообщалось в местной печати.
Если уж говорить о ребятах – выпускниках из перенаселенных, или, как их еще называют, трудоизбыточных южных регионов, то к этим выпускникам вообще непонятное отношение. С одной стороны их по специальной программе направляют на учебу северные и восточные районы страны. А с другой – почему – то Кызылординскому государственному университету имени Коркыт – Ата выделяют наибольшее количество государственного заказа для подготовки слушателей подготовительного отделения – на целых 150 слушателей! А вот ВКГУ, например, получает госзаказ только на подготовку 80 слушателей. А Павлодарский госуниверситет всего на 50 слушателей. Как известно, слушатели подготовительных отделений – это потенциальные студенты этого же вуза. Выходит, что таким распределением госзаказа министерство стимулирует ребят из южных регионов оставаться учиться дома. А государственной программой вроде бы желает направить их на обучение в северные и восточные края? Где же логика? Или правая рука не знает, что делает левая?
Все это хорошо. Но, все-таки, почему ВКГТУ в распределении грантов практически в абсолютных лидерах? «Это обусловлено спецификой проекта (развитие индустрии), а также тем, что он является единственным техническим вузом региона», — разъясняет министерство. И тут же себе противоречит, ведь несколькими строчками выше сообщается, что гранты на технические специальности выделены и Семейскому ГУ им. Шакарима.
Итак, если технический университет специализируется на технических специальностях, то ВКГУ, по логике министерства, должен специализироваться на гуманитарных, в данном случае педагогических. Кстати, потребность в педагогических кадрах в Восточном Казахстане довольно большая. Согласно данным управления образования ВКО, направленным в министерство образования еще в январе этого года, молодых специалистов ждут 329 вакансий. Однако в рамках того же проекта по обучению выпускников южных регионов, вузам ВКО выделен госзаказ всего лишь на 235 мест, из них 180 – для ВКГУ, который является несомненным лидером по качеству подготовки педагогов. Ведь университет продолжает славные традиции педагогического института.
Между тем, дефицит учителей будет нарастать. Ведь школы сейчас выходят из последствий демографического провала. Мало выпускников, и это сказывается на работе ВУЗов, но начальные и средние классы уже практически переполнены. Ведь с начала 2000-х годов, когда стала улучшаться экономическая ситуация, стабилизировалось политическое положение в стране, рождаемость пошла вверх. И где же брать учителей, если число грантов не растет? Особенно учителей точных и естественных предметов? И как выполнять поручение Президента о переходе к преподаванию ряда предметов на казахском и английском языках, начиная с 2020 года? Зачем в свое время закрыли педагогический университет в Семее? При таком малом количестве грантов в тяжелом положении может оказаться и ВКГУ. Между тем, в том же техническом университете готовят специалистов и по гуманитарному профилю. Может быть, в таких непростых условиях действительно перейти на специализацию вузов и учитывать ее при распределении грантов? И пусть «пироги печет пирожник, а сапоги тачает сапожник»?
Филиалы и представительства

А сколько еще «подводных камней» у казахстанского высшего образования! Мало того, что молодежь едет учиться в Россию, но российский диплом можно получить, и, не покидая дома, в филиалах российских вузов. Что же здесь плохого? — скажет читатель. Вроде бы ничего, если бы этот процесс проходил в рамках закона. Еще в мае этого года лично министр науки и образования Аслан Саринжипов сообщил, что в Казахстане официально действует только филиал Московского госуниверситета им. М. Ломоносова. Всем остальным филиалам российских вузов направили письмо об их несоответствии казахстанскому законодательству и отзыве лицензии. Наверное, это правильно. Поскольку на деле в филиалах кроме громкой вывески больше ничего и не было. Располагались они в приспособленных помещениях, в них преподавали местные кадры, естественно, никто из Москвы или Санкт-Петербурга не приезжал в Казахстан на преподавательскую работу. В подобных филиалах слабая материальная база, отсутствие библиотек и т.д. По сути, это обман родителей, и обман детей, яркая приманка в виде диплома ВУЗа РФ. А знания на деле даются гораздо хуже, чем в наших учебных заведениях, и уж тем более несопоставимые с «материнским» вузом.
Казалось бы, порядок наведен. Но вот в Усть-Каменогорске, к примеру, совершено свободно действует филиал Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ). Специалисты высшего образования говорят, что филиал произвел набор абитуриентов, часть из которых не набрала в ходе ЕНТ даже проходной балл для поступления в ВУЗы Республики Казахстан, что является нарушением законодательства страны. Возможность обучаться в филиале является «лазейкой» для бывших учеников, не получивших хороших знаний в средней школе. В июле этого года министерство направило в вузы страны письмо о необходимости принятия мер по предотвращению оттока студентов в российские учебные заведения. Но при этом образовательное ведомство закрывает глаза на фактически незаконную деятельность филиалов российских вузов.
Пока ситуация с филиалом МЭСИ и ему подобными — в замороженном виде. Они продолжают работать, их никто не трогает. И в скором времени их деятельность вновь станет вполне законной. Как сообщает министерство, «для упорядочения образовательной деятельности филиалов вузов, в том числе Усть-Каменогорского филиала «Московского государственного университета экономики, статистики и информатики», разработан проект Соглашения между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о филиалах образовательных организаций высшего образования Российской Федерации в Республике Казахстан. На сегодняшний день данный проект соглашения находится на согласовании в Министерстве образования и науки Российской Федерации».
Непонятная ситуация не только с филиалами вузов России, но и с некоторыми казахстанскими университетами и институтами. Так, еще в 2013 году по решению суда была прекращена деятельность Восточно-Казахстанского регионального университета (ВКРУ). Однако сразу же на базе ликвидированного ВКРУ появляется представительство Казахского гуманитарно – юридического инновационного университета, в этом же здании. Сам университет находится в Семее. Что такое «представительство» — не совсем ясно, такого понятия нет в законодательстве об образовании, речь может идти только о филиале. Данное представительство и функционирует как полноценный филиал вуза, ведет обучение студентов как на дневном отделении, так и по заочной форме обучения по 28 специальностям, большинство студентов ВКРУ продолжают обучение уже под новой вывеской. Между тем, согласно закону, деятельность филиала возможна при наличии самостоятельной лицензии.
В министерстве ничего особенного в этом не увидели. Только сообщили, что часть студентов ВКРУ после ликвидации были переведены в ВКГУ, ВКГТУ, и КазГЮИУ г. Семей. Но ведь вопрос стоял об обоснованности работы представительства КазГЮИУ в Усть-Каменогорске!

В пользу частников?

Было время, когда частное высшее образование делало только первые шаги. И тогда бытовало мнение, что «монстры» в лице государственных вузов не дадут, мол, подняться частным учебным заведениям. Потом, наоборот, схватились за голову – частных институтов и университетов стало столько, что каждый райцентр по количеству вузов мог тягаться с мировыми столицами. По числу обладателей институтских и университетских дипломов за первые годы рыночных реформ мы, наверное, вышли на одно из первых мест в мире. Вот только такие «дипломированные специалисты», приходя на работу, с трудом представляли, на какую кнопку нужно нажимать, и вообще, нужно ли нажимать, а то вдруг взорвется. Увидев, что знания таких «специалистов» не дотягивают даже до уровня профтехучилища, их стали гнать с работы. В итоге мы вышли на еще одно из первых мест в мире – по количеству безработных с высшим образованием. Вот только это высшее образование очень смахивало на самое низшее.
Когда ситуация стала уже гротескной, чиновники образования поняли, что нужно что-то делать. Прошлись по всем новоявленным университетам, и выяснили много интересного. Среди университетов были даже такие, которые умудрялись размещаться в двух-трехкомнатных квартирах в обычных жилых домах. А вся материальная база таких храмов знаний состояла в нескольких компьютерах. При этом назывались они очень помпезно: если уж не Всемирный, то, на худой конец, какой-нибудь Центральноазиатский. Хотя, вряд ли чиновники сделали для себя открытие. Возникает вопрос – как такие «университеты» могли получить лицензию? Впрочем, ответ на такой вопрос сегодня знают даже малыши детсадовского возраста. Ведь не стали же правоохранительные органы разбираться и наказывать тех, кто выдал разрешительные документы таким вот псевдовузам! Закрыть их закрыли, но, сколько денег было заплачено родителями за такое вот образование! И никто не стал отзывать дипломы. Десятки тысяч недоучек так и ходят – бродят по стране, и даже где-то работают. Не посадили ни одного учредителя таких вузов. Проехали – и ладно.
Сегодня ситуация такова, что уже государственные вузы впору защищать от недобросовестной конкуренции со стороны частных. Прежде всего, от демпинговых цен. Ведь плата за обучение в частных учебных заведениях на порядок ниже, чем в государственных. Хотя такого быть не должно! По закону затраты организаций высшего и послевузовского образования на одного обучающегося должны быть не менее размера образовательного гранта. На сегодня в государственных и частных вузах эта сумма должна быть не менее 345 тысяч тенге.
Что же предпринимает министерство, чтобы выровнять ситуацию? Судя по ответу — ничего. Так, нам сообщают, что министерством было направлено письмо вузам страны о необходимости предоставить сведения о стоимости обучения. И вузы прислали информацию, что стоимость соответствует норме – не ниже образовательного гранта. Правильно, кто же сам себя будет «закладывать»! Проводить проверки министерство не хочет, советует нам, журналистам, «в случае, если известны факты снижения стоимости обучения в конкретных вузах, вы можете проинформировать МОН РК для принятия дальнейших мер». Так вы тогда, господа чиновники, делитесь с нами своей зарплатой, если мы за вас будем работу делать! Больших усилий для выявления таких фактов не нужно: проверьте договора, поступления в кассу и на счет вуза, посмотрите, наконец, рекламу. Но и этого они не хотят делать, вот если журналисты на блюдечке с голубой каемочкой все преподнесут, тогда, может быть, меры и будут приняты. А может, и не будут.
Не интересует вопрос по деятельности филиалов российских вузов и демпинговых цен в частных институтах и Генеральную прокуратуру, которая призвана следить за соблюдением законности. На наше обращение это ведомство ответило стандартной отпиской, что письмо передано в министерство образования! Неужели Генеральная прокуратура уже переименована в «Казпочту»? Ведь это обязанность почтового ведомства – пересылать письма с одного адреса на другой. А обязанность прокуратуры – проверять обращения и выявлять нарушения законности!
Специалисты высшего образования, поведавшие о таком странном подходе в деле оплаты за обучение, рассказали еще об одной особенности в пользу частных вузов. Особенность эта не видна на первый взгляд, и не понятна не специалисту.
— При ВКГУ им. С. Аманжолова и ВКГТУ им. Д. Серикбаева ранее функционировали колледжи, что обеспечивало преемственность и непрерывную систему подготовки кадров. В этих колледжах имелась хорошая материальная база, сильные педагогические коллективы, но с 2013 года колледжи при этих вузах закрыты. К тому же, когда МОН РК приняло решение о закрытии колледжей в государственных вузах, то снисходительно отнеслось к тому, что колледжи в частных вузах продолжают работать. Между тем, утеряна цепочка «школа-колледж-вуз», при которой выпускники колледжа продолжали получать знания в родном вузе. Таким образом, частные вузы создают серьезную конкуренцию государственным вузам при прямом содействии министерства. Возникает вопрос, почему же частным ВУЗам разрешено вести подготовку специалистов в колледжах? Возможно, здесь поддерживаются интересы частных учебных заведений, которые готовят себе будущих абитуриентов еще с колледжей. Тем самым получая заведомо преимущественное положение при наборе студентов, — резонно считают преподаватели, обратившиеся к нам в редакцию.
И этот вопрос мы задали министерству. Но главное образовательное ведомство страны вновь не видит в таких явно двойных стандартах ничего особенного.
«В соответствии с Законом РК «О государственном имуществе» государственные вузы по организационно-правовой форме являются государственными предприятиями на праве хозяйственного ведения, которые осуществляют свою деятельность в области высшего и послевузовского образования.
В связи с этим государственные вузы не могут оказывать образовательные услуги в области технического и профессионального образования, т.е. иметь в своей структуре колледж» — сообщается в ответе министерства. Странно, что важнейшие вопросы образования не позволяет решить закон о государственном имуществе! Получается, что государственные вузы являются менее проворными именно из-за государственной собственности!

Пора прекратить игры вокруг образования

Вот только часть проблем современного высшего образования страны. Вся беда в том, что, как и в любой отрасли, где вращаются большие деньги, начинается борьба частных интересов, которые, как правило, не имеют ничего общего с интересами государства и общества. Деньги в вузы приходят вместе со студентом, будь это коммерческий студент, или обучающийся по гранту, по госзаказу. Но, оказывается, чтобы привлечь студента, недостаточно хорошей рекламы или идеальной репутации высшего учебного заведения. Немалую роль играют управленческие решения чиновников от образования, условия деятельности вузов, которые чиновники создают своими приказами и распоряжениями. Зачастую эти решения весьма далеки от главной задачи, которую должна выполнять вся система образования, и, особенно высшее образование – готовить квалифицированных специалистов для экономики страны. Как правило, закулисные игры вокруг стремления заполучить личную или корпоративную выгоду заходят слишком далеко. Пора прекратить такие игры вокруг образования и начать заниматься непосредственно образованием. А то ведь уже сегодня чувствуется, что пришло поколение недоучек с вузовскими дипломами. Но это пока еще «цветочки». Последствия действий недоучек еще сглаживаются поколением людей с фундаментальным образованием и высокой ответственностью. А вот когда недоучек станет больше, тогда, как говорят, пиши — пропало. Вот так и доиграемся.

Денис Данилевский
  • 0
  • 20 октября 2015, 10:45
  • Flash

Комментарии (2)

rss свернуть / развернуть
комментарий был скрыт

комментарий был скрыт

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.