АПОКАЛИПСИС НАЧИНАЕТСЯ или СЮРРЕАЛИЗМ В ДУХЕ САЛЬВАДОРА ДАЛИ

Невидимый враг, разнесенный ветром
«Проблема загрязнения территории Семипалатинского полигона – есть проблема загрязнения его плутонием» – именно такой главный вывод сделали в 1997 году 25 сотрудников специальной экспертной группы, состоящей из представителей Министерства обороны РК, Минздрава, Минатома РК и учёных радиевого института им.Хлопина (Санкт-Петербург, РФ). Более объективной и непредвзятой информации нет ни в Казахстане, ни в России, ни в ином – ближнем или дальнем зарубежье по сию пору. На основании исследований территории Семипалатинского ядерного испытательного полигона (СИЯП), они подготовили полный и всесторонний отчёт, и с их мнением считаются во всём мире. Практически всюду, кроме Национального ядерного центра (НЯЦ) РК, где о нём, похоже, предпочли забыть. Между тем, спецы первой величины, работавшие тогда на полигоне, рассчитали параметры всех зон, пораженных 500-ми ядерными взрывами, тщательно проанализировали радиационную обстановку. Причём, как непосредственно после взрывов (на основе воздушной и наземной разведок), так и гораздо позже. В общем, изучили, так сказать, в развитии. Вдоль и поперёк. И вынесли научный вердикт: «Ведущим фактором в рассматриваемых взрывах является альфа-активность плутония, что обусловлено его величиной, выброшенной при взрывах…» А выброшено его было и распылено над полигоном порядка 300 кг! Да что говорить про территорию СИЯП, если частицы плутония до сих пор находят в немалом количестве в Алтайском крае, в районе Красноярска, озера Байкал и Томска!
— Байкал за тысячи вёрст от Семипалатинска, а загрязнение плутонием в Иркутской области весьма серьёзно, – говорит доктор наук, профессор Леонид Рихванов. – Радиоактивные облака разнесли его повсюду после взрывов. Плутоний – невидимый враг! Но враг коварный и опасный, недооценивать его нельзя.
Подробное интервью по проблемам СИЯП Леонид Петрович Рихванов дал мне в Томске, в своём рабочем кабинете заведующего кафедрой Геоэкологии и геохимии Национального Исследовательского Томского Политехнического Университета. Вопросами радиационной безопасности занимается четверть века, и давным-давно составил чёткую «картинку» по странам бывшего Союза и самому полигону:
— Плотность выпадения плутония на СИЯП превышает все глобальные и мыслимые нормы! Я много времени провёл там, так что обо всём, что там творится – знаю не понаслышке. Во мне тоже сидит плутоний! Наверняка немало. И одному Богу известен мой срок… Поэтому заявляю официально: будет непростительной ошибкой открытие полигона для выпаса скота и землепользования. Выступая на научной конференции в Семипалатинске, я отметил, что сегодня надо реально оценить радиационный статус населения РК и РФ вблизи СИЯП. В Алтайском крае РФ есть регионы, где методом биодозиметрии (по эмали зубов) чётко установлена высокая нагрузка радиации. Это влияние Семипалатинского полигона. Сейчас начали составлять специальные карты, где всё подробнейшим образом отмечено – радиационный фон, и пр. Но пока таких карт ничтожно мало. И по Сибири, и непосредственно по СИЯП. По Семипалатинскому полигону нужна подробнейшая карта по плутонию, америцию, с учётом их альфа-фона. Ориентироваться только на гамма-фон, как это сейчас делают в НЯЦ – преступление! Пример: в Озёрске Челябинской области есть комбинат, занимающийся производством плутония. Так вот, там плутоний у людей везде – в костях, в печени… Они его вдыхают. А он имеет одно печальное свойство: накапливаться! Днями, месяцами, годами – до смертного порога. У каждого человека он свой. Другой пример: в Англии есть АЭС, так вот там плутоний обнаружен в мясе окрестных овечек. Соответственно, его нашли и у людей, употреблявших это мясо.
Л.Рихванов особо подчеркнул, что альфа-излучающие радионуклиды контролируются трудно. Стрелка обычного дозиметра даже не дрогнет вблизи 1000-кратного превышения дозы плутония! Нужны многочасовые дорогостоящие лабораторные исследования взятых проб. В НЯЦ РК, по уверению его руководства, такие исследования отчасти есть. Только двух последних лет, затраченных на изучение почвы, воды и воздуха, явно недостаточно. Леонид Петрович просто уверен, что в Ядерном центре слишком торопятся с передачей СИЯП в хозоборот – явно «педалируют тему»:
— Чиновнику важно усидеть в своём кресле 10-15 лет, а дальше – трава не расти… Или расти, но радиоактивная! Это касается чиновников от науки. В РФ есть большая группа учёных, обслуживающих ядерные корпорации. В их числе профессор Дубасов из Санкт-Петербурга. Так вот, они и про Чернобыль раньше, и про СИЯП сейчас говорят: безопасно! Ваши господа Кадыржанов и Лукашенко – их единомышленники. Я отношусь к другой группе учёных и неоднократно дискутировал с ними о вреде плутония и пр. Однако, аргументация у них одна, как у героя Чехова: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Такие «обслуживающие» выдают заключения, угодные «верхам». Вроде наших биофизиков при Минздраве РФ: «Вреда от ядерных программ никому нет!» При этом все они, и ваши и наши, прикрываются МАГАТЭ – это, мол, истина в последней инстанции… Между тем, многим памятен скандал 1998 -1999 гг., когда сотрудники МАГАТЭ выпустили постыдный труд, в котором, ничтоже сумняшеся заявили, что вреда здоровью людей от Чернобыля никакого якобы нет, «во всём виноваты паника и психосоматические болезни». А сегодня мы воочию видим прогрессирующие болезни щитовидки, других онкозаболеваний в Беларуси и прилегающих регионах России. К слову сказать, даже учёные Евросоюза завопили о «погрешностях» МАГАТЭ, когда их данные разошлись в три раза!
Поймите, к чрезвычайно опасной проблеме СИЯП нельзя относится шапкозакидательски. На самом деле всё гораздо сложней, чем нам пытаются нарисовать. Нужны длительные наблюдения радиоэкологов, медиков, биологов. Кстати, последние проводят эксперименты по цитогенетике, и их результаты гласят: есть генетические отклонения у живущих в районе полигона! В Казахстане этим занимается известный профессор Бегалиев. Но пока этих наблюдений недостаточно, нужны более обширные. Если плутоний включится в биологическую цепочку – случится катастрофа! Которая аукнется на детях и внуках. К атомной энергетике нужно относится, как это делал академик Вернадский: «С надеждой и опасением!» Не согласились бы с передачей полигона в хоздеятельность ни Игорь Курчатов, ни Андрей Сахаров! Они были думающие люди. Да и земли пока хватает – как у вас в Казахстане, так и у нас в России…
С мнением российского учёного согласен и уроженец Абралинского района, советник акима г. Семей Берик Кокпаев:
— Мы слышали, как г-н Кадыржанов (Ген.директор НЯЦ) поднимает вопрос о том, что территорию бывшего полигона, земли Дегелена можно отдавать под пастбища. Я не учёный, не врач, но думаю: там, где были сотни атомных взрывов, в том числе наземных, не может всё так быстро пройти бесследно. С этим мнением Кадыржанова я не согласен. Надо этот вопрос исследовать хорошо, выслушать мнения медиков, экологов, спросить у них: можно ли там пасти скот, открывать крестьянские хозяйства? Этим должны заняться Минздрав, Министерство окружающей среды, независимые эксперты. Доверять мнению одного НЯЦ я не могу. Ведь сколько людей пострадало от взрывов! У нас в селе Кайнар практически в каждой семье есть и больные, и умершие от онкозаболеваний. А где и по несколько человек на семью…
В тот момент Берик Кокпаев ещё не знал о страшной находке в Дегеленских горах, которые находятся всего в двух часах езды от его родного села Кайнар…

Форточки смерти
Горы Дегелена – этакий своеобразный оазис посреди бескрайней, выжженной солнцем степи. Горный массив, диаметров в 80 км. Там водятся горные козлы, рыси и иная живность. В ложбинах – густая трава до пояса, выросшая на обильных радиоактивных подземных водах. Между горными хребтами притаились многочисленные штольни, в которых когда-то проводились подземные атомные взрывы. По рассказам очевидцев, сами горы при взрывах раскачивало так, что они буквально двоились. Прямо как после «литра»… Многие горные вершины с тех пор потеряли свой первозданный вид, и больше смахивают на огромные кучи щебня. Привести их в первоначальное состояние взялись сотрудники НЯЦ РК и их дочернего предприятия ДГП «Байкал». Заодно взяли обязательство замаскировать, закамуфлировать все штольни, чтоб хоть с вертолёта, хоть со спутника никто и никогда не определил, где проходили ядерные испытания. Деньги на это получили, и немалые, но вернуть ландшафту первозданную красоту так и не удосужились. И россыпи булыжников, осколков каменных плит на горной гряде сейчас видно без бинокля, а местоположение штолен узрит даже неспециалист. На одной из таких штолен (с аббревиатурой «Р»-«Пи») горный инженер с 20-летним стажем Виктор Приятнов и обнаружил незакрытые скважины, которые без всякой натяжки можно определить, как ворота в ад. Дыры войны…
— Скважины не забетонированы, – поясняет Виктор Михайлович, – хотя сотрудники НЯЦ должны были провести эти работы больше года назад. А это значит, что угроза радиационного излучения так и не ликвидирована! Таких незаделанных штолен там много. Вырываясь наружу, изотопы оружейного плутония вредят здоровью населения Абралинского района, и так пострадавшего при испытаниях. По сути, сегодня возникла большая экологическая угроза для близлежащих населенных пунктов!
И это происходит, в первую очередь, в результате действий руководства НЯЦ, поставившего на ответственные участки работы непонятно как оказавшиеся там предприятия. К таким, например, можно отнести ТОО «Востокавтопром», допущенное к специальным работам, по имеющейся у нас информации, без лицензий и иных разрешительных документов. А работает на полигоне эта фирма свыше года! И вот ещё что любопытно: ранее, в Усть-Каменогорске она занималась, в основном, продажей запчастей на иномарки, а потом, внезапно, как по мановению волшебной палочки, принялась обеззараживать территорию полигона. И где только опыта набрались?!
Оказывается, территория СИЯП таит ещё массу «сюрпризов»! Мы узнали об ещё одной серьёзной опасности, о которой многие официальные лица как бы забывают. И, естественно, молчат. Это так называемые «могильники», которые со старых взрывоопасных времён хранят всякую радиоактивную дрянь.
— Не так давно, в 15 км от г.Курчатов мы обнаружили в земле некий шаровидный предмет, – рассказывает бывший директор Института радиационной безопасности и экологии Лариса Птицкая.- Детальное обследование «могильника» показало очень высокое загрязнение грунта. А удельная активность америция и плутония на поверхности этого шарика оказалась просто бешенной! Хочу отметить, что подобные объекты обнаруживаются десятками совершенно случайно, так как информация о них отсутствует. А разбросаны они по всему полигону. И о том, чтобы их все нанести на карту полигона, речь пока даже не идёт. В этом направлении тоже необходима долгая кропотливая работа.

Баллада о «Золотом тельце»
Вполне очевидно, что смертельная опасность от загрязнения территории СИЯП оружейным плутонием ни у кого не может вызывать сомнений. По образному выражению бывшего директора Института радиологии Бориса Гусева – «этого плутония там по колено!» Даже в буклете, выпущенном НЯЦ РК, в главе «Радиологическое состояние населенных пунктов» указывается, в частности, что «на сегодняшний день из-за высокой стоимости анализа недостаточно полно изучена обстановка по наиболее радиационно-опасному радионуклиду – плутонию. Имеющиеся данные показывают, что содержание плутония 239+240 на следах радиоактивных выпадений за пределами (!!!) СИЯП находится на уровне, в несколько раз превышающем фон глобальных выпадений».
Этот вывод, по сути, обязывает не уменьшать территорию полигона на 95%, как предлагает нынешнее руководство НЯЦ РК, а увеличивать! Поскольку даже за его пределами содержание плутония в несколько раз превышает норму. Что тогда говорить о его уровне в границах СИЯП…
Однако, несмотря ни на что – на протесты общественности и экологов, инициаторы проекта по передаче земель СИЯП в хозоборот неуклонно прут к своей цели. Идут по головам, а очень может быть, и по трупам людей, уже умерших от перенасыщения плутонием. Что же в таком случае двигает инициаторами проекта? В СМИ уже мелькала сумма в 1 триллион тенге, которую, по неофициальной информации, запросил Ген.директор НЯЦ К.Кадыржанов у родного правительства – на исследования и обеззараживание земель полигона. Потом, видать, аппетиты поумерили – и цифра несколько уменьшилась.
— Насколько дороги исследования, связанные с передачей земель СИЯП в народнохозяйственный оборот? – такой вопрос был задан заместителю Ген. директора НЯЦ Сергею Лукашенко. И вот что он ответил:
— Ну, не так уж и дороги. Один триллион тенге – это слишком, но по нашим расчетам на все исследования и работы, направленные на передачу земель СИЯП в народное хозяйство, в том числе и реабилитационные, потребуется 10-15 млрд. тенге. Сумма не маленькая, но и не умопомрачительная.
Однако, если передача земель все-таки состоится, и сделают это без твёрдых гарантий безопасности, с риском для жизни и здоровья людей – то надо будет признать, что от такой денежной суммы чьи-то умы всё же помрачились! Впрочем, думается, цифра эта далеко не окончательная. Когда её отработают (или отчитаются по бумаге), не исключено, что вновь заявят: «Дайте ещё!». Не всё, мол, исследовали и рекультивировали… А государство у нас богатое – поди даст… При всём при этом люди в деревнях и аулах Семейского региона, в большинстве своем, живут за чертой бедности – больше 10 тысяч тенге на душу населения в месяц и в глаза не видят.

Сергей Васильев
Курчатов – Семей –
Усть-Каменогорск – Томск
  • 0
  • 04 сентября 2010, 00:00
  • Flash

Комментарии (0)

rss свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.